«Русские могут отступать, но потом идут до победы» — сенатор Саблин о Сирии, Украине и России (ФОТО)

«Русские могут отступать, но потом идут до победы» — сенатор Саблин о Сирии, Украине и России (ФОТО) | Русская весна

Украинская власть лишила его звания «почетный гражданин Мариуполя», дети Донбасса благодарят за новый год, как Деда Мороза, а сирийские сироты посвятили песню. Один из руководителей ВООВ «БОЕВОЕ БРАТСТВО», член Совета Федерации Дмитрий Саблин — о Сирии, Украине и, конечно, о России.

Дмитрий Вадимович, уходящий год был непростым для нашей страны. Чего нам ждать от 2016-го года?

Да, 2015-й был непростым, но и переломным. В этом году Россия вернулась на международную арену как ключевой игрок, с которым нельзя не считаться.

«Наши западные партнеры» поняли, что поспешили хоронить Россию как великую суверенную страну. Помните, в 1992 году тогдашний директор ЦРУ прошел строевым шагом по Красной площади, а потом объяснил журналистам: это мой одиночный парад победы. Верю, что подобное не повторится, хотя предстоит тяжелая работа по восстановлению разрушенного и утраченного. На Западе плохо знают историю. Русские могут отступать, но только до какого-то предела. А потом идут вперед — до победы.

И то, что мы эту работу начинаем, вызывает беспримерную враждебность и давление.

Дмитрий Сабли и «Боевое Братство» на встрече с Путиным

Вы имеете в виду экономические санкции против России?

Да, но не только их. Конечно, от санкций страдают наши люди, страдает экономика. Те, кто вводил санкции против нас, считают их, прежде всего, инструментом для того, чтобы вызвать недовольство, создать предпосылки для того, чтобы вывести людей на улицу, чтобы реализовать-таки сценарий «цветной революции» для России. В 2012 году им не удалось осуществить здесь «белоленточную» революцию — революцию цвета погребального савана, но они не оставляют своих попыток. Ведется также беспрецедентная информационная война против России и ее лидера. Вы, конечно, видели эти пропагандистские поделки — фильмы, клипы.

Вы, к слову, сами недавно выиграли судебный процесс против Алексея Навального, которого суд обязал опровергнуть его заявления.

Да, либеральная оппозиция привыкла пользоваться тем, что русский человек не любит судиться, сутяжничать. Чуждо это нам.

Но когда-то надо и ответить за свои слова. А деньги, которые суд постановил выплатить, пойдут семьям погибших защитников Отечества.

Возвращаясь к нашему разговору: то есть важнейший итог года — внешнеполитический прорыв?

Это действительно важный итог. Россия заставила считаться с собой, и во многих странах люди, уставшие от беспредела самопровозглашенной «исключительной страны», восприняли это как надежду на восстановление баланса, возвращение какой-то справедливости в международные отношения.

Что касается того, что происходит внутри страны, я бы отметил главное — консолидацию общества вокруг лидера страны. Высокий уровень доверия президенту — свидетельство того, что он действительно выражает волю народа. И в том, что касается возвращения Крыма, и в том, что касается борьбы с терроризмом в Сирии.

Многим людям сегодня живется трудно. Я представляю в Совете Федерации Московскую область и знаю, сколько у них проблем — стоит лишь отъехать от Москвы. Стараюсь помочь всем, кто ко мне обращается. А обращаются многие жители Подмосковья и даже те, кто формально уже не относится к Московской области — жители Новой Москвы. Для меня все они наши.

Вы упомянули о Сирии. Есть люди, которые задают вопрос: зачем там Россия?

Президент Путин сказал: «Если бы мы позволили „схомячить” Сирию, то тысячи людей, которые там орудуют с автоматами Калашникова, были бы на нашей территории».

Защита нашей страны от терроризма на дальних подступах — единственно верное решение. Для меня это очевидно — я несколько раз был в воюющей Сирии и знаю ситуацию в стране и на фронте.

Какое впечатление у Вас осталось о Сирии?

Я несколько раз посещал Сирию, встречался с руководством страны, ее духовными лидерами — Верховным муфтием Сирии, Патриархом Антиохийским и всего Востока Иоанном Х, с нашими соотечественницами, которые вышли замуж за сирийцев, с простыми людьми — христианами и мусульманами.

Сенатор Саблин и Башар Асад

Я вспоминаю наши встречи с сирийскими детьми, видящими войну каждый день. Когда мы зашли в мечеть Омейядов, они нас буквально облепили со всех сторон и пытались нам сказать: «Спасибо, Россия», «Мы любим Россию».

Мы видели в храме девочек, которых спасли из детского приюта в монастыре святой Феклы в Маалюле. Они рассказывали, как их прятали в пещере, а потом солдаты выводили их, буквально закрывая своими телами. И эти девочки тоже говорили о том, как любят Россию и молятся за Россию.

Сирия — это прекрасная древняя страна, с добрыми терпеливыми людьми, которые очень любят свою Родину. И очень любят Россию и благодарны ей за помощь.

В России Сирия воспринимается как мусульманская страна. Расскажите немного о христианской Сирии.

Сирия — это часть Святой Земли. Каждый сириец может рассказать о пещере, где родился пророк Авраам. И о другой пещере, на горе Касьюн над Дамаском, где Каин убил Авеля и где и сегодня можно увидеть его могилу. Мало кто знает, что первым митрополитом Киевской Руси был Михаил Сирин, то есть православный сириец.

Мы на встречу с Антиохийским Патриархом шли по Прямой улице, о которой рассказывает Библия. По ней шел гонитель христиан Савл, чтобы креститься и стать апостолом Павлом.

Наверное, символом духовной жизни Сирии можно назвать мечеть Омейядов, святое место и для христиан, и для мусульман. Здесь в двух часовнях хранятся христианская святыня, голова Иоанна Крестителя, и святыня мусульманская, голова имама Хусейна. На востоке верят в предание, что Иисус Христос, которого мусульмане называют пророк Иса, сойдет с небес, именно по одному из минаретов мечети Омейядов. Уже много веков служители мечети каждое утро кладут к подножию Белого минарета Исы новый ковер, на который должна ступить нога Христа. Даже сейчас, после четырех лет войны.

В Сирии есть единственное место на Земле, где до сих пор говорят на арамейском языке, языке Христа. Это Маалюля. Здесь находится православный монастырь Святой Феклы, первый женский монастырь.

Два года назад Маалюлю захватили боевики. 13 монахинь и 3 послушницы вместе с настоятельницей провели в плену более трех месяцев и были выкуплены при посредничестве спецслужб Ливана. Детей из приюта успели спрятать в пещере в горах. После их переправили в Дамаск. Боевики «Джебхат ан-Нусры» выкололи иконам глаза, взорвали гробницу святой, похитили статую Христа работы русского скульптора Рукавишникова.

Большая часть населения Маалюли бежала из города. Вообще почти половина христианского населения Сирии, где до войны проживало более 2 миллионов христиан, покинула страну. Но многие остались и сражаются за свою землю. Например, городок Садад смогли защитить совместно христиане, и мусульмане. В соседнем городке Карьятене, захваченном боевиками, христиане гибнут каждый день. Им запрещено работать, покидать город. Боевики предоставили им выбор: принять ислам или умереть.

До войны в Сирии была вторая после Египта христианская община на Ближнем Востоке: каждый десятый сириец был христианином. Сирия всегда славилась своей толерантностью и веротерпимостью. И христиане, и мусульмане, с которыми мы встречались, в один голос говорили о том, что отношения на бытовом уровне здесь всегда были добрососедскими. Рождество и Пасха в Сирии входят в список национальных праздников.

Устоит ли законная власть — для сирийских христиан это вопрос жизни и смерти. Западные лицемеры не хотят отвечать на вопрос, что ждет страну и религиозные меньшинства, в том числе наших братьев-христиан, в случае победы сирийских «повстанцев», включая ИГИЛ.

Православные сирийцы просили нас передать в Россию послание мира, любви и благодарности за спасение. Начало нашей операции в Сирии подарило им надежду

Говорят, что в Сирии идет религиозная война…

Нет, это не религиозная война. Алавитов, к которым принадлежит президент Асад, в Сирии чуть больше 10%. Арабов-суннитов — почти 80%. Если бы Асада не поддерживало собственной население — и этноконфессиональные меньшинства, и суннитское большинство, он не смог бы противостоять террористам всех мастей, вооружаемым и щедро финансируемым из-за рубежа.

Встреча парламентской делегации с Президентом Сирии

Асад рассматривается как последняя надежда всеми, кто хочет продолжать жить в светском государстве — алавитами, шиитами, христианами, друзами, исмаилитами, ассирийцами и, конечно, суннитами. К слову, министром обороны Сирии был православный христианин. После его гибели от рук террористов армию возглавил суннит, представитель большинства. Они ведут отечественную, а не религиозную войну.

Верховный муфтий Сирии Ахмад Бадр эд-Дин Хассун, глава сирийских суннитов, человек, которого я, православный русский, с гордостью называю своим другом, говорит: нет такого понятия, как религиозная война. Есть только политические интересы, которые покрываются религиозными одеждами.

Это человек, обладающий фантастической харизмой, мастерски владеющий словом, бесконечно преданный народу Сирии. За свою позицию он стал мишенью для выстрелов боевиков и санкций цивилизованного Запада. Террористы убили его младшего сына-студента, чтобы заставить отказаться от поддержки легитимной власти. Он сказал, что прощает убийц, но просит их сложить оружие и не проливать кровь сирийцев.

Муфтий Хассун часто приезжает в Россию. Обращаясь к нам, он повторяет: «Берегите Россию. Россия — единственная страна, которая в состоянии сохранить справедливость в мире».

Верховный Муфтий Сирии Ахмад Бадр эд-Дин Хассун и сенатор Саблин

Возможно ли политическое урегулирование сирийского конфликта?

Сегодня операция ВКС России и наметившиеся успехи сирийской армии в борьбе с террористами на земле открывают возможность для политического урегулирования — при наличии доброй воли у оппозиции и ее спонсоров. С чего началось урегулирование конфликта в Чечне? С перекрытия границы с Грузией. Подпитка боевиков прекратилась.

Сегодня, чтобы остановить поток оружия, поток боевиков, которые усиленно готовятся и переправляются в Сирию, нужно перекрыть турецко-сирийскую границу. Одновременно налаживать жизнь в освобожденных районах и начинать политический диалог. Проводить конституционную реформу, выборы, потом формировать коалиционное правительство, которое начнет налаживать нормальную жизнь. У нас есть опыт такой работы на Северном Кавказе.

Вы неоднократно встречались с президентом Сирии Башаром Асадом. Какое впечатление он производит?

Спокойный, интеллигентный, мужественный человек. Он не стремится удержать власть любой ценой, но чувствует свою огромную ответственность. Он хочет разделить судьбу своей страны и до последнего остаться со своим народом. Уход Асада приведет к хаосу.

В январе 2014 года, когда на Украине все только начиналось, Башар Асад в ходе нашей встречи сказал, что страна идет к такому же кровопролитию, как в Сирии: «У нас тоже все начиналось с „мирных”, хорошо организованных протестов». Я, честно сказать, не очень поверил. Но он оказался прав. То, что происходит в Сирии и на Украине — это звенья одной цепи.

Вы родом с Украины, лучше других понимаете, что там происходит. Как вообще там стала возможна эта братоубийственная война?
 
Я родился в Мариуполе, Украина для меня не чужая земля. Мы родные люди, как бы пропагандисты не пытались убедить, что никогда мы не будем братьями. То, что происходит на Украине — настоящее горе. Наверное, нет в России людей, которые бы равнодушно относились к этой трагедии. Десятки миллионов имеют близких родственников, друзей на Украине.

Больно, что мы позволили вырастить на Украине поколение, ненавидящее или забывшее свои подлинные корни, Россию, свою историю… Это свидетельство того, как целенаправленно — и лучше нас — работали там после распада Советского Союза наши геополитические противники.

На Украине очень много обманутых людей. Но все равно — это наши люди. Я уверен: когда наступит мир, придет отрезвление.

Для тех, кто сегодня правит в Киеве, война — способ удержаться у власти и дальше грабить украинский народ. Сегодня и Украина, и Сирия — территория американских технологий. С той разницей, что в Сирии нашелся лидер, который не сдался, не сбежал, а борется за свою страну, за свой народ.

В американском наставлении по нетрадиционным войнам от 30.11.2010 четко расписан порядок действий: террористические акты, карательные операции, саботаж. По этой методичке и работает сегодня колониальная администрация в Киеве. Она не может работать ради Украины. Ее привели к власти американцы, и она действует под их диктовку.

Эти же технологии сегодня работают и протии России. На первом этапе главное для них — разделить народ и власть, дискредитировать лидеров. Любым способом — обман, провокация, информационные войны. Дальнейший сценарий хорошо известен. Югославия, Ливия, Сирия, теперь и Украина показали, ради чего организовываются майданы. Все и всегда заканчивалось разрушением, кровью, горем, обнищанием людей и полным подчинением страны «победившей демократии» интересам внешних сил, которые эти перевороты режиссируют. А в результате больше всего страдают самые беззащитные: дети, старики, женщины.

Как этому противостоять нам здесь, в России?

Основная задача — консолидировать людей. Людей, которые имеют здоровые семьи, растят детей, любят свою страну, гордятся ее историей, хотят видеть Россию великой. Нас ведь большинство. Но все «цветные революции» делаются агрессивным организованным меньшинством. А большинство остается неорганизованным и пассивным.

 Небольшие группы хорошо обученных и крепко сбитых в кучку людей становятся ядром разрушения целых государств. Да что там говорить, в конце прошлого века подобные технологии подрыва государства изнутри привели к исчезновению великой державы, в которой мы родились, — Советского Союза.

«БОЕВОЕ БРАТСТВО» вошло в движение «Антимайдан», которое и стремится выразить волю этого большинства. Мы не можем допустить, чтобы прозападное меньшинство снова навязало стране свою волю. Российские ветераны и сегодня готовы защищать свою Родину.

Вы являетесь одним из руководителей Всероссийской организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО». Каковы основные направления ее деятельности? Чем занимаются российские ветераны?

Сохранением памяти о павших товарищах. Социальной поддержкой ветеранов. Военно-патриотическим воспитанием молодежи — у нас десятки военно-патриотических молодежных клубов по всей стране, которые активно и креативно, как и положено молодым, работают. А летом мы объединяем ребят из разных городов, организовываем для них молодежные лагеря, где можно и отдохнуть, и позаниматься — в Крыму, во Владимире, на Дальнем Востоке.

Одно из важных направлений нашей работы — гуманитарная деятельность. Помогаем сиротам, инвалидам, семьям погибших защитников Отечества. Мы проделали огромную работу, чтобы обеспечить их права.

В прошлом году смогли найти 200 млн руб. на лечение раненных в Новороссии добровольцев и поддержку матерей, вдов и детей погибших.

Потому мы и называемся «Боевым братством», что те из ветеранов, кто имеет такую возможность, помогают другим.

В последние два года оказываем гуманитарную помощь Донбассу и Сирии.

В конце 2014 года на Донбассе была катастрофическая ситуация, люди были на грани выживания — ни пенсий, ни зарплат, разрушенные дома. Региональные отделения «Боевого братства» отправили сотни гуманитарных десантов. В Новоазовском районе, над, которым шефствует «БОЕВОЕ БРАТСТВО», мы помогли возобновить работу детских садов и школ в октябре 2014 года, организовав питание для детей, и до сих пор обеспечиваем работающие школы и детские сады бесплатным питанием. А под Новый год собрали и отвезли детям новогодние подарки.

Помогаем больницам медтехникой и лекарствами. По инициативе нашего председателя Бориса Всеволодовича Громова передано 3 млн рублей в один из детских домов в Донецке.

Вы упомянули, что помогаете и Сирии. О какой помощи идет речь?

Мы начали оказывать сирийскому народу информационную и гуманитарную поддержку еще тогда, когда Сирия воевала с террористами ИГИЛ* практически в одиночку. Для нас была важна высокая оценка, которую дало этой работе министерство иностранных дел России.

Отправили в Дамаск при содействии посольства Сирии несколько партий гуманитарной помощи — детское питание, продукты, теплая одежда.

«БОЕВОЕ БРАТСТВО» шефствует над двумя школами, где учатся дети погибших сирийских военнослужащих. Летом привозили детей на отдых в Россию. Они посмотрели Москву, а потом поехали в наш лагерь в Крыму, отдыхали и занимались вместе со сверстниками из России, с Донбасса. Стали настоящими друзьями и горячими патриотами России.

Меня тронули слова одного из сирийских мальчишек, потерявшего родителей в Маалюле, о которой я рассказывал. Уезжая, он сказал: «Я бы хотел учиться в России, но сейчас нам надо защищать Сирию. Россия для меня стала родной. И я теперь понял, почему русские всегда побеждают».


* Запрещенная в РФ террористическая организация.

Количество просмотров: 18 250

Social comments Cackle
«Русская весна» – Экономика