Кремлю предстоит ответить на вызов Белого дома

Кремлю предстоит ответить на вызов Белого дома | Русская весна

На первый взгляд реакция Москвы на удар «томагавками» по сирийской авиабазе Шайрат может показаться слабой.

Однако в этом деле действительно хватает странностей, которые намекают на наличие скрытой от широкой публики повестки и договоренностей. Но, несмотря ни на что, Кремлю придется принять брошенную ему «перчатку».

Реакция Москвы на удар США по сирийской авиабазе оказалась, к удивлению наблюдателей, относительно спокойной и весьма формальной:

1. Пресс-секретарь российского президента заявил, что «этот шаг Вашингтона наносит существенный урон российско-американским отношениям, и без того находящимся в плачевном состоянии».

2. Россия приостановила заключенный со Штатами меморандум о безопасности полетов в Сирии.

3. Сергей Лавров также отметил, что действия США наносят ущерб и так подорванным отношениям между двумя странами, однако выразил надежду, что «провокации не приведут к необратимым результатам».

4. Владимир Путин провел оперативное совещание с постоянными членами Совета безопасности России, посвященное ракетной атаке, которая была квалифицирована как акт агрессии.

5. Фрегат «Адмирал Григорович», вооруженный крылатыми ракетами «Калибр», направился в Средиземное море, где зайдет в пункт материально-технического обеспечения ВМФ России в сирийском Тартусе.

6. Россия созвала внеочередное заседание Совбеза ООН в связи с осуществленным ракетным ударом.

7. При этом по поводу возможной отмены визита в Россию госсекретаря Рекса Тиллерсона Кремль ограничился крайне обтекаемым комментарием.

На фоне вызывающего силового решения и шага Вашингтона данную реакцию Москвы легко было бы расценить как слабую, если не беспомощную. Однако есть некоторые обстоятельства, которые указывают на то, что ситуация куда более сложная.

Во-первых, Штаты заранее уведомили российскую сторону о грядущем массированном ударе, что очевидным образом намекает на желание избежать жертв (и как следствие эскалации) со стороны России.

Во-вторых, результаты самого удара вызывают очень большое количество вопросов. Если относительно небольшое количество жертв можно объяснить тем, что Россия, получившая информацию об атаке, предупредила сирийскую сторону, и та успела эвакуировать большую часть людей, то незначительный ущерб, нанесенный самой базе, заставляет строить версии, как такое вообще оказалось возможным.

После массированного удара 59 ракетами «Томагавк» осталась практически неповрежденной взлетно-посадочная полоса.

В-третьих, российское Минобороны прокомментировало произошедшее с явным ехидством, заявив, что до авиабазы Шайрат долетело только 23 ракеты. Также российскими военными было опубликовано видео, подтверждающее ограниченность нанесенного ударом ущерба.

В свою очередь, США заявили, что в цель попали 58 выпущенных «томагавков».

Однако с учетом нанесенного ущерба, возможно, американцам было бы лучше согласиться с версией российского Минобороны. Слишком уж несоразмерными выглядят приложенные усилия с полученным результатом.

Неудивительно, что по совокупности обстоятельств были выдвинуты многочисленные версии, объясняющие странности произошедшего. Например, что имела место согласованная с Россией акция, развязывающая руки Трампу, против которого внутри США никак не унимается жесткая кампания по обвинению его в связях с Кремлем.

Следует отметить, что риторика Кремля в отношении Трампа и его администрации всегда была весьма сдержанной, основанной на принципе, что Москва будет судить не по словам, а делам, которых долгое время не было.

Атака США на Шайрат дала Москве точку опоры в формулировании своей позиции в отношении американского президента и его администрации.

В частности, премьер-министр России Дмитрий Медведев прямо написал: «Все. Остатки предвыборного тумана рассеялись. Вместо растиражированного тезиса о совместной борьбе с главным врагом — ИГИЛ*, администрация Трампа доказала, что будет яростно вести борьбу с законным правительством Сирии».

Это, разумеется, не исключает возможности сотрудничества и тех или иных договоренностей, в том числе подковерных, между Кремлем и Белым домом.

Совершенно не исключено, что за ударом по сирийской авиабазе действительно есть скрытая от широкой публики повестка. Однако это ни в коей мере не отменяет проблемы, которая встала перед Кремлем.

Читайте также: Об ударах США в Сирии: Россия будет в выигрыше, — мнение

Успехи сирийской кампании и в целом сильная позиция страны последних полутора лет в ближневосточном регионе создали России определенную репутацию и сделали ее ключевым центром силы там. Атака на Шайрат эту гегемонию России пошатнула. Это тем более актуально, что речь идет об очень специфическом регионе, где сила и сохранение лица являются важнейшими пунктами любой репутации.

Чтобы компенсировать репутационный ущерб, Москве с неизбежностью придется ответить на брошенную ей Вашингтоном в ночь на 7 апреля «перчатку». Правда, опыт показывает, что в данный момент во главе России стоят люди, мыслящие нелинейно и предпочитающие находить асимметричные, но оттого не менее болезненные ответы на возникающие вызовы.

Напомним, в социальных сетях начали активно распространяться хештеги #Trump_Terrorist и #STOP_USA_TERROR, которые продолжат набирать популярность в связи с агрессией против мирных жителей и военных Сирии.

Ирина Алкснис

Деловая газета «Взгляд»


*Запрещенная на территории РФ террористическая организация

Количество просмотров: 49 535

Медиасеть "Взгляд"
«Русская весна» – Экономика