Позорный бизнес: как в США заработать на болезнях

Позорный бизнес: как в США заработать на болезнях | Русская весна

«В Америке все хорошо, но тут нельзя болеть. То есть болеть можно, но только в том случае, если у тебя есть хорошая, дорогая страховка, — рассказывает РИА Новости Алиса Вишневецкая, нью-йоркский врач-терапевт. — Дорогая страховка, кстати, тоже ничего не гарантирует: в случае серьезной травмы или болезни она покроет только часть расходов. А потом придется распродавать имущество…»

Обратная сторона американского благополучия

Белорусскому студенту Франаку Вечёрко, который учится в США, за сломанную во время футбольной игры ногу выставили счет на 91 850 долларов. И еще 12 000 сверху — за реабилитацию. Есть подробный прейскурант: три дня в палате — 13 680 долларов, вызов скорой помощи — 5000 долларов, аренда операционной и оборудования — 32 670 долларов, услуги врача — 8800 долларов, каждый рентген — по 900 долларов, и так далее. 

У Вечёрко была страховка, и часть трат она покрыла. Правда, после инцидента страховая компания стала азартно торговаться с больницей, выбила скидку в 50% для своего клиента — как студента, но отказалась оплачивать услуги врача, в результате чего кейс белоруса больница передала коллекторам. При этом речь идет не об элитной клинике, а о самом тривиальном госпитале в Бруклине, который «ничем не лучше белорусской больницы».

«Вот такая она, обратная сторона американского благополучия», — заключает Вечёрко.

Американская система здравоохранения — это огромная бизнес-империя, где сосредоточены колоссальные ресурсы. По итогам 2016 года доля здравоохранения в структуре американского ВВП составила 18%. Это просто грандиозный показатель. В других развитых странах это в среднем 8–9%.

Проблема, однако, заключается в том, что эти огромные деньги не доходят до конкретных пациентов.

США — единственное государство среди развитых стран мира, которое не гарантирует своим гражданам обязательной медицинской помощи.

Согласно исследованиям агентства Bloomberg, в рейтинге систем здравоохранения США занимают лишь 34-е место, уступают не только многим странам Западной и Восточной Европы, Сингапуру и Японии, но и очень небогатой Кубе, которая десятилетия находилась в экономической блокаде. Таким образом, сотни миллиардов долларов идут не на лечение, а циркулируют в недрах медицинских и фармацевтических корпораций, на биржах и в страховых счетах. 

При этом плата за операцию — только первый акт американской «медицинской пьесы».

Следите за руками… и ногами

«Ты ломаешь, скажем, ногу, тебе ее чинят. Для снятия боли прописывают легальные опиаты и релаксанты, например оксикодон или ксанакс. С помощью докторов ты подсаживаешься на опиум. Благодаря своему статусу больного и рецептам доктора, в течение нескольких лет ты легально получаешь все возрастающее количество „успокоительных”. Теперь уже безо всякого повода», — описывает типовую для американского рынка ситуацию Алексей Остальцев, выходец из Киева, живущий в Майами.

Если у тебя есть страховка и твой страховой случай покрывает расходы — хорошо. Если же нет, то придется платить из своих.

Как утверждает Остальцев, длительное злоупотребление подобными успокоительными приводит в реабилитационный центр для опиумных зависимых — «рехаб». Двадцать восемь дней лечения в таком центре обойдутся в 31 тысячу долларов, которые стандартная страховка не покроет. И снова приходится раскошеливаться.

Распространение этой практики в США в последние годы, лавинный рост зависимости от опиоидов и рост смертей от передозировки лекарств получили в американских СМИ с подачи экономиста и нобелевского лауреата Ангуса Дитона название «опиумная эпидемия». По данным Центра по контролю и профилактике заболеваний, в США за 2016 год было зафиксировано 33 тысячи смертей от опиоидов. Одним из тех, кто скончался в результате этой «эпидемии», стал известный музыкант Принс: он умер от передозировки фентанила.

«В США за год выписывается столько опиоидов, что на каждого взрослого американца хватило бы по целой бутылке. Американцы составляют 5% населения планеты и при этом потребляют 80% выписанных во всем мире опиоидов. А нужно ли нам столько? Ответ, конечно же, „нет”, — рассказывала журналистам на пресс-конференции Лиана Вэнь, глава департамента здравоохранения Балтимора.

Как правило, опиоиды выписываются вполне легально, но схема эта настолько прибыльная, что привлекает мошенников.

Зачем ждать, пока человек сам подсядет на препараты в случае наличия у него пусть сомнительной, но „медицинской необходимости”? Ведь можно прописать опиоиды даже вполне здоровому человеку. Именно этим и занимались клиники Parkville Medical Health и LF Medical Services of NY, владельцем которых был Лазарь Фейгин.

«Моей бабушке просто подделали анализы, — рассказал РИА Новости Николай Форш из Нью-Йорка, один из пострадавших по „делу Фейгина”. — Понятно, что в солидном возрасте появляются разные болячки, но никаких постоянных, хронических болей у нее не было, а у Фейгина ей прописали оксикодон. Хорошо, что мы быстро сориентировались и пошли к другим врачам, а были люди, кто этим рецептам верил».

Частный детектив, который во время следствия по «делу Фейгина» представлял интересы нескольких пациентов, рассказал РИА Новости на условиях анонимности, что практика, когда здоровым людям выписывают опиоиды, «не является чем-то исключительным» и «в той или иной мере есть во многих других клиниках».

5500% дохода

Еще один бич американской медицины — беспричинное завышение цен на лекарства. Фармацевтические компании могут кратно завышать цены, даже если в основе препаратов лежат самые простые, примитивные компоненты. 

Это возможно в том случае, если лекарство или его компонент запатентован, тогда компания обладает на него эксклюзивными правами. Своя доля прибыли здесь есть и у страховщиков. В 2016 году газета The Wall Street Journal расследовала историю роста цены на болеутоляющий препарат Treximet, цена на который подскочила с 20 долларов за упаковку до 720. Это цена для частных покупателей. Страховые компании за счет системы скидок платят за этот препарат меньше — порядка 350 долларов.

Еще один показательный случай — покупка в августе 2015 году главой нью-йоркской фармацевтической компании Turing Мартином Шкрели патента на производство лекарства Daraprim, применяемого для лечения ВИЧ-инфицированных и онкологических больных. Уже в сентябре Шкрели поднял стоимость одной таблетки с 13 до 750 долларов.

Таким образом, цена была увеличена на 5500%, и теперь годичный курс приема лекарства обойдется более чем в 600 тысяч долларов. При этом стоимость лечения этим препаратом, естественно, не покрывается медицинской страховкой.

Шкрели получил прозвище «самого презираемого бизнесмена Америки», но его это не расстроило.

Случаи с Treximet и Daraprim — просто наиболее громкие и скандальные. Есть и другие. Так, компании Pharmasse и Gilead безо всяких причин подняли цену на Sofosbuvir — лекарство для лечения гепатита С — в два раза. По сравнению с Шкрели это было очень гуманно. Теперь за курс лечения американскому больному придется заплатить 84 тысячи долларов вместо 36 тысяч.

Читайте также: «Ранен в дупу»: ВСУ опозорили нардепа-карателя Дейдея

Андрей Веселов
Количество просмотров: 4 640

«Русская весна» – Экономика