Почему злорадство непродуктивно (ВИДЕО)

Почему злорадство непродуктивно (ВИДЕО) | Русская весна

Непременная черта злорадства — стремление к уникализации: «Такое только у тебя могло быть!» — пишет «Журналистская правда».

Там, где такая исключительность не просматривается и не может быть «прицеплена», и злорадство получается какое-то скучное, без огонька, готовое сразу же сдать назад при контрдоводе: «Да такое постоянно случается со всеми и каждым».

А вот когда есть хотя бы минимальная зацепочка для заламывания рук: «Ну где, ну с кем еще могло такое случится, дурень ты невиданный!» — вот там злорадствовать и лить крокодиловые слёзы одно наслаждение (для некоторых, понятное дело, категорий людей).

Вот и гротескный либерал Шурка из прекрасного ютуб-шоу Бочарова и Шестакова (кто не смотрит — рекомендую насладиться) патетически комментирует трагедию в Иркутске: дескать, ну где еще такое могло случиться?

Образ «Шурки», конечно, собирательный — эдакий коллективный «Аркаша Бабченко», который при каждой плохой новости стереотипно взвизгивает: такое могло случиться только у нас, больше нигде, только с нами! Упадёт ли самолёт, отравятся люди, задавят старушку — всё, позор России, черной дыре хаоса и невезения на счастливом фоне прочего человечества.

Так вот, читая новости про стрельбу в аэропорту во Флориде, я первым делом вспомнил слова Шурки: «Чтобы вот, по шестьдесят человек день — в Германии, Польше, Финляндии? Что-то такого не слыхал!». Вот, на здоровье — 60 не 60, а 37 человек пострадали, из них пять трупов, восемь тяжелораненых, остальные получили травмы разной степени тяжести. И не за день, а за час. Что скажешь, Шурик — всё ещё «Я другой такой страны не знаю»?

Уж хрен бы с ним, с комическим персонажем из ютуб-шоу. Но ведь есть устойчивая категория подобных личностей — информационных трупоедов, радующихся каждой российской беде, проблеме и заминке. И с непременным рефреном про уникальную российскую косорукость, неумелость, халатность и невезучесть.

Взять хотя бы тот же недавний Т-154  — сколько воя было и про устаревшую технику, и про то, что пора снимать их с эксплуатации. А вот такое  — не хотите?! «Американские военные решили не прекращать эксплуатацию стратегических бомбардировщиков B-52, несмотря на потерю одним из этих самолетов двигателя во время полета. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на представителя Командования глобального удара военно-воздушных сил (ВВС) США Линду Фрост.

Полеты бомбардировщиков, как отметила Фрост, продолжаются. «Первоначальная оценка [обстоятельств авиапроисшествия] не указывает на наличие проблемы, затрагивающей весь парк [B-52]»,  — добавила она». У самолета (да не гражданского, а военного, такие с атомными бомбами летают!) в полёте оторвался двигатель! Спасибо, что крылья не отвалились! И ничего  — ну бывает, летаем дальше, частный случай.

А пару дней назад на железной дороге в штате Нью-Йорк сошёл с рельсов поезд. Никто не погиб, слава Богу, но более сотни пострадало. Это тоже — «совсем другое дело», верно? «Ну как можно сравнивать!», да?

А мораль проста, и нужно запомнить её навсегда, чтобы не возвращаться раз за разом к этой несложной теме: чем больше в мире самолётов, тем чаще они падают — в России, Америке, Китае или Индии.

Чем больше страна, тем чаще в ней случаются ЧП — это статистика, ничего личного. В тихой деревне убийств может не быть десятилетиями, а в мегаполисе они случаются ежедневно. Старушки падают на льду, автомобили попадают в аварии, кофе проливается на светлые джинсы — всё это случается, как ты с этим не борись и не предотвращай. Ну случается — и всё тут.

Это касается и космоса, и ракетных пусков, и хирургических операций. Shit happens (дерьмо случается), — пожимая плечами, говорят американцы. Потому что количество переменных угроз в уравнении любой «нормальной деятельности» по умолчанию стремится к бесконечности — во Флориде это оказался псих, а у невезучего Б-52 — отвалившаяся гайка, а могли быть и тысячи иных причин. Кто требует предусмотреть всё — тот спорит с математикой.

Каждый, кто начинает верещать про «такое могло случиться только у нас», демонстрирует, в первую очередь, узколобость собственного кругозора. В лучшем случае. В худшем, разумеется, человек просто лжец и манипулятор.

Это — первый и наиболее очевидный вывод из произошедшего во флоридском аэропорту. А второй вывод — не столь очевиден, но, тем не менее, вероятен. Чем ближе к 20 января — дате инаугурации избранного президента Дональда Трампа, тем больше шокирующих событий в США происходит. Три дня назад — чудовищный случай черного расизма с издевательствами над белым инвалидом, два дня назад — массовое убийство, в котором всё поспешили списать на «психоз», но что, если там были иные мотивы у стрелка?

Короче, с каждым днём всё горячее и горячее.

Григорий Игнатов

Количество просмотров: 7 807