Увеличение добычи ОПЕК: Россия заодно с Саудовской Аравией, Иран негодует

Увеличение добычи ОПЕК: Россия заодно с Саудовской Аравией, Иран негодует | Русская весна

Министры стран ОПЕК в Вене в пятницу пытались решить довольно сложную задачу: как увеличить добычу нефти, не выходя из сделки по ее ограничению, не обрушив цены, не допустив раскола в рядах картеля, а главное, не огорчив потребителей нефти. Решение задачи предложила Саудовская Аравия, и его поддержало большинство членов ОПЕК.

Оно предполагает, что страны ОПЕК будут просто соблюдать взятые на себя в октябре 2016 года обязательства по ограничению добычи на все 100%, и ни процентом больше.

При этом требование о выполнении квот не будет являться строгим. Это позволит странам, сильно сократившим производство нефти за последний год, оставаться на своих низких уровнях добычи, а странам, страдающим от ограничений, постепенно ее увеличивать. Это решение, с одной стороны, очень простое и красивое, а с другой — крайне непрозрачное и таящее под собой много подводных камней.

Лишний миллион

В декабре 2016 года на фоне низких цен на нефть страны ОПЕК договорились сократить добычу на 1,2 млн баррелей — до 32,5 млн баррелей в сутки. Одновременно ОПЕК заключила соглашение еще с 13 нефтедобывающими странами, не входящими в картель, о присоединении к ограничениям добычи в объеме 500 тыс. б/с. Главным принципом сделки ОПЕК+ стало 100%-ное исполнение взятых обязательств.

За два года ситуация сильно изменилась. Добыча нефти Венесуэлы из-за политико-экономического кризиса и санкций США упала почти на 1 млн баррелей, сократилась добыча нефти в Анголе, Габоне, Экваториальной Гвинее и Катаре.

В результате в мае страны ОПЕК суммарно сократили добычу нефти на 58% больше, чем того требуют установленные квоты. Как пояснил министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих, по данным на май, страны ОПЕК снизили добычу на 2,2 млн б/с вместо положенных по квотам 1,2 млн баррелей.

На фоне ожившего спроса на нефть, нестабильной политической ситуации и угроз США ввести нефтяное эмбарго против Ирана, чрезмерное сокращение производства привело к резкому росту цен. В мае они почти перешагнули барьер в $80 за баррель.

Министры нефтедобывающих стран, производители и потребители нефти заговорили о рисках перегрева рынка и необходимости плавно повышать производство.

При этом все участники рынка отдавали отчет — сверхсильное повышение квот на добычу странами ОПЕК может одномоментно дестабилизировать рынок и снова обрушить цены.

Время действовать, господа

Саудовская Аравия призвала всех членов картеля незамедлительно действовать и увеличить добычу нефти как раз на 1 млн баррелей от объемов производства в мае этого года, тем самым доведя ее до общей квоты ОПЕК в 32,5 млн б/с. Увеличение производства должно начаться с 1 июля и продлиться до конца года. При этом авторы предложения понимали, что из 11 стран ОПЕК быстро нарастить добычу могут лишь только 6.

«Мы знаем, что некоторые страны не имеют свободных мощностей, распределение будет диспропорциональным. Это определенно не будет больше 1 млн б/с», — сказал Халид аль-Фалих.

По оценке других министров стран ОПЕК, фактически картель сможет нарастить добычу нефти на 700–800 тыс. баррелей. Так, министр нефти Нигерии Эммануэль Качикву называл объем общего фактического увеличения в 700 тыс. б/с, а министр нефти Ирака Джаббар аль-Лаиби оценивал его в 770–800 тыс. б/с.

Будут ли страны с растущей добычей иметь право претендовать на квоты отстающих товарищей, никто прямо не сказал.

Выполнение сделки ОПЕК+ будет оцениваться комплексно, туманно говорил президент ОПЕК, министр энергетики ОАЭ Сухейль аль-Мазруи после заседания. «Собираемся ли мы обсуждать, что делает та или иная страна (с объемом добычи — прим. ред.) — нет. Мы решили смотреть на страны как на группу. Есть или нет достаточные свободные мощности, которые можно распределять — да. Собираются ли они сверхувеличивать — нет», — отмечал он.

«Это звучит как противоречие, но нельзя заставить страны что-то делать. Некоторые страны снизили добычу из-за дефицита инвестиций и других факторов. Как можно управлять сверхисполнением (сделки — прим. ред.) всей группы, а также каждой страны, я не могу вам сказать», — добавлял аль-Мазруи.

Гордость и предубеждение министра Зангане

Предложение Саудовской Аравии, которое в итоге приобрело статус решения ОПЕК и было оформлено в виде официального коммюнике, понравилось далеко не всем. За день до начала саммита ОПЕК в Вене прошло заседание министерского комитета по мониторингу выполнения соглашения об ограничении добычи странами ОПЕК+.

В заседании приняли участие не только члены комитета — Саудовская Аравия, Алжир, Кувейт, Венесуэла, Россия и Оман, но и приглашенные гости: Иран, Ирак, Ливия, Нигерия, Азербайджан, Бруней, Казахстан, Мексика.

Комитет готовит для стран ОПЕК и стран не-ОПЕК анализ ситуации на рынке нефти и рекомендации по дальнейшему сокращению или повышению добычи. Именно на комитете Саудовская Аравия жестко проталкивала свое предложение.

Почти сразу после начала закрытой части министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане демонстративно покинул зал. Перед тем как сесть в машину, он разразился тирадой, из которой следовало, что заседание комитета «идет не очень хорошо» (перевод с фарси).

Согласно отчету МЭА, Иран добывает порядка 3,7 млн б/с из положенных квотой 3,9 млн б/с. Кроме того, в мае США заявили о необходимости возращения нефтяных санкций в отношении Ирана, отмененных в 2016 году. В результате некоторые нефтяные компании, такие как Total, стали отказываться от участия в иранских проектах. Кроме того, по словам Зангане, ряд покупателей уже отказываются и от закупок иранской нефти.

По данным Bloomberg, Иран в первой половине июня сократил экспорт нефти до минимума за год — 2,114 млн б/с против 2,511 б/с в начале мая. В этих условиях увеличение добычи странами ОПЕК для Ирана напрямую грозит потерей ниши на мировом рынке нефти.

Министр нефти Ирана требовал, чтобы ОПЕК включил в итоговое коммюнике предложение о том, что «конференция министров ОПЕК поддерживает членов картеля, которые находятся под незаконными, односторонними и экстерриториальными санкциями».

Однако он получил очень жесткий отказ аль-Фалиха.

«ОПЕК — не политическая организация. ОПЕК всегда оставлял политику за рамками своих дискуссий и деклараций, многие десятилетия. И нет попыткам нарушать этот протокол, на котором мы сфокусированы как экономическая организация, сконцентрированная на рынке, фундаментальных факторах.

Это то, на чем мы сфокусированы в Саудовской Аравии, и верю, что большинство нас поддерживает — не вмешивать политику», — сказал он.

Партнеры по нелегкой доле

Впрочем, кроме Ирана решением ОПЕК об увеличении добычи на 1 млн б/с уже с 1 июля был недоволен и Ирак. На заседании мониторингового комитета министр нефти Ирака Джаббар аль-Лаиби просил предоставить отсрочку по увеличению добычи нефти на три месяца — до сентября. «Наше предложение было дать еще три месяца на изучение, но, к сожалению, оно не было принято», — жаловался он потом журналистам.

Не осталась в стороне и Венесуэла, ведь именно ее квоту, по сути, сейчас пытаются разделить между собой более успешные участники ОПЕК+. Еще за несколько дней до начала заседания появилась информация, что Венесуэла хочет наложить вето на решение ОПЕК об увеличении добычи.

Сразу после завершения заседания ОПЕК министр нефти страны Мануэль Кеведо сообщил, что Венесуэла может восстановить добычу нефти до конца года и сама взяться за выполнение своей квоты добычи. «Это обеспечит прибавку 1 млн б/с», — цитировал его Bloomberg.

Недовольство таких весомых игроков в ОПЕК, скорее всего, и стало основанием для внесения в коммюнике довольно размытых формулировок о необходимости 100%-ного выполнения квот на добычу, без указания конкретных объемов роста производства. Подобный компромиссный вариант в итоге устроил и Иран, и Ирак. После отдельной встречи Зангане и аль-Фалиха министр нефти Ирана подтвердил свою приверженность сделке.

Покупатель всегда прав

Страны ОПЕК, поддержавшие предложение об ограничении добычи нефти, не скрывали, что действовали, в том числе, в интересах покупателей нефти. «Мы смотрим на пользу для рынка, на рыночную стабильность как группа. Мы заботимся о потребителях, об экономическом росте, рабочих местах, выгодах для инвесторов», — говорил по итогам заседания Сухейль аль-Мазруи.

Аль-Фалих также неоднократно в разное время призывал сохранять баланс интересов между покупателями и производителями нефти. Впрочем, самого министра энергетики Саудовской Аравии накануне на встрече только ленивый не обвинял в исполнении интересов США.

Например, Bloomberg в начале июня написал со ссылкой на источники, что США попросили Саудовскую Аравию и ряд других членов ОПЕК увеличить добычу нефти примерно на 1 млн баррелей в сутки после резкого роста цен на бензин в стране.

Ничего удивительного, что решение ОПЕК увеличить добычу нефти на те самые 1 млн баррелей вызвало бурную радость у президента США Дональда Трампа.

«Надеюсь, ОПЕК увеличит добычу существенно. Нужно продолжать снижать цены!» — написал он в твиттере меньше чем через час после того, как решение ОПЕК было официально озвучено.

Впрочем, радость президента может оказаться преждевременной. Пока рынок нефти действует прямо противоположно. На решении ОПЕК стоимость Brent подскочила более чем на $1,5 — до $75,12 за баррель. А это, цитируя Трампа незадолго до венского саммита, для американского президента not good.

Русским нужен рост

Решение ОПЕК об увеличении добычи нефти теперь необходимо подкрепить договоренностями с другими участниками сделки ОПЕК+, не входящими в картель, и в первую очередь, с Россией. Этот вопрос будет обсуждаться в субботу на заседании министров уже 24 стран-участниц соглашения об ограничении добычи. Каким будет это решение — сейчас сказать сложно.

До текущего момента Россия и Саудовская Аравия были на удивление единодушны во взглядах. Министров энергетики двух стран Александра Новака и Халида аль-Фалиха за глаза даже называли «сладкой парочкой» Twix — так часто они встречались и выступали с единым мнением.

Но весной этого года в России вслед за ростом цен на нефть, которого так активно добивался Новак, стали резко скакать цены на бензин. В итоге в мае ценники на АЗС перевалили за 40 рублей за литр Аи-92, в регионах начались акции протеста, а инфляция стала набирать обороты.

Правительству пришлось предпринимать экстренные и достаточно хаотичные меры по стабилизации рынка, а президент Владимир Путин прозрачно намекнул, что с ростом цен на мировых рынках пора завязывать:

«Мы не заинтересованы в бесконечном росте. Справедливая цена в $60 за баррель, несправедливая — нас она устраивала».

Кроме того, главы российских нефтяных компаний стали говорить о необходимости плавного выхода из сделки ОПЕК+. «Мы поддерживаем то, что соглашение должно сохраниться, но объемы ограничения должны быть гибки», — говорил в конце мая глава «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов.

«Мы рассчитываем, что это (уменьшение квот по снижению нефтедобычи — прим. ред.) случится, и считаем, что это будет абсолютно правильный шаг. Мы видим, что цены высокие — порядка $75–80 за баррель, и в настоящий момент рынок близок к перегреву», — вторил ему глава «Газпром нефти» Александр Дюков.

Новак накануне заседания мониторингового комитета выступил за необходимость повышения добычи нефти в рамках ОПЕК+ на 1,5 млн б/с. Это значительно выше уровня, предложенного его коллегой и партнером аль-Фалихом.

Впрочем, российская сторона вряд ли будет сильно настаивать на дополнительном увеличении: обвал рынка и разлад с партнером не нужен никому.

Читайте также: В Совфеде ответили на резолюцию ООН о выводе российских войск из Приднестровья

Количество просмотров: 14 084

«Русская весна» – Экономика


b4a8f662eb47b5d8