По Минскому этапу: Киев ищет войны, — мнение

По Минскому этапу: Киев ищет войны, — мнение | Русская весна

Военкор, автор книги о Донбассе «Я и рыжий сепар» и проекта WarGonzo Семён Пегов комментирует принятый вчера украинским парламентом закон о так называемой реинтеграции Донбасса, анализируя сразу ряд факторов, в том числе и попытку информационной блокады региона со стороны Киева. 

В Минске вчера очередной этап дискуссий по урегулированию конфликта в Донбассе. И если Донецк с Луганском используют постулаты, разработанные «нормандской четвёркой» для того, чтобы сохранить жизни собственных сограждан, то у Киева, похоже, совершенно противоположная стратегия. 

В случае украинских властей минские договорённости — это своего рода возможность сковывать действия Донбасса в его стремлении к обретению суверенитета и следующего за ним мирного строительства собственного государства.

Киев же пытается превратить минский процесс в своего рода временную тюрьму, всячески оттягивая реальное решение или, если хотите, воплощение условий и задач, заложенных в основу дипломатических документов, протаскивая собственную агрессивную и тупиковую позицию от этапа к этапу.

Да, предновогодний обмен пленными на Донбассе подарил многим (прежде всего жителям самого региона) надежду на то, что вооружённое противостояние, которое, по сути, не прекращается ни на день (по крайней мере, в Донецке не припомнят таких суток, что обошлись без свиста пуль и снарядов), постепенно пойдёт на спад и киевские власти пойдут на прямые контакты с властями донбасских республик хотя бы в гуманитарных вопросах.

При этом не будем забывать, что сам факт обмена обязан своим существованием не столько даже минской площадке, сколько посредничеству церкви и лично патриарха Кирилла. Что само по себе подчеркивает исключительность этого события, а не его рабочий характер, как этого, наверное, хотелось бы многим.

Тем не менее так называемое новогоднее перемирие, договорённости о котором были достигнуты, на волне пацифистской эйфории после не сорвавшегося, несмотря на провокации, обмена худо-бедно соблюдалось.

Да, где-то на фронте шли стрелковые бои локального характера, да, на отдельных участках, как говорят, местные «гукало», но, по меркам этой войны, подобного рода трения не в счёт.

То есть человеку, не погружённому глубоко в донбасскую историю, ситуация действительно могла показаться позитивной. Киев очень постарался создать иллюзию, что стремится к деэскалации конфликта и в ближайшее время кризиса не предвидится.

Однако иллюзия эта очень быстро развеялась. На этом остановимся подробнее.

Читайте также: Артиллеристы ВСУ отказались стрелять по территории России, — украинский генерал (+ВИДЕО)

Редкая встреча контактных групп в рамках минских дискуссий обходится без предварительной подготовки к ней Киева — и отнюдь не в части наполнения компетенцией дипломатического корпуса, а в едкой форме грубых военных нарушений тех самых минских документов. Фразу:

«Ой, ВСУ опять по городу со всех стволов долбить начали — значит, минские встречи скоро!» — в Донбассе можно было услышать фактически на протяжении всех трёх (скоро уже четырёх!) лет вооружённого конфликта.

Однако в новом году у Киева, похоже, новая стратегия. Если раньше основной упор делался на хорошо спланированные артиллерийские налёты, которые приводили зачастую к десяткам жертв среди мирного населения, то на этот раз украинские власти нанесли удар совсем в иной манере, затронув больше миллиона жителей Донбасса.

На фоне пацифистской мишуры и декларированного центральной киевской властью (прежде всего Порошенко) изъятия части боевых полномочий у националистических батальонов и аваковской Нацгвардии, по факту, Украина прибегла к психологическому терроризму. Накануне очередного минского раунда (или, если хотите, этапа) Донбасс оставили без связи, перерубив кабель Vodafone на линии фронта.

Поскольку для определённой социальной группы населения ДНР (а это очень многочисленная группа) украинский оператор был единственной связью с внешним миром и, главное, с родственниками на «той стороне», напряжение и паника, особенно в пенсионерской среде, в первые дни зашкаливали.

Во-первых, у людей отложилось на уровне рефлексов: проблемы со связью — предвестники тяжелейшего военного обострения со всеми вытекающими последствиями.

Во-вторых, оказавшись отрезанными от живого общения с близкими, жители республики пожилого возраста (советской, к слову, закалки) ринулись срочным образом исправлять ситуацию, то есть массово скупать местные, донецкие симки оператора «Феникс», который, естественно, не ожидал такого многотысячного ажиотажа.

Действительно, иначе как диверсией или психологическим терроризмом этот акт киевских спецслужб не назвать.

Сложно поверить, что тотальная проблема только в одном «случайно» перебитом кабеле. И ещё сложнее поверить, что его нельзя починить в течение целой недели, тем более что «авария» произошла на подконтрольной ВСУ территории.

То есть вместо прямого вооружённого давления на донбасские республики Украина устроила психологический прессинг с помощью грамотно организованного социального напряжения.

Кстати, не факт, что по количеству жертв прямая военная агрессия опережала этот хитроумный способ. Я уверен, статистику касательно того, сколько больных людей не смогли дозвониться в скорую и другие службы спасения, ещё подготовят.

Читайте также: В Госдуме пригрозили «жестким ответом» Украине в случае «тестирования» российских границ

Что касается собственно минских дискуссий и одной из главных их тем — второго этапа обмена пленными, — в Донецке иллюзий на этот счёт не питали изначально, а по результатам первого обмена сделали свои выводы. Мне удалось связаться с донбасским лидером Александром Захарченко, он перспективы переговоров оценил следующим образом (цитирую дословно): «Трудно обсуждать позицию Киева по отношению ко второму этапу обмена.

Если основываться на опыте первого этапа, то могу сказать, что позиция и поведение Киева в вопросах обмена — это ад и морок! Если говорить простым языком, то это обман, подлоги, мошенничество, взятие заложников, закладка будущих конфликтов и так далее.

Вообще не понимаю, как с ними работать. Доверия к Киеву нет ни грамма, и опыт последнего обмена делает это доверие ещё меньше. В противовес Киеву у нас всё просто: объявили количество пленных, подлежащих обмену, и передали. Всё».

В любом случае, надеясь, конечно, на лучшее в Донбассе готовы ко всему. Очередной виток эскалации (пускай и посредством социального давления) в Донецке пережили, как и все предыдущие, — со свойственной местным смекалкой и стойкостью. Министерство связи, например, хоть и в авральном режиме, запустило несколько новых станций связи, чтобы разгрузить донецкую мобильную сеть.

Всё, что не убивает Донбасс, делает его сильнее.

Читайте также: «Мы замёрзли!» — как ОБСЕ «помогает» чинить кабель Vodafone

Количество просмотров: 18 118



b4a8f662eb47b5d8