«Страшная месть» Украины Польше: как это будет

«Страшная месть» Украины Польше: как это будет | Русская весна

Сегодня на пленарном заседании Верховный совет Украины намерен дать ответ на враждебный польский закон, принятый в конце минувшей недели.

Напомним: польский парламент одобрил запрет бандеровской идеологии и ответственность за отрицание преступлений украинских националистов в годы Второй мировой войны. Тех самых, которые на Украине официально героизированы и служат хребтом национальной идеологии.

Данный шаг вызвал яркую реакцию в Киеве: президент П. Порошенко обиженно сказал, что закон «не соответствует провозглашенным принципам стратегического партнерства между Украиной и Польшей».

Глава МИД П. Климкин обругал поляков мифотворцами и заявил, что нельзя же так продвигать стереотипы: «Признание каких-то наций преступными ведет в никуда».

В Раде пообещали нанести сокрушительный ответный удар.

Ну так вот. Шестого февраля украинский парламент обратится к польскому парламенту с призывом передумать, а к президенту Польши — с просьбой не подписывать закон, принятый по инициативе его же партии.

Иными словами, страшная месть будет состоять в подаче прошения старшему партнеру. И им, вероятно, ограничится.

Остальные отповеди находятся в границах мелкого троллинга — вроде вывешивания бандеровских флагов вместе с государственными в отдельно взятом Тернополе и приглашения посла Польши на «бандеровские чтения» в Киевсовете «в связи с катастрофическим ухудшением отношений между нашими странами и ростом необоснованных исторических мифов, навязываемых пропагандой Российской Федерации» (вот как).

На то, что никаких реальных ответных мер не будет, указывает и коллективное мнение украинских политологов и дипломатов. Вот, скажем, говорит политолог и дипломат номер один:

«Украине надо подумать, как не втянуть себя в реагирование. Потому что это будет бесконечная ситуация.

Если мы втянемся в ссору с Варшавой на уровне заявлений, прокламаций, законов — причем законов абсолютно недейственных и нереалистичных для выполнения, — втянемся в какой-то конфликт, это начнет вредить нашим реальным интересам».

А вот политолог и дипломат номер два:

«Что для нас главное? Поссориться сейчас с Польшей, сделать так, чтобы она к нам относилась так же, как Российская Федерация, так, чтобы мы были в окружении врагов? Или сохранить — учитывая, что основной враг, основная угроза — на Востоке — на Западе партнеров и друзей?»

И так далее. Причины, по которым киевская элита внезапно вместо привычного гвалта и объявления страшной вендетты проявляет смирение и кротость, очевидны. И они вовсе не в том, что Украина внезапно обрела политическую мудрость. Все куда более просто и стыдно.

Дело не только в том, что Польша — единственная заметная страна Евросоюза, выступающая «адвокатом Украины» во внутриевропейских дискуссиях. Не только в том, что она одна из значимых стран пытается спасти украинскую ГТС от пришествия «Северного потока-2».

Есть и более банальная причина для покорности. Согласно свежей польской статистике, в минувшем 2017 году число иностранцев, просивших разрешения на пребывание в Польше, выросло на 33% по сравнению с 2016 годом и на 70% — по сравнению с 2015-м, достигнув 200 тысяч человек.

Из них подавляющее большинство — 62% — граждане Украины. Причем почти все они — хотят работать, число заявок от них за год выросло на треть. Всего же в Польше в наступившем 2018 году будет, по прогнозам, работать около трех миллионов украинцев — то есть, грубо говоря, каждый десятый.

А с работодателями не ссорятся. 

Интереснее во всей этой истории другое. Примирительные аргументы украинских политологов практически один в один повторяют аргументы польских коллег, призывавших в прошлом году смириться с украинской бандеризацией.

В августе минувшего года официозная польская Rzeczpospolita, например, в комментарии «Лучше уж с Бандерой, чем с Москвой», писала: «Большие народы могут отделять эмоции от стратегических потребностей.

Малые нации придерживаются строго моральных позиций, которые, конечно, укрепляют их самооценку, но подрывают политические позиции». И настаивала на том, что Польша должна быть большой, мудрой нацией, которая умеет смотреть в перспективу и укрощать свои эмоции.

Однако это не сработало. И, надо думать, вот почему.

Штука вся в том, что и Польша, и Украина, принимая законы о своей исторической невинности и пострадатости, делают это по инерции, выполняя программу, заложенную не вчера и не в прошлом году. Речь идет об очень старой мифологии, предложенной практически всей Восточной Европе давным-давно и в конечном итоге сегодня почти повсеместно принятой.

Коротко эту мифологию можно сформулировать так: «Мы, маленький и добродетельный (вписать название) народ, в течение многих веков героически боролись за свою свободу от Российской империи. Нас угнетали, но мы не сдавались. Поскольку мы боролись с Империей, никакие действия наших героев не могут быть осуждены. Требуем компенсаций».

Сказать, что прогрессивное международное сообщество поддерживало этот коллективный миф — значит не сказать ничего. Не только поддерживало, но и в течение где десятилетий, а где и веков тщательно культивировало. И даже спонсировало.

Эта стратегия увенчалась безусловным успехом, вылившимся в конце минувшего века в распад Варшавского договора и самой «империи» в лице СССР. После чего потребность в мифе не то чтобы исчезла (она не исчезла, потому что антиимперский миф необходим, чтобы удержать восточноевропейцев от каких-либо форм интеграции с Россией).

Но миф потребовалось реформировать, чтобы приспособить к новым историческим обстоятельствам.

Конкретно сегодня идеальный антиимперский миф для Восточной Европы должен бы выглядеть так. На востоке по-прежнему темный Мордор, которому нельзя быть ни за что благодарным, с которым нельзя связываться, которому ничего нельзя прощать и которому надо вместе противостоять.

А вот между собой — пора быть взрослыми цивилизованными людьми. То есть никаких конфликтов и трений, никаких взаимных набросов и обвинений, а если что и было — то дело прошлое.

Однако, несмотря на явные усилия, реформа мифа не удалась. По одной простой причине — за время его действия восточноевропейские политические нации, так сказать, «инфантилизировались». Привыкли считать себя маленькими и обиженными, которым должны все и которые не должны никому. 

Нельзя десятилетиями верить, что ты белый, пушистый и ни за что не несешь ответственности, а потом вдруг начать вести себя мудро, ответственно и по-взрослому прагматично.

И поэтому большинство польских парламентариев не прислушались к призывам «смириться с Бандерой» — чего это вдруг смиряться с нацией гастарбайтеров. Пусть сами смиряются.

И поэтому украинский политикум, проглатывая плевок в душу и «нож в спину», чувствует себя не великим и мудрым, а, напротив, маленьким и слабым, вынужденным терпеть очередное унижение от очередных хозяев. Что, кстати, сильно подрубает его собственный героический свободолюбивый миф.

Потому что когда два одинаковых мифа сталкиваются, то в конце может выжить только один. А слабейший обречен.

Виктор Мараховский

Читайте также: «Украинцы, вам лгут! В Донбассе гражданская война», — экс-депутат Рады в эфире украинского ТВ (ВИДЕО)

Количество просмотров: 22 942

«Русская весна» – Экономика