Гибридная ложь: давний прием информационной войны

Гибридная ложь: давний прием информационной войны | Русская весна

В третью годовщину массового убийства в одесском Доме профсоюзов из многострадальной Мамы доходят сведения о все новых обвинениях в адрес тех, кому тогда вопреки планам сепаратистов (а украинство — классический образец сепаратизма: искусственный отрыв части народа — в данном случае русского, составлявшего в мирное время по меньшей мере 5/6 граждан Украины — от основной массы этого же народа) чудом удалось выжить.

Причем достоверно установленные (в частности, по видеоматериалам, выложенным ими самими в интернет) соучастники преступной группировки не только остаются на свободе, но и активно соучаствуют во все новых преступлениях, включая вышеупомянутые заведомо ложные обвинения.

Одновременно официальный командующий террористической деятельностью киевских сепаратистов Петр Алексеевич Порошенко (уже после государственного переворота все причастные к нему лица старательно и весьма прицельно нарушили многие законы Украины таким образом, что вся деятельность лиц, именующих себя властью в этой республике, юридически ничтожна: в частности, они не вправе именоваться президентом, министрами, депутатами, губернаторами и т. п.) постоянно обвиняет Российскую Федерацию во всевозможных прегрешениях против Украины, при этом не имея не только возможности, но, похоже, и желания привести нечто хотя бы отдаленно похожее на доказательства его слов.

Киевским террористам есть с кого брать пример.

Официальные рожи (не берусь именовать их лицами) Соединенных Государств Америки и Европейского союза еще в ходе подготовки государственного переворота в Киеве бурно обвиняли Российскую Федерацию в незаконных вмешательствах во внутренние дела Украины именно потому, что сами откровенно действовали вопреки не только украинским, но и собственным законам.

А уж после переворота они многократно усилили свою ложь, заменяя истерическим шумом полное отсутствие доказательств.

Впрочем, нынешние западные пропагандисты также имеют хороших учителей. Например, Эрик Артур Ричард-Уолмслич Блэр во время (и пару лет после) Второй мировой войны работал в отделе британской разведки, специализирующемся на сочинении ложных новостей.

В 1948-м он опубликовал (под псевдонимом «Джордж Оруэлл» художественное обобщение своего трудового опыта в книге «1984», где спрогнозировал возможные последствия долгой неограниченной деятельности своих коллег. 

Сейчас очевидно: на его родине (и в странах, берущих с нее пример, — от Германии до Соединенных Государств Америки) прогноз — хотя и с запозданием на три десятилетия — в основном сбылся.

Конечно, наниматели Блэра уверяли (и, скорее всего, сами верили), что наносят лишь ответный удар.

Ведь придавший современный смысл термину «пропаганда» доктор философии (в пересчете на наши деньги — кандидат наук) Пауль Йозеф Фридрихович Гёббельс прославился, помимо прочего, искусством доказывать, что страны и народы, ставшие жертвами нападений Германии, сами виновны в своей участи (его версию применительно к нашей стране уже третье десятилетие подряд рекламирует бывший клерк швейцарской резидентуры Главного разведывательного управления Генерального штаба Министерства обороны СССР, а ныне британский пропагандист Владимир Богданович Резун).

Противопоставить ему «правду и ничего, кроме правды» британская пропаганда не сумела — и упростила себе задачу, увлекшись ложью.

Но и сам Гёббельс брал пример со все тех же британских пропагандистов.

Еще в Первую мировую они не ограничились пересказом подлинных нарушений германскими вооруженными силами сложившихся обычаев войны и международных соглашений о правилах ее ведения, а лихо насочиняли столько страшилок, что впоследствии уже мало кто верил даже точным сведениям о германских зверствах, тем более что на фоне зверств самих британцев во время Второй бурской войны (1899–1902) реальные деяния немцев не производили нужного британцам впечатления.

Эту историческую цепочку обманов, оправдываемых предыдущими обманами, можно углублять в прошлое по меньшей мере до эпохи начала письменности. Но куда полезнее учесть опыт нашего Отечества, сумевшего вырваться из взаимораскручивания. На вражескую ложь мы неизменно — уже далеко не первый век подряд! — отвечаем правдой.

Разве что во время Первой мировой наша пропаганда еще грешила перепечаткой британских — союзных! — фантазий. Но уже в начале Второй мировой публиковала только надежно проверенные сведения.

А уж в ходе Великой Отечественной и подавно не грешила ложью (хотя, увы, не всегда могла оперативно проверять сведения, получаемые непосредственно в ходе боевых действий: так, история 28 панфиловцев — хрестоматийный пример журналистской путаницы, приведшей впоследствии к попытке вовсе опровергнуть реальный подвиг на основании ошибок в его первичном описании по горячим следам).

Да и в освещении нынешней террористической кампании против русского большинства граждан Украины наши противники до сих пор — уже почти три года! — повторяют единственный пример ошибочного сообщения российского СМИ (Первый канал без проверки выпустил в эфир заявление беженки из донбасского городка, оккупированного киевскими карателями, о том, что те в ходе оккупации распяли мальчика; уже в следующем выпуске новостей это заявление отсутствовало) просто потому, что все остальные российские новости об украинских делах достоверны и неопровержимы.

Полагаю, в долгосрочной перспективе отечественная опора на правду надежнее сколь угодно изощренной лжи — даже в исполнении таких опытных мастеров, как Гёббельс, Блэр и прочие Обамы.

Читайте также: 2 мая — «праздник победы над сепаратистами» или страшная трагедия? Опрос на улицах Киева (ВИДЕО)

Анатолий Вассерман, для РИА Новости

Количество просмотров: 12 412