Супероружие Кремля поразило оппозицию в самое слабое место

Супероружие Кремля поразило оппозицию в самое слабое место | Русская весна

Отчего у нас в поселке у девчат переполох. Кто их поднял спозаранок, кто их так встревожить мог.

Оказывается, В. В. Путин со своим президентским посланием.

Спору нет, и наши западные партнеры, по понятным причинам, не салютовали новому политическому мышлению РФ, изложенному во второй части послания. Но отнеслись к нему с приличествующей случаю серьезностью.

Чтобы понять изменения, происшедшие с партнерами, достаточно прочертить линию «путинская мюнхенская речь 2007 года — путинское послание 2018 года».

Наиболее репрезентативной западной реакцией на выступление в Мюнхене была статья обозревателя LA Times Макса Бута «Putin: the louse that roared» («Вошь, которая зарычала»). Уже заголовок статьи демонстрировал немалую свободу слова.

Если бы тот же Бут употребил подобные эпитеты применительно к мигранту, гомосексуалисту, наркоману, феминисту etc., скорее всего, его журналистская карьера закончилась бы в 24 минуты — хотя бы даже герой гипотетической заметки в самом деле был глубоко неправ. Но при назывании российского президента уже не было никаких ограничений. Хотя бы даже продиктованных простейшим чувством вкуса и приличия.

При том, что сама-то речь была достаточно сдержанной:

«В последний раз — опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз — на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!»

Вероятно, пренебрежительная смелость журналиста LA Times, вполне одобренная западным экспертным и политическим сообществом, была связана с такими словами из его статьи:

«От некогда могущественной Красной армии осталась одна оболочка по сравнению с эпохой холодной войны: вместо 5,2 миллиона солдат в 1988 году теперь их 1 миллион, причем моральное состояние большинства из них чудовищно, а снаряжение и того хуже».

Действительно, если боеспособной армии у России нет — одна видимость, то зачем российского правителя слушать и о чем с ним вообще разговаривать?

Прошло одиннадцать лет — и от бесшабашной смелости 2007 года у наших партнеров не осталось и следа. Очевидно, когда им показывают кулак и намекают, что он могилой пахнет, это сильно стимулирует ответственность и рассудительность.

Но это у наших западных партнеров, тогда как наши домашние партнеры, то есть либерально-освободительная оппозиция, такой рассудительности нимало не проявляет и демонстрирует именно что девчачий переполох. Хотя обыкновенно она вполне играет в тон и в лад с прогрессивным Западом. Здесь же, однако, гармонии не наблюдается.

Прежде всего нет никакой ясности в вопросе «что это было?». Если, согласно мнению наших прогрессистов, никакого чудо-оружия в действительности нет и все это не более чем турусы на колесах, — тогда неясны их дальнейшие претензии.

Плач об обездоленных инвалидах, детях и пенсионерах, у которых все деньги сожрал ВПК, имел бы смысл, если бы чудо-оружие действительно существовало. Но если его нет и все это сугубый блеф, тогда при чем здесь сирые и убогие. Турусы на колесах — дело очень дешевое, никак не могущее ухудшить жизнь пенсионеров.

То же самое с бурным протестом «Солнечному миру — да, да, да! Ядерному взрыву — нет, нет, нет!».

Как может не существующее, по мнению наших домашних партнеров, ракетно-ядерное оружие нового поколения увеличить военные риски? Чтобы их увеличить, это оружие должно для начала иметься в природе.

Если же машина Судного дня все-таки существует, то надо, во-первых, больше не говорить о потемкинских ракетах, тут «или — или», во-вторых, вспомнить, что это за машина такая. Не секрет — и уже много десятилетий не секрет, что такая машина строится на принципе нанесения партнеру ответного неприемлемого ущерба.

«На тот свет, значит, на тот свет — но только вместе с вами». Что обессмысливает агрессию против державы, обладающей такой неуязвимой машиной, которая сработает даже при самом худшем развитии событий и даст неминуемую обратку.

Именно в том суть гарантированного при любом случае ответа. В послании к партнерам «Не наносите первый удар, не тешьте себя иллюзиями касательно противоракетной обороны. „Мертвая рука“ („Периметр“ тоже) все равно сработает, и вы даже из нашего гроба получите ответ, который вам не понравится. А если вашего первого удара не будет, то будет вам солнечный мир и прочие житейские радости».

Или, как сказано век назад:
«А если нет, — нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века — вас будет проклинать
Больное, позднее потомство!»

Если, конечно, потомство вообще останется.

Читайте также: Я проголосовал за Путина на ринге, — Емельяненко отправил поляка в нокаут за три минуты (ВИДЕО)

Речь идет именно об укреплении несколько подвергшегося эрозии старинного равновесия страха, равновесия, более полувека избавлявшего мир от прелестей Третьей мировой войны.

И если наши домашние партнеры бьются в конвульсиях от первомартовского равновесного заявления, то либо они совсем утратили способность к рассуждению, либо совсем удручены крушением согревавшей их душу надежды на несокрушимую мощь американской армии и флота и на то, что джи-ай приде, порядок наведе.

Горько видеть крушение иллюзий прогрессивной общественности, но равновесие страха важнее. И ценнее, чем даже такие иллюзии.

Максим Соколов

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 49 039



b4a8f662eb47b5d8