Референдум в Каталонии как конец европейской «тюрьме народов», — мнение

Референдум в Каталонии как конец европейской «тюрьме народов», — мнение | Русская весна

Известный публицист и писатель Исраэль Шамир — о главном событии минувшей недели.

Россию уже обвинили в Мадриде во вмешательстве в дела Каталонии. Мол, русские СМИ с использованием русских хакеров и фейковых новостей способствовали референдуму в этой провинции. Это, конечно, не так. Позиция России по Каталонии такая же, как у кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно!»

Разжечь пламя раздоров в лагере противника — это азы стратегии, но Испания не противник России. Отношения двух стран хорошие и стабильные, находятся они на двух дальних рубежах Европы, проблем нет. Нет у России острой необходимости ни примирять, ни ссорить кастильцев и каталанов: они живут вместе не первый век, разберутся и без нас.

Но поставить диагноз нужно. Почему вдруг местным властям Каталонии захотелось уйти из-под эгиды испанского короля? Это плата за двоевластие, установившееся в Европе, где, помимо суверенных государственных властей, над ними вырос чудовищный аппарат Евросоюза, претендующий на высший суверенитет.

Хотя народы стран Европы на всех референдумах выступали против передачи суверенитета Брюсселю, неизбранное руководство Евросоюза все равно считает, что оно может решать за всех.

Вспомним чуть было не навязанное народам Европы Трансатлантическое соглашение, открывающее рынки и труд Европы перед Соединенными Штатами. Народы были против, но Брюссель сказал: мы так решили, а вас никто не спрашивал. И если бы не президент Трамп, торпедировавший эту инициативу в первые дни своего правления в Белом доме, Европа уже была бы порабощена.

Брюссель действует как магнит: он рвёт слабые узы, которыми были связаны некоторые исторические территории с местными центрами силы. Так, он способствовал референдуму в Шотландии: местные власти захотели уйти под руку Брюсселя из-под державы Виндзоров. В ответ Британия запустила брексит — выход из Евросоюза. Нечто похожее происходит и сейчас в Испании.

Каталония, если обретёт независимость, хочет остаться под властью Брюсселя. Под Брюсселем останется и ослабевшая, лишённая Каталонии Испания.

Брюссель усилится, Мадрид ослабнет, и, конечно, ослабнет и Барселона. Главный рынок для каталонских товаров — в Испании, и для неё уход из Испании может обернуться уроном.

Заблуждаются те, кто сравнивает Каталонию с Крымом или Донбассом. Если уж нужен пересчёт на наши реалии, Каталония — это Украина перед выходом из исторического союза с Россией. Тогда украинские политики подсчитывали, как хорошо они заживут без Москвы. Ведь Украина была самой развитой частью исторической России. Но оказалось всё не так гладко.

Читайте также: «Европа будет нам что-то рассказывать про референдум в Крыму?» — Захарова о Каталонии

Испания могла бы последовать совету англичан и выйти из ЕС. Видимо, и пути-то другого нет, чтобы загнать обратно в бутылку вырвавшегося джинна сепаратизма. Без высшей власти Брюсселя не будет и искушения отойти под его высокую руку. А пока есть Брюссель, испанцам придётся играть по его правилам. Несмотря на то что ЕС не осуждает Мадрид за жёсткое подавление народного волеизъявления, уже видно, что испанскому правительству придётся пойти на уступки.

Хорошо ли это для народов Испании? Сделаю небольшой экскурс. В далекой юности я был в восторге от идеи национального освобождения. Моя мать читала мне Мицкевича и пела «Ещё Польска не сгинела». В шестидесятые годы я хотел поехать воевать за Биафру — так называлась отделившаяся провинция Нигерии. Многие помнят «независимую Ичкерию». Но с тех пор прошло много лет.

Я повидал много войн за независимость и много сепаратистских движений. Хорошего в них для народа мало, даже в лучших из них. Хотя у каждого случая есть свои особенности, но, как правило, сепаратизм — очень трудный путь.

Это касается и Каталонии. Если Каталония, почему не Страна Басков, почему не Валенсия, почему не французская Каталония и т. д. Тогда развалятся страны, и всеми будет править Брюссель и крупные транснациональные компании (читай: Вашингтон и Берлин). Пока нет надлежащей замены крупным суверенным государствам.

Мадрид совершил много ошибок, борясь с каталонским кризисом. Они могли бы провести референдум, раз уж его так требуют. Большая часть населения Каталонии, по всем опросам, была против выхода из Испании. Но отдав проведение референдума местным властям, да ещё и пытаясь его запретить, Мадрид преградил путь для участия в референдуме лояльному большинству. А местные националисты все пошли на референдум и проголосовали за.

Читайте также: «Барселона» присоединяется к борьбе за независимость Каталонии

Правильным выходом для испанцев было бы усиление Испании за счёт Евросоюза. Меньше власти Брюсселю, больше — Мадриду. Иначе процесс ухода испанских провинций под руку Евросоюза кажется неизбежным, пока Испания не сожмётся до своих средневековых размеров.

Но если Барселона и станет независимой, в этом не будет большой катастрофы: она останется там же, где она сейчас находится, связанная тысячами уз с остальными частями Испании.

Какой будет динамика взаимоотношений, невозможно предсказать. Будет ли Каталония дружественной и близкой Испании страной, как Белоруссия к России, или враждебной, как Украина к России, зависит прежде всего от руководства этих стран и от воли народов.

Россия в любом случае останется в хороших партнёрских отношениях со всеми народами Иберийского полуострова.

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 11 735

«Русская весна» – Экономика