«Мировая война С»: сепаратизм как оружие XXI века

«Мировая война С»: сепаратизм как оружие XXI века | Русская весна

Сейчас начинается «мировая война С» — все активные игроки будут «шатать» друг друга уже не путём «цветных революций», а рычагом сепаратизма, пишет «Журналистская правда».

Решительное намерение каталонцев — как населения, так и избранных лидеров региона — идти путём отделения от Испании имеет чрезвычайно далеко идущие последствия. Независимая Каталония почти наверняка станет прологом конца Европы — Европы нынешних границ, союзов, векторов и смыслов.

По словам Карлеса Пучдемона, лидера каталонской автономии, уже в начале следующей недели регион объявит о своей независимости и начнёт соответствующие процедуры обретения суверенитета — в одностороннем, как подчеркнул Пучдемон, порядке, если Мадрид так и не выразит никакого желания диалога. А он его — на 99%! — не выразит. Стало быть, будет «по-плохому», а не «по-хорошему».

О том, что Мадрид совершенно не намерен как-либо идти навстречу желанию большинства каталонцев, красноречиво говорит его мобилизация местного про-юнионистского меньшинства, которое сегодня вышло на улицы Барселоны, якобы выражая «правильное» народное мнение: ««Мы все вместе!», «Они разделили общество», «Нас большинство», «Не хотим, чтобы Каталония отделялась» — десятки тысяч человек в центре Барселоны митинговали против отделения Каталонии от Испании».

Подобные акции за единую Украину проходили в своё время и в Донецке, когда наскребённые по сусекам несколько сот человек присваивали себе право говорить от имени мегаполиса. А многие из тех, кто был тогда там, позднее вошли в батальон «Донбасс» и прочие карательные нацбаты. Мысль Мадрида ясна как в своё время Лондона — окей, если у нас появилась своя «Северная Ирландия», то мы на это ответим созданием внутри неё собственных радикалов, «ольстерских лоялистов». А эти ребята в отмороженности ничуть не уступали боевикам ИРА.

И вот теперь главный вопрос: кому будет «по-плохому»? Только Испании? Или далеко не только ей одной?

Если считать Каталонию «прецедентом номер 1», то всё же не стоит забывать, что точкой отсчёта был «нулевой прецедент» — Косово. Косово стало отправной точкой перекраивания границ в послевоенной Европе, и тогда в полную силу зазвучали голоса: да ведь так закладывается мощнейшая бомба под все европейские государства! Если можно косовским албанцам, то почему нельзя шотландцам, баскам, северным ирландцам, ломбардцам, бретонцам? Баски, что ли, меньше этих самых албанцев крови за свою независимость пролили? Или северные ирландцы?

«Прецедент Косово — это страшный прецедент. Он по сути дела взламывает всю систему международных отношений, сложившуюся даже не за десятилетия, а за столетия. И он, без всяких сомнений, может повлечь за собой целую цепочку непредсказуемых последствий» — Путин предупреждал. Ему не хотели верить, а зря… Кстати, Испания независимое Косово так и не признала — чуяла, что таким образом она «выстрелит себе в ногу», но это мало помогло — Косово признали «наверху», в ЕС и ООН, а всем испанским сепаратистам важно именно это, а не одобрение Мадрида.

Но тревожное пророчество не спешило сбываться — понадобилось 9 лет, чтобы стало реальностью «испанское Косово». Срок не маленький, но и не особо большой — если раз в десятилетие в Европе будет разваливаться по стране (а Испания вслед за Каталонией почти наверняка потеряет Страну Басков, а потом и Галисию), то лет через 50 от привычной нам политической карты континента ничего не останется. Да и не в разноцветных кусочках карты, конечно, дело.

Надо посмотреть правде в глаза: наций — то есть, сообществ, претендующих на суверенитет и обладающих политическим самосознанием, — в Европе ГОРАЗДО БОЛЬШЕ, чем государств.

Это — факт, с ним бессмысленно спорить. Шотландцы давно и упорно «тренируются» в референдумах по отделению от Англии и однажды, безусловно, победят. Бельгия — искусственное нелепое образование, где фламандцы и валлонцы спят и видят, чтобы не жить в одной стране. От Дании хотят отделиться Фарерские острова, от Италии — немецко-говорящий Южный Тироль. В каждом регионе Франции есть свои сепаратисты. Из будущих государств на руинах Украины упомяну только Закарпатье, оно отделится — сто процентов. Перечислять можно долго.

Что из этого следует? Только то, что существующие государственные границы теперь становятся чем-то эфемерным, призрачным, а самое главное — не просто увеличится число европейских государств, а полностью уйдёт в прошлое европейское единство. Какие отношения сложатся у Каталонии с Мадридом, в общем, понятно — не самые тёплые.

Как и у Косово с Белградом. И так будет в каждом следующем случае — каждый «сепарский» регион потому и хочет отделиться, что он обижен на метрополию, ведёт счёт обидам и ждёт момента, чтобы его выкатить «поработителям» и «оккупантам». Говоря просто и грубо: ЕС — это такой карточный домик, который существует только в хрупком равновесии и при наличии строго определённого набора карт. Больше или меньше их станет — конструкция развалится. А уж если «карты» начнут толкать друг друга — и подавно…

С момента появления на карте независимой Каталонии — можно смело говорить: отсчёт до распада Евросоюза пошёл.

Европейцы так старательно поддерживали «парад суверенитетов», разваливший СССР, что теперь к ним возвращается этот кармический бумеранг. Большая проблема для наших недругов заключается в том, что если на «демократию» у них была монополия, и они несли её всем, кому желали зла, то с сепаратизмом совсем даже не так.

Поддерживать независимую Каталонию или Техас, Шотландию или Моравию могут любые страны, а совсем даже не «золотой миллиард». Более, того, вполне вероятны совершенно причудливые, почти непредставимые сегодня дискретные конфедерации — экономические союзы отдалённых друг от друга новых государств, сплочённых своим статусом изгоев у «старших».

Это сейчас Каталония наивно полагает, что её возьмут в ЕС и НАТО, а как на самом деле там выйдет — бабушка надвое чихнула. Вот и задумаются тогда они, а почему бы не налаживать экономические связи с Донбассом, Приднестровьем, Абхазией и Осетией… И с Россией, конечно, — опосредовано.

Можно задать резонный вопрос: а разве в США нет угрозы сепаратизма? Или в Китае — да и вообще, в Азии? Наконец, в самой России? Конечно же, есть! 

Более того, сейчас начинается «мировая война С» — все будут «шатать» друг друга уже не путём «цветных революций» ради обрыдшего призрака демократии, а рычагом сепаратизма.

И каждому игроку в этой глобальной игре нужно будет максимально поддерживать сепаратизм у своих противников и максимально же давить его у себя. Распад страны из-за региональных противоречий — куда более эффективный способ устранить конкурента, чем долгое воспитание «майданного ядра». Вместо технологии «М» (Майдан) основным орудие взаимного давления становится технология «С».

Читайте также: Мелания Трамп выбрала весьма откровенный образ (ФОТО)

Григорий Игнатов

Количество просмотров: 8 171

«Русская весна» – Экономика