Время наступает очень сложное. Но когда оно было простым?

Время наступает очень сложное. Но когда оно было простым? | Русская весна

«Подпишет или не подпишет?» — гадали в Москве и Вашингтоне.

«Да как он может подписать собственную капитуляцию? — кипятились одни. — Ведь этой подписью президент Трамп откажется от своих законных полномочий и станет „хромой уткой” на восьмом месяце своего президентства!»

«Куда ему деться? — настаивали другие. — Против всего конгресса спорить невозможно».

Как в воду глядели последние. 

Трамп поморщился немного, но подписал закон о санкциях. А Тиллерсон пропел, что всё это делается только во имя и ради дружбы с Россией. 

От этого всего на ум приходит «Игра престолов».

Сейчас объясню почему. 

Премьер-министр г-н Медведев в четырёх пунктах чётко описал ситуацию: 1) России объявлена полноценная торговая война; 2) администрация Трампа продемонстрировала полное бессилие; 3) новые санкции — на годы и десятилетия, и надежде на улучшение наших отношений с новой американской администрацией — конец; 4) Россия всё равно сдюжит. 

Премьер-министр — реалист, к панике не склонен, и решимости у него — хоть отбавляй. Это он в бытность свою главковерхом вопреки общественному мнению, вопреки крикам из Вашингтона 08.08.08 двинул русские войска за Кавказский хребет и одержал победу над дерзкими грузинами. Но и к конфронтации он не склонен. Так что прислушаться к его мнению необходимо. 

Но отчаиваться и унывать рано. Всё же главное противостояние наших дней не США — РФ, а Президент — Истеблишмент. Там, в Вашингтоне, решается будущее Америки, а значит, и будущее санкций. А спор в Вашингтоне ещё совсем не окончен. Трамп потерпел поражение в битве, но не в войне. 

Как бы отвечая премьеру Медведеву, президент Трамп вчера (в четверг) сказал: «Наши взаимоотношения с Россией докатились до крайне опасного, прежде невиданного уровня. Скажите за это спасибо конгрессу!» Пустые слова? Не думаю.

«Вини не конгресс, а Путина», — посоветовал Трампу самый оголтелый враг России, сенатор Маккейн. Но Трамп ему не внял. 

Я не говорю, что Трамп верно себя вёл. Много ошибок допустил президент Трамп за недолгие восемь месяцев. Главная — кадровая. Кадры решают всё, а кадров у Трампа, пришедшего со стороны, не было. Поэтому он назначал на ключевые посты людей, которые норовили ударить его ножом в спину немедля при получении назначения, даже не присаживаясь. Напрасно он примирился раньше времени с Маккейном, когда тот пришёл к Трампу с повинной головой просить прощения и клясться в верности. Маккейн не знает, что такое верность: он предал своих боевых товарищей, оставив их во вьетнамском плену. Предать президента для него вообще не вопрос. Предал Трампа и генеральный прокурор, и глава ФБР, и многие другие. 

Но президент всё ещё держится. И я не верю, что конфликт в Вашингтоне — лишь уловка, чтобы провести русских, как утверждает мой коллега Лимонов. 

Ведь конфликт Президент — Парламент — это и конфликт определённых кругов. В американском конгрессе (в обеих фракциях) доминируют сторонники теневого правительства, оно же deep state, оно же «мировая закулиса» конспирологов или Хозяева Дискурса. За ними стоят виртуальные производители, Google, Microsoft, Facebook, СМИ, Федеральная резервная система и спецслужбы. 

Им противостоит президент Трамп, как представитель американских производителей физических ценностей, реального сектора. Люди Трампа не выкинули белый флаг и выкидывать не собираются: они верят, что завтрашний день принадлежит им.

Это серьёзный спор — американские промышленники и люди реального сектора понимают, что виртуальщики в них не нуждаются. Не нуждаются они и в американском народе. У реалистов есть очень серьёзные позиции, хотя им противостоит весь виртуальный мир. Спор выходит за границы США. Он разделил элиты Европы и Третьего мира. Мы его часто воспринимаем как спор между либералами-глобалистами и националистами.

Оба лагеря требуют верности. Преклони колено или перед Серсеей, или перед Дейнерис. И между ними идёт война.

Пока — торговая война. 

Вот один пример. Шведские элиты почти целиком стоят на стороне глобалистов, «мировой закулисы», условно говоря, на стороне Клинтон. Это оказалось невыгодно — крупнейшая базирующаяся в Швеции ТНК «Эриксон» (Ericsson) понесла заметный ущерб за последний год на американском рынке. Американские производители воюют с ней не потому, что она иностранная, а потому, что её представители лично связаны с лагерем глобалистов-либералов. Этот спор обошёлся компании «Эриксон» во многие миллионы долларов убытка.

Где Россия в этой игре? Россия не тоталитарная страна, и в России есть разные лагеря. На уровне эмоций и симпатий сторонники президента Путина склоняются к лагерю Трампа, националистов, производителей. Но было бы странно, если бы современная РФ, восставшая из руин в годы Клинтонов — Бушей, не имела бы людей, завязанных на международный либеральный лагерь.

Особенность России в том, что глобалисты не господствуют в ней, а в общем-то мирно уживаются с русскими трампистами.

При всей симпатии к Трампу, Россия и её осторожный президент Путин не собираются прыгать поперёд батьки в пекло и поднимать знамя борьбы с либералами-финансистами-виртуальщиками. Наоборот, Путин пытается пересидеть в стороне эту фазу конфликта, и если это не получается, то не по вине России.

Нетерпеливые призывают Путина сместить либеральный блок правительства, утверждая, что именно этого хотят президент Трамп и председатель Си. Мол, Россия без либералов сразу станет любимой сестрой и займёт ключевое место в ожерелье новой парадигмы. И хотя пример шведской компании «Эриксон» действительно указывает на то, что конфронтация происходит, всё же её завершение пока не очевидно. 

Президент Путин чувствует ответственность за Россию. Он практик, прагматик, а не идеолог. Он ведёт махину корабля «Россия» в условиях конфронтации не только между Западом и Россией, но и внутри западного лагеря. Поэтому он не спешит вписаться в один из лагерей запада. Он не за Серсею и не за Дейнерис. 

Торговая война против России, возможно, обострится, но в этой войне будут задействованы и страны Европы. Германию и Францию раздражает требование США покупать их дорогое топливо вместо дешёвого русского. Конфликт внутри американских элит вынуждает европейских государственных мужей стать более самостоятельными, а они отвыкли от самостоятельности. Им трудно — как трудно было советским союзным республикам встать на ноги после навязанной им независимости в 1991 году. 

Это не значит, что им нужно давать скидку. Наоборот. Иногда удар по сусалам полезнее долгой беседы.

Высылка американских дипломатов — в двадцать раз больше, чем выслали русских дипломатов — образцово-показательный шаг. Мол, подождали с ответом полгода, но включили счётчик, и проценты наросли. Непредсказуемость — большой и важный козырь в руках России. 

На любой шаг противника можно найти ответку — и десятикратную. На решения американских судов московский шемякин суд сможет и больше нарешать.

Если США захотят вторгнуться в Венесуэлу или КНДР, Россия может принести демократию на Украину и в Литву. На заморозку активов РФ — ответить конфискацией собственности американских ТНК, а её в России немало. И, наконец, на пуск их ракет — пуском русских ракет. Ни на секунду не должны усомниться в Вашингтоне в том, что Россия не убоится. Неизбежность возмездия ещё никто не отменял. Но и спешить на Страшный суд не надо. 

А если вменяемые силы победят в Вашингтоне, если Трампу удастся консолидировать своих сторонников, то и эта опасная пора завершится ко всеобщему удовлетворению. А пока — ситуация непредсказуемая.

Америка сейчас находится в состоянии такого раздрая, что совершенно невозможно предсказать, что она сделает сегодня, тем более завтра. США — как огромный грузовик, где два водителя рвут баранку в разные стороны. Поэтому некоторая выжидательность, и без того свойственная президенту Путину, представляется вполне оправданной. 

Время наступает очень сложное. Но когда оно было простым?

Читайте также: Путин погнал «поганой метлой» дипломатов США: Госдеп закатил истерику

Количество просмотров: 12 377

«Русская весна» – Экономика