Правдивый сказ: как Порошенко подумал, что пришло время требований

Правдивый сказ: как Порошенко подумал, что пришло время требований | Русская весна

Выступление президента Петра Порошенко на саммите Украина-ЕС стало довольно неожиданным по интонациям.

Нет, сначала все было как всегда. Сначала президент в стопятисотый раз похвалился главным (и, собственно, единственно понятным для его избирателей) евроинтеграционным достижением — либерализацией визового режима (традиционно, хотя и неправильно, называемым безвизом).
 
По его мнению, «безвиз стал настоящим водоразделом между европейским будущим и советским прошлым Украины». В чем состоит «водораздел», если украинцы получили в странах ЕС такие же права, которые они имеют, например, в России, не совсем понятно.

Впрочем, определенная логика в этом заявлении есть — все же сломаны остатки «железного занавеса». При известной фантазии это можно считать достижением. Особенно, если забыть цену, которую за это пришлось заплатить на протяжении последней четверти века. Затем президент порадовался ратификации соглашения об ассоциации.

Эта тема избирателям понятна в значительно меньшей степени, поэтому он в основном говорил о многочисленности реформ и сложности пути. Следующий период должен был заставить представителей ЕС насторожиться: «Право выбора будущего принадлежит исключительно украинцам, и ни одна страна мира не имеет права включать красный свет на этом пути.

Но, в то же время, ни одна нация не платила такую высокую цену за сближение с Евросоюзом».

Тут надо понимать два момента. Во-первых, сближение с ЕС, в каких бы формах оно не осуществлялось, движение с двух сторон.

Если «право выбора будущего» действительно принадлежит украинцам (они его, правда, продали за печеньки Нуланд, но то такое), то вот право выбора европейского будущего для украинцев принадлежит, прежде всего, ЕС.

И они как раз имеют право «включать красный свет». Во-вторых, даже если не учитывать элементарную подмену понятий (Украина платит войной отнюдь не за сближение с ЕС, а за нежелание руководствоваться европейскими нормами во внутренней политике), то фраза выглядит как откровенный шантаж — возьмите нас в Евросоюз, иначе Путин нападет.

На всякий случай Петр Алексеевич уточнил, что Украина совершенно сознательно отказалась от какого-либо суверенитета и действует в соответствии с требованиями, навязанными Европой: «Когда я избирался Президентом (…) моя программа — Соглашение об ассоциации и реформы, которые заложены в это соглашение». После все этих намеков президент Украины взял быка за рога и сообщил, что «мы хотим, чтобы преимущества евроинтеграции почувствовал каждый гражданин Украины», а, значит, Европа должна предоставить возможности для того, чтобы:

— «украинский бизнес продолжил завоевание и выход на рынки ЕС»;

— «в Украину пришли большие инвестиции и новые технологии»;

— отменить тарифы на роуминг (так на сайте президента);

— дать украинской молодежи доступ к фондам Европейского Союза на обучение;

— при помощи ЕС довести до уровня европейских стандартов украинскую инфраструктуру.

Перейдя к теме «российской агрессии», президент отметил, что «нам нужны единство ЕС и солидарность с Украиной». Тут же он упомянул, что эта солидарность должна выражаться в форме сохранения санкций и дальнейшего участия ЕС «в процессе мирного урегулирования ситуации на (так на сайте президента — Авт.) Донбассе и поддержку международных инициатив Украины по деоккупации Крыма».

В заключение он выразил надежду на проведение последующих саммитов в Донецке и Ялте (ссылка на Донецк особенно куртуазна на фоне кампании в украинских СМИ о том, что Донбасс становится непригодным для жизни людей).

В общем, Петр Алексеевич выдвинул пакет требований, которые, обычно, удовлетворяются уже в составе ЕС. С одной стороны это, безусловно, правильно — евроинтеграция должна приносить конкретные бонусы Украине. Но, с другой стороны, об этом надо было раньше думать.

И вообще, Майдан, на который ссылался президент, собрался именно за то, чтобы не выдвигать никаких требований Европе, не сметь защищать свои интересы.

Его требование — евроинтеграция любой ценой. Да и сами европейцы, как я понимаю, привыкли к тому, что Украина — бесправная колония.

Выдвижение требований (во всяком случае — публичное) не могло их не смутить. Дополнительным раздражителем стала тема конфликта с Россией.

Европейцы давно уже хотят «соскочить» с темы санкций, которые наносят ущерб европейскому бизнесу и не дают конкретных результатов в плане «урезонивания» России. Европейцы полагают, что воевать с Россией должны другие (если им нравится). И у них есть основания полагать, что Украина не делает всего от нее зависящего для прекращения конфликта с Россией.

В общем, выступление президента должно было вызвать некоторое раздражение. И немного предсказуемо, что, когда украинская сторона начала настаивать на том, чтобы в текст итогового совместного заявления была включена фраза о поддержке европейского выбора, это раздражение вырвалось на свободу.

Судя по всему, всплыл и результат нидерландского референдума о том, что Украина не должна претендовать на членство в ЕС. И, хотя саммит таких вопросов не решал, само итоговое заявление — декларативная бумажка, а фраза, на которой настаивала Украина, взята из преамбулы Соглашения об ассоциации, закончилось все скандалом — совместное заявление вообще не было подписано.

Насколько можно судить, этот инцидент — крупнейший дипломатический провал президента Порошенко за все время его полномочий.

Ему изменило ранее не подводившее дипломатическое чутье. Возможно, конечно, что конфликт будет как-то урегулирован, но само его возникновение подтверждает сделанный многими аналитиками вывод о том, что нынешний уровень сотрудничества с ЕС — предел евроинтеграционных мечтаний. Чтобы сделать следующие шаги, должна серьезно измениться Украина и еще более серьезно — сам ЕС.

В этой ситуации требовать уступок от ЕС было не ко времени, да и сама форма была выбрана, пожалуй, несколько неудачно. Ну и очевидно, что этот кризис наверняка отразится на положении самого президента. Избиратели о нем, вполне вероятно, не узнают, но политическая-то элита в курсе…

Коллега Андрей Золотарев как-то сказал, что Петру Алексеевичу срочно нужен менеджер по связям с реальностью. Это — как раз тот случай.

Читайте также: «Ранен в дупу»: ВСУ опозорили нардепа-карателя Дейдея

Василий Стоякин
Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 22 920

Медиасеть "Взгляд"