«Посмотрел на себя, испугался». Как перевоспитывают криминальных подростков (ФОТО)

«Посмотрел на себя, испугался». Как перевоспитывают криминальных подростков (ФОТО) | Русская весна

Воровство, наркотики, разбой — у каждого из петербургских подростков, проходящих курс в Центре социальной адаптации святителя Василия Великого, своя история. Корреспондент РИА Новости побывал в центре и узнал, как малолетних преступников, оказавшихся в шаге от колонии, возвращают к нормальной жизни.

Шальные деньги

Кирилл Сафонов (все имена подростков изменены. — прим.ред.) впервые попробовал курить гашиш в 12 лет. Тогда же в школе познакомился со своим будущим подельником Игнатом. Начали с мелочей: выносили из магазинов то, что плохо лежало. Дальше — больше: воровали велосипеды и телефоны, отнимали у девушек сумки. Подростки попадались полицейским, но все ограничилось постановкой на учет.

Как-то раз Кирилл с Игнатом ехали в трамвае и встретили знакомого. Предложили ему покурить гашиш. Когда парень уже мало что соображал, они забрали у него новый смартфон — угрожали ударить электрошокером. На следующий день за ними приехала полиция.

Сафонов и в этот раз избежал бы ответственности: по делу он проходил свидетелем. Однако уже в СИЗО его подельник, получивший реальный срок, рассказал следствию о других преступлениях, которые они совершали вместе.


Фото предоставлено Центром святителя Василия Великого
Кирилл Сафонов

Альтернатива колонии

Суды проходили сразу в трех районах Санкт-Петербурга — по местам преступлений. Первый же суд, помимо условного срока по статье 161 УК («Грабеж группой лиц по предварительному сговору»), назначил Сафонову курс реабилитации в Центре социальной адаптации святителя Василия Великого. Это уникальное для России место, где малолетним преступникам предлагают альтернативу тюремному заключению и возможность вернуться к нормальной жизни.

«Раньше я вела волонтерский проект в колонии, готовила заключенных к освобождению. Те, кто однажды попал туда, возвращаются снова и снова. А вот молодых людей без опыта тюремной жизни гораздо легче образумить», — убеждена психолог центра Елена Галактионова.

Об этом говорит и статистика: из 308 человек, прошедших здесь курс реабилитации, только 41 совершил повторные преступления. Петербургские суды часто в решениях по делу прямо прописывают курс реабилитации в Центре святителя Василия Великого.


Фото предоставлено Центром святителя Василия Великого
Подростки проходят реабилитацию в центре адаптации под присмотром специалистов

Подростки совместно с воспитателями живут в двух квартирах центра на 17-й линии Васильевского острова, разделяют бытовые обязанности, занимаются с психологами, ежедневно участвуют в тренингах. Администрация района предоставляет воспитанникам спортзал и организовывает культурный досуг — выезды в театры и музеи.

«У подростков энергия бьет через край. Если нельзя делать плохое, им ничего не остается, кроме как делать хорошее», — говорит Галактионова.


Фото предоставлено Центром святителя Василия Великого
Подростки проходят реабилитацию в центре адаптации под присмотром специалистов

Время меняться

Сначала Кирилл все принимал в штыки: не соблюдал правила, хамил воспитателям, употреблял наркотики прямо в стенах центра. За нарушение норм поведения суд продлил ему условный срок на несколько месяцев, а курс реабилитации — вплоть до совершеннолетия. Подростка обязали постоянно сдавать анализы на запрещенные вещества и под присмотром психологов лечиться от наркозависимости.

Постепенно отношения с сотрудниками центра наладились. «Я понял, что они желают мне добра и гораздо легче с ними дружить, чем воевать», — говорит Кирилл. Под их наблюдением ему удалось окончить школу — до этого он несколько раз оставался на второй год. Молодой человек привел в порядок и свою физическую форму: «Все лучше, чем сидеть в четырех стенах».


Фото предоставлено Центром святителя Василия Великого
Подростки совместно с воспитателями живут в двух квартирах центра

Мотивация была сильная: вновь провалив курс, Сафонов попал бы за решетку. Он и так побил все рекорды пребывания в центре — два года вместо обычных девяти месяцев.

В прошлом году Кирилл поступил на заочное отделение РАНХиГС, на факультет социальных технологий, направление — «Социальная работа». Рассчитывает впоследствии трудоустроиться туда, где ему помогли: «Я знаю и правила центра, и людей, которые сюда попадают».

Условный срок истек 23 октября 2017-го, 31 января Кириллу исполнилось 18 лет — курс реабилитации завершился. Сейчас молодой человек находится на социальном патронаже: время от времени посещает занятия центра, созванивается с воспитателями и психологами, но живет дома.

«Костыли нужно вовремя отнимать», — поясняет психолог.

Другая жизнь

Семнадцатилетний Миша Орлов курил марихуану, а потом увлекся наркотиками посильнее. Его мама одна кормила трех сыновей: сожитель пил, бывший муж задерживал алименты. «Дома ему недоставало строгости и здоровой стимуляции», — считают сотрудники центра.

Однажды парень попался. Объявилась давняя подруга, попросила помочь приобрести амфетамин. Договорились о встрече. Однако вместо девушки пришли полицейские. Миша добровольно отдал им два грамма порошка.

Спустя две недели подростка с родителями пригласили на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, где рассказали о последних «успехах» сына. Члены комиссии предложили Мише курс в центре социальной адаптации, но подросток изо всех сил сопротивлялся.


Фото предоставлено Центром святителя Василия Великого
Воспитанник центра Михаил Орлов

На связь с молодым человеком вышли сами сотрудники центра и объяснили, что на предстоящем суде без их характеристик и рекомендаций будет тяжело. К тому же оставалось последнее место на курсе, другого шанса могло и не быть.

На первых порах центр максимально ограничивает общение подростков с родными и друзьями. У них начинается другая жизнь — происходит своего рода перезагрузка.

«Самым тяжелым был первый месяц „карантина“. Я сидел и думал о том, кто я, что меня окружает, чем я занимаюсь. Посмотрел на себя со стороны и испугался», — вспоминает Миша.

Под присмотром

Не курить и не материться — испытание для трудных подростков. Однако отказаться от этого, признаются они, легче, чем мыть лестницы или зубрить стихи. Если поведение не вызывает вопросов, на выходных позволяют увидеться с родными.

В гончарной мастерской центра Миша изготовил не один сувенир для близких и друзей: «Так время быстрее летит». На занятиях в художественном кружке выяснилось, что парень неплохо рисует. С другими воспитанниками он нашел общий язык и даже встретил старых знакомых с похожими проблемами.


Фото предоставлено Центром святителя Василия Великого
Кирилл Сафонов и Михаил Орлов

Суд, состоявшийся через несколько месяцев, ограничился обязательством со стороны Орлова пройти полный реабилитационный курс. Маме так тоже спокойнее: за ребенком присматривают, и она может больше времени уделять трехлетнему брату Миши.

«Михаил — человек полезный для самого себя, он слышит, что ему говорят, и от него есть отдача. Если ему выразить претензию, но он не найдет в ней весомых для себя аргументов, обязательно спокойно переспросит. Приятно с ним работать», — рассказывает воспитатель Сергей.

Неудачная сделка

Пятнадцатилетний Витя Барсуков украл у отца коллекционную монету и продал ее за 15 тысяч рублей. Купил себе новую одежду, вапорайзер, а оставшиеся деньги одолжил знакомому наркоторговцу — под проценты. Правда, тот быстро дал понять, что Барсуков не увидит ни процентов, ни самих денег. Когда же отец обнаружил пропажу, выяснилось, что на самом деле монета стоит сотни тысяч.

Папа Вити уже давно подумывал поместить сына в центр — он общался с плохой компанией, курил, часто прогуливал школу. Инцидент с монетой стал последней каплей.


Фото предоставлено Центром святителя Василия Великого
Виктор Барсуков оказался в центре по рекомендации отца

Подросток легко освоился на новом месте.

«Дядя Миша (Михаил Венько, воспитатель. — прим.ред.) мне здесь как второй отец. Относится к нам по-доброму, рассказывает интересные истории», — говорит Витя.

Воспитанники постарше не воспринимают его всерьез, для них он ребенок, к тому же не из их круга. Но он и сам к ним не лезет: «В коллективе меньше личного пространства, поэтому я стал больше читать. Это помогает уединиться».

Возникло желание ходить в школу — это практически единственный способ в одиночку покинуть стены центра. «С огромным удовольствием прогуливаюсь по улицам, раньше не замечал, как вокруг красиво», — признается подросток.

Сильное впечатление на него произвел летний поход по Северу России. Воспитанники совершают такие вылазки ежегодно.

«Для них это отличный шанс проверить, на что они способны», — говорит Михаил Венько. Сам Витя рассказывает, что в походе понял: все достается не так просто, а свои вещи нужно беречь — новые в лесу из ниоткуда не возьмутся. «Конечно, бесило, что не покуришь и не выпьешь. Зато — опасное приключение», — вспоминает он.


Фото предоставлено Центром святителя Василия Великого
Виктор Барсуков во время похода

В походе введена своя система наказаний: провинившемуся кладут камень в рюкзак. Альтернатива — мойка котлов.

Через несколько месяцев отец Вити решил, что сын искупил вину и хотел забрать его домой. Но запротестовала школа. Учителя поставили условие: мальчика возьмут в десятый класс, только если он останется в центре. Это и понятно. «У нас есть возможность строго контролировать посещаемость, поддерживая прямой контакт с учебными заведениями. Прогуливать или опаздывать не стоит, иначе воспитанников переводят на домашнее обучение, поэтому они с радостью бегут в школу», — объясняет психолог Галактионова.

Сейчас в Центре святителя Василия Великого постоянно проживают девять воспитанников, еще 18 — на социальном патронаже. Адаптацией подростков занимаются 19 человек, включая волонтеров. Когда закончится ремонт второй квартиры, трудных детей здесь прибавится.

Александр Чернышев

Читайте также: «Ты кто по жизни?»: Малолетки избили «атошника»

Количество просмотров: 13 265



b4a8f662eb47b5d8