Встреча Путина и Си Цзиньпина: как Трамп помог России

Встреча Путина и Си Цзиньпина: как Трамп помог России | Русская весна

3 июля начался визит Си Цзиньпина в Москву. Очевидно, что сторонам предстоят очень непростые переговоры по будущему российского участия в китайском проекте «Один пояс — один путь» и объемам китайских инвестиций в российскую экономику.

Еще недавно китайцы на подобных переговорах обладали более сильными картами. У РФ были испорчены отношения с Западом, разрекламированный «Поворот на Восток» превратился в поворот к Китаю, чем китайцы и пользовались (абсолютно правомерно), навязывая Москве свои условия сотрудничества.

Однако нынешний саммит пройдет отнюдь не в такой атмосфере — чуть ли не впервые за все время российско-западного конфликта позиции КНР выглядят несколько слабее, чем российские. И благодарить за это Москва должна Дональда Трампа. 

Не сработались

После достаточно удачного апрельского визита Си Цзиньпина в США, после его смиренного доедания шоколадного торта на фоне заявлений Трампа об авиаударе по Сирии многие эксперты выдохнули, и отложили заявления о «американо-китайском конфликте» в сторону.

Сам Трамп резко смягчил свою риторику в отношении КНР, и некоторым показалось, что фразочки президента из серии «мы не позволим Китаю насиловать (экономически — прим. ред.) нашу страну, ибо ровно этим он и занимается», ушли в прошлое.

Некоторые даже стали говорить о том, что КНР и США даже нащупали некий модус вивенди, и что «ловушка Фукидида» (в рамках которой война между растущим китайским претендентом и американской доминантой неизбежна) в данном случае не сработает.

Сам Си Цзиньпин уверял, что никакой «ловушки Фукидида» между КНР и США нет, ибо, по его мнению, стороны могут выстроить «новые отношения между сверхдержавами», основанные на уважении легитимных интересов друг друга.

Однако у Трампа, судя по всему, был несколько иной взгляд на эти отношения. Американский президент сменил гнев на милость в отношении Китая лишь потому, что рассчитывал на сотрудничество с Пекином в деле разрешения американских проблем. В частности, торгового профицита в сторону Китая а также северокорейской ракетно-ядерной программы. Причем оба вопроса для Трампа были взаимосвязаны.

«Я объяснил китайскому президенту что торговая сделка с США будет для них гораздо более выгодной если они смогут решить северокорейскую проблему», — заявлял Трамп.

Это сотрудничество так и не состоялось. В торговых вопросах Пекин, по понятным причинам, отказался подчиняться американским требованиям, а в северокорейском вопросе его возможности сильно преувеличены.

КНР очень хотела бы по звонку в Пхеньян решить северокорейскую ракетно-ядерную программу (ибо тогда, например, у США не будет никаких оснований развертывать ПРО ТВД в Южной Корее, а американские военные базы на Корейском полуострове и Японии лишатся смысла своего существования), однако Пекин не может этого сделать, поскольку Ким Чен Ын просто отвергнет все китайские требования.

Читайте также: Спорные воды: боевые корабли Китая отогнали американский эсминец

Прямое давление тут не поможет, ибо ответом на это будет либо радикализация КНДР, либо ее коллапс — оба варианта Китаю крайне невыгодны. «Китай начнет активно действовать только в том случае, если поймет, что статус-кво невозможен», — говорит бывший глава азиатского направления в обамовском Совете по национальной безопасности Эван Медейрос.

Поэтому китайское руководство сейчас давит осторожно, закулисно. Однако Трампа такие темпы не устраивают. «Мы бы хотели от Китая немножко больше помощи в северокорейком вопросе, но пока мы ее не получаем», — заявил Трамп.

Фактически его администрация возложила на КНР вину за все действия КНДР. Китай «обязан оказывать более серьезное экономическое и дипломатическое давление на (северокорейский — прим. ред.) режим, если в Пекине хотят избежать эскалации ситуации в регионе», — говорил Рекс Тиллерсон.

Ну получите

В итоге в конце июня Белый дом снова включил синофобию. «Трампу понадобилось четыре дня для того, чтобы избавиться от двух, а может быть и четырех десятилетий политики США в отношении Китая», — пишет The Daily Beast.

Первым днем стала встреча 26 июня Трампа и Нарендры Моди, по итогам которой американский лидер заявил, что «американо-индийские отношения никогда не были в таком прекрасном состоянии, как сейчас».

Ну и закрепил эти отношения согласием продать Индии 22 разведывательных дрона стоимостью в 2 миллиарда долларов для того, чтобы в Дели могли мониторить китайские действия в Индийском океане (индийское руководство добивалось этой поставки еще с прошлого лета). Кроме того, США анонсировали проведение военно-морских учений с традиционными «друзьями» Китая — Индией и Японией.

Затем 27 июля Госдеп опубликовал список стран, где наиболее развита торговля людьми — и КНР оказалась в третьей, самой плохой корзине. «Китай жестко отрицает безответственные заявления США относительно степени борьбы других стран с торговлей людьми, сделанные на основе специфики американского законодательства», — заявил тогда представитель китайского МИД Лю Канг.

В среду 28 июня США собирались с силами, и в четверг 30 июня нанесли аж два удара. Сначала американский Минфин ввел санкции против китайских компаний за сотрудничество с КНДР, тем самым, по мнению некоторых экспертов, дав понять, что будет впредь карать Китай за экономическое сотрудничество с Пхеньяном (от которого, напомним, Пекин отказаться не может, ибо в ином случае будет коллапс северокорейского режима и война на полуострове).

Ну и, наконец, в тот же день Белый дом заявил о намерении поставить Тайваню оружие на 1,42 миллиарда долларов для «поддержания его возможностей самообороны».

Это будет первая продажа оружия Тайваню при администрации Трампа, и особый шарм этой продаже придает тот факт, что нынешняя руководительница острова — Цай Инвэнь — является сторонницей независимости острова и негативно смотрит на любые проекты сближения с КНР (кроме экономических).

В итоге Конгресс доволен, Тайвань доволен, а Китай расстроен. Ну и чтобы расстроить КНР еще больше, Сенат одобрил закон о том, что американские военные корабли могут заходить в тайваньские порты (эти заходы прекратились в 1979 году, когда США приняли принцип «одного Китая»). По понятным причинам вряд ли Трамп будет ветировать этот закон.

Ну и напоследок — за сутки до визита главы КНР в Москву — американский ракетный эсминец проплыл возле острова Тритон, одного из оспариваемых клочков земли в группе Парасельских островов. США называют это «операцией по установлению свободной навигации», и она стала уже второй со времен прихода к власти администрации Трампа (первая была в мае, и тогда американский корабль проплыл возле искусственного китайского острова в Южно-Китайском море).

Таким образом, для Трампа интересы США оказались выше дружбы с Китаем. Соответствует ли такой подход интересам России?

Безусловно, ведь чем более конфликтными (естественно, до разумных пределов) будут американо-китайские отношения, тем проще будет Москве договариваться с КНР и США, которые будут учитывать интересы России дабы не толкнуть ее в объятья противника. Главное — удержать баланс и не вставать в этом конфликте ни на американскую, ни на китайскую сторону, а также избегать соответствующих политических заявлений (наподобие слов Сергея Лаврова о том, что Москва поддерживает позицию Пекина относительно территориальных споров в Южно-Китайском море).

Если выберем Китай, поставим себя в конфликт со всем Западом и станем младшим братом КНР. Выберем США, то получим конфликт с крупнейшей восточной державой, да и к тому же не факт, что Вашингтон нас не кинет (как он обычно поступает). Нужно просто пользоваться ситуацией и партнерствовать со всеми.

Читайте также: Российские военные обнаружили ракету США с серийным номером, выпущенную «Аль-Каидой» под Дамаском (ФОТО)

Количество просмотров: 29 309

«Русская весна» – Экономика


b4a8f662eb47b5d8