Как Киев ломает через колено «Донецкую область»: откровенный рассказ украинского оккупанта

Как Киев ломает через колено «Донецкую область»: откровенный рассказ украинского оккупанта | Русская весна

Рассказ о работе оккупационной администрации и тамошних гауляйтеров подробно описал молодой львовский депутат Виктор Андрусив, который некоторое время проработал замом Жебривского в так называемой областной военно-гражданской администрации Донецкой области. Этот орган киевские оккупанты создали на рубеже 14 и 15 годов.

Рассказ настолько интересен подробностями и «впечатлениями», что его стоит прочесть каждому, кто интересуется, а что там происходит на Донбассе.

«В первые месяцы своей работы в Донецкой ВГА я получил как минимум два больших шока. Первый от того, насколько любые мои аналитические расчеты и знания не соответствовали реальной действительности. Все, как мы себе представляем этот регион, абсолютно несоизмеримо с реальностью.

Иллюзии о каких-то проукраинских настроениях остаются только иллюзиями. И от этого „шока” опускаются руки», — начинает львовский оккупант.

«Проукраинские настроения на Донбассе — это чистый маргинализм. Конечно, если ходить по конференциям доноров, то такое впечатление, что Украину там любят больше, чем на Галичине. Но если однажды-таки пройтись по заводам-гигантам и проехаться по заводским кварталам, то нетерпимость к украинскому там выставлена на показ и никто ее не прячет. И это речь идет о десятках и сотнях тысяч людей», — «внезапно» открывает для себя представитель «титульной нации».

«Второй шок — это насколько тема Донбасса отсутствует в столице. Есть тема войны, но нет темы Донбасса.

Когда ты приезжаешь обсуждать реальные проблемы управления регионом, социальный и юридический коллапс, который там имеет место быть, то ты даже собеседников найти не можешь. Никто не хочет слушать. Ни в министерствах, ни в парламенте, ни в АП нет никакого дела до этого. Такие себе «проблемы утопающего».


Львовский депутат Виктор Андрусив

С этими двумя шоками вы предстаете перед ключевой проблемой управления – кадры. На местах на самом деле очень профессиональные кадры, но понятно, что это все бывшие «регионалы», которые в той или иной степени настроены за Россию. Но донецкие кадры – это не просто управленцы на местах, это спрут, который укоренился в конкретную территорию множеством своих щупалец.

Читайте также: Донбасс — наша земля: пронзительный ролик о дончанах (ВИДЕО)

Чтобы понять о чем речь, вот смотрите: экс-мэр Мариуполя Хотлубей – 17 лет на посту, мэр Бахмута Рева – уже 23 года, мэр Дружковки Гнатенко – 11 лет. Последний победил на выборах 2015 года с поддержкой в 80%! Наверное, не надо объяснять, как за такое время мэр может полностью заточить систему управления под себя: повсюду расставлены его люди, бизнес полностью ориентируется и работает по определенной схеме, на всех уровнях развиты тесные и продолжительные связи.

Во всех этих городах, где мне приходилось бывать и вживую общаться с этими мэрами, уровень контроля и управления системой просто поражал. Они ничего не повторяли и не объясняли, все делалось с первого слова как в армии.

Понятно, что проблему лояльности кадров и управления надо было решать. Мы понимали, что верить им нельзя. Было несколько сценариев, как можно было исправить ситуацию:

1. ВГА

Идея ВГА (военно-гражданских администраций).была придумана именно для того, чтобы взять под контроль проблемные города, в том числе с сепаратистскими настроениями. Но даже для ВГА были нужны кадры. Идея ставить военных не оправдала себя, поскольку они оказывались полностью не компетентными относительно организации жизни людей. Местных брать было безнадежно.

Мы приглашали кадры со всей страны, но соглашались в основном аферисты и авантюристы.

2. Проукраинские активисты

Такая практика реализовывалась в Славянске. Несмотря на то, что Олег Зонтов был настоящим патриотом, он оказался совершенно не подготовленным менеджером. Бюрократия постоянно разводила его, подсовывая неправильные документы. Он также не смог построить эффективную команду, потому что у него не было ресурса. Закончилось это тем, что выборы выиграл Лях, со слоганом «Любит Славянск, как Неля».

Такая же ситуация была с большинством готовых идти во власть активистов. Понятно, что они большую часть своей жизни выживали в противостоянии с кланом «регионалов» и не могли в себе развить мощные управленческий опыт или команду.

Читайте также: Телохранитель Яроша подстрелил таксиста за отказ сказать «Слава Украине» (ФОТО, ВИДЕО)

3. Общины

Одним из мощных инструментов трансформации политического ландшафта должны стать общины. После объединения серьезно менялись ресурсные расписания, появлялись конкурентные кланы, возникали конфликты, которые давали возможность появляться и побеждать новым людям.

Мы очень много уделяли внимания децентрализации. Донецкая область единственная в стране полностью смоделировала территориальную общину во всех сферах жизни от экономики до культуры.

Каждая наша община точно имела сколько посчитано и чего ей надо во всех сферах. Но понятно, что действующая власть в лице мэров блокировала бы объединение, мы решили отменить выборы в старые образования и объявлять только в общины. С этой идеей я поехал в Киев.

Перенос выборов был бы логичным, поскольку на тот момент обсуждались внесения изменений в Конституцию и новые выборы в общины в 2017 году. Но каким же было мое удивление, когда Алексей Рябчин и команда грант-активистов не хотели слышать никаких аргументов о переносе выборов. Мне даже доказывали, что нет большей ценности, чем выборы, и что их надо провести даже в Песках. Ну вот, мы провели: Гнатенко – 80%.

4. Сепар украинский обыкновенный

Наконец единственной действующей стратегией работы в области оказался возврат лояльности просепарских кадров. Конечно, что на них была открыта куча уголовных дел за референдумы и флаги ДНР. Но эти дела никуда не двигались.

Читайте также: «Донбасс рулит!» — в киевском магазине обнаружены «сепаратистские» чеки (ВИДЕО А. Шария)

Силовики заняли позицию, что арест этих мэров может дополнительно подорвать местное население, поскольку понятно, что эти мэры бы боролись и мобилизовывали в свою пользу и без того бешеную поддержку.

Поэтому нам в большой степени ничего не оставалось и мы решили, что эти мэры должны делать шаги, которые их дискредитируют в глазах сепаров. То есть каждый этот мэр должен делать поступки, за которые сепары его расстреляют.

Действенным инструментом была декоммунизация. Упирались как могли, но сделали. Тот самый Гнатенко лично снимал Ленина. В то время как мэр Торецка Слепцов откровенно не хотел этого делать, что и привело его к аресту.

А что же преступления против Украины, референдумы и прочее? Из Киева или Львова не видно, что эта проблема решается не в точке решения суда, а именно в точке появления альтернативы. Как только появляется альтернативный управленец или альтернативная модель управления городом или территорией, тогда проблема посадить приобретает значительно более легкое решение. Поэтому здесь речь идет не о том, сажать или нет, а исключительно о подходе.

Конечно, можно начинать разговор в стиле «вор должен сидеть в тюрьме» и другие розовые истории о верховенстве права, справедливости и прочее. Но реальность выглядит совсем иначе, и в ней вы ежедневно принимаете решения, где более справедливо считать ущерб, нанесенный вашим решением, а не настаивать на моральных императивах. Хотя если вы просто пьете кофе за хорошие грантовые средства (неужели намек на великого украинского аналитика Олега Пономаря? – РВ), от ваших решений не зависит жизнь людей, то вы можете писать и рассказывать, как правильно, до бесконечности. Ну и не забывать волшебных слов, которые поддерживают ваш бизнес: права человека, демократия, прозрачность, открытость и тому подобное».

Читайте также: Ужас киевского пропагандиста: «Мы прос…ли Майдан, на пороге реванш!»

Количество просмотров: 126 204