Военная техника НАТО: секонд-хенд для «младоевропейцев»

Военная техника НАТО: секонд-хенд для «младоевропейцев» | Русская весна

На Западе снова и снова говорят о защите стран Восточной Европы от «российской агрессии», о новых угрозах, о натовской «стратегии обороны и устрашения», об укреплении восточного фланга альянса.

Казалось бы, подобная риторика гарантирует восточноевропейским государствам НАТО поставки современнейшего оружия и военной техники. В период их пребывания в СССР или в Варшавском блоке слово с делом и с новейшими вооружениями не расходилось. Да и может ли сегодня быть иначе — на передовых позициях противостояния с одним из трех главных «мировых зол»?

Оказывается, может. Страны Балтии, к примеру, имеют значительные морские границы и традиции, более 13 лет состоят в НАТО, однако на фоне Балтийского флота России военно-морские силы Латвии, Литвы и Эстонии выглядят как прозрачная стая москитов. Причем боевой состав национальных военно-морских сил представлен преимущественно дряхлыми, когда-то списанными кораблями старших партнеров — Великобритании, Нидерландов, Норвегии и других.

Блеск и нищета восточного фланга

Самыми представительными в странах Балтии считаются ВМС Латвии — это 18 кораблей постройки 80-х годов прошлого века: минных тральщиков типа «Tripartite» (совместный проект Франции, Бельгии и Голландии), сторожевых катеров типа «Storm», патрульных катеров типа KBV. Впрочем, в 2011-м у Латвии появился первый новый сторожевой катамаран Skrunda. Фактически безоружный, но к этому аспекту мы еще вернемся.

Военно-морские силы Литвы имеют один малый противолодочный корабль «проекта 1124М», четыре бывших датских патрульных корабля класса Flyvefisken, один бывший норвежский патрульный катер класса «Storm» (Р32 «Скалвис»), три патрульных катера иных типов, два тральщика английской постройки (M53 и M54), один штабной корабль минно-тральных сил норвежской постройки, одно гидрографическое судно и один буксир. Всего 12 условно боевых единиц, ведь суть боеготовности не в количестве, а в качестве. Обновление проходит неспешно. 

В составе Военно-морских сил Эстонии — всего шесть корабельных единиц, но в Балтийском море старших партнеров они поддерживают как могут. Так, в феврале эстонский 58-летний корабль обеспечения A433 Wambola, который ранее был немецким тральщиком Cuxhaven, выходил в море для участия в военно-морских маневрах НАТО. Причем не в качестве военно-морского музея, а для поиска и уничтожение мин условного противника в заданном квадрате.

Заметим, основной тренд военно-морских сил XXI века — развитый комплекс управляемого ракетного оружия на борту — стран Балтии не коснулся, здесь ни один из боевых кораблей ракетного оружия не имеет.

И все же военные моряки Латвии, Литвы и Эстонии периодически участвуют в маневрах НАТО, проводят посильные совместные маневры в узком кругу, над которыми порой потешается даже килька (видеохитом интернета стала швартовка литовского минного тральщика LNS Kursis M54).

Порой в маленьких ВМС разгораются большие скандалы. Осенью прошлого года на борту эстонского минного тральщика «Сакала» обнаружили крупнейшую партию контрабандного алкоголя и сигарет (56 ящиков сигарет и примерно тысячу литров крепких алкогольных напитков, 300 литров вина). И командующий ВМС Эстонии Стен Сеппер подал в отставку.

Условно вооруженные

Если рассмотреть боевые корабли стран Балтии поближе, можно заметить явное пренебрежение широким спектром современных угроз на море. К примеру, британские базовые тральщики Hunt начали строить в 1980 году. Ветеран ВМС имеет корпус из стеклопластика, два дизеля общей мощностью 3800 л. с. и скорость хода 17 узлов (около 35 км в час). Водоизмещение тральщика 615 тонн, длина 60 метров, ширина 10 метров. Экипаж — 45 человек.

Вооружение выглядит скромно: одна зенитная артустановка Bofors калибра 40 мм (времен Второй мировой) и две артиллерийские установки калибра 20 мм.

В составе радиоэлектронного вооружения — навигационная РЛС, система РЭБ «Матильда», минно-поисковая гидроакустическая станция типа 193М. А для поиска мин вручную на тральщике находится команда аквалангистов-минеров (камикадзе), которым в помощь выделены два автономных подводных аппарата нейтрализации мин (французского производства 1980-х годов). Вероятно, основная боевая задача прибалтийских аборигенов — вручную расчистить фарватер от мин для «белых людей» НАТО.


Тральщик класса Hunt в Литве 

Не менее интересен и сторожевой катер типа Storm, такие строили в Норвегии в начале 1960-х. Катер имеет водоизмещение 100 тонн, длину 36 метров и ширину шесть метров. Два дизельных двигателя общей мощностью 6000 л. с. обеспечивают скорость хода до 32 узлов (до 60 км в час). Экипаж 19 человек. В частности, литовский Storm под именем P33 Skalvis (он же Steil P969) построен в 1967 году, немало потрудился в родных норвежских ВМС, снят с вооружения в 2000-м, списан и продан балтийскому союзнику.

Интересно, что в ВМС Норвегии «Штормы» имели на борту противокорабельные ракеты «Пингвин» МК1 (с инфракрасной системой наведения) дальностью 20 километров, но «младоевропейцам» Балтии катера достались без ракет.

На исторической родине задача «Штормов» состояла в нанесении молниеносного ракетного удара по кораблям противника с последующим стремительным бегством в норвежские фьорды. На Балтике фьордов нет, и ракетные комплексы демонтировали. «Шторму» оставили только старинную артустановку калибра 76 мм и ранее упомянутую антикварную зенитку Bofors калибра 40 мм. Гидроакустическая станция и противолодочное вооружение отсутствовали изначально.


Сторожевой катер типа Storm в Литве 

Для понимания общей картины, к 2000 году все 19 катеров Storm вывели из боевого состава ВМС Норвегии, и семь из них (после демонтажа ракетного оружия) передали Латвии (три катера), Литве (три катера) и Эстонии (один катер). С датскими патрульными катерами «Флювефискен» примерно та же история.

Поскольку всем на Западе давно известно, что «Россия готовится к противостоянию с НАТО в балтийском регионе», изношенное вооружение прекрасно подчеркивает отношение Брюсселя к балтийским союзникам как к «братьям меньшим» или неизбежным (сопутствующим) жертвам глобального процесса.

Читайте также: Ход России: Что делают ракетоносцы Ту-95, «летающие радары» и Су-35 у Корейского полуострова

Александр Хроленко
Количество просмотров: 12 464