Побоище на «Максимире»: Матч, разрушивший Югославию (ФОТО)

Побоище на «Максимире»: Матч, разрушивший Югославию (ФОТО) | Русская весна

13 мая 1990 года в Загребе состоялся футбольный матч, вошедший в историю как матч ненависти.

Это было больше чем просто спортивное соревнование, фактически именно это событие стало той символической точкой, разделившей историю Югославии на «до» и «после», пишет Life.

Несколько тысяч хорватских и сербских болельщиков прямо в ходе игры устроили на стадионе грандиозное побоище.

Именно матч запустил цепочку насилия в стране, которое с этого момента шло по нарастающей и в конце концов вылилось в войну.

Созданная по итогам Второй мировой войны Социалистическая Федеративная Республика Югославия объединила множество весьма непохожих друг на друга народов, будучи при этом очень компактной страной.

Вплоть до самой смерти создателю государства Иосипу Тито удавалось сдерживать республики под контролем центра во многом благодаря тому, что, в отличие от многих других социалистических государств, в Югославии не стали слишком сильно закручивать гайки.

Но именно Тито заложил основы будущего крушения государства. При нём была принята причудливая оборонительная концепция, благодаря которой каждая союзная республика получала свою отдельную армию. Речь шла о подразделениях Территориальной обороны, которые, по сути, были параллельной армией, но при этом были децентрализованной структурой.

В каждой республике были свои силы ТО, что в дальнейшем сыграло огромную роль в кровопролитном конфликте при распаде страны, поскольку фактически каждая республика имела свою собственную армию.


Дипломатический паспорт Тито. Фото: © wikipedia.org 

В конце 80-х Югославию начали раздирать противоречия. Вчерашние коммунисты перекрашивались в националистов и требовали большей автономии для своих республик.

Вскоре у республик стали появляться друг к другу территориальные претензии. Поскольку чертившие границы между республиками коммунисты в своё время проявили чрезмерную расслабленность в этом вопросе, границы далеко не везде были проведены в соответствии с расселением народов (например, немало сербов оказалось в Хорватии и наоборот).

В Хорватии движение за независимость возглавил бывший номенклатурный деятель Франьо Туджман. В годы войны он партизанил вместе с Тито, вступил в компартию и после войны сделал достаточно хорошую карьеру, дослужившись до генерал-майора. Затем некоторое время возглавлял номенклатурный Институт истории рабочего движения, но разругался с Тито и был исключён из партии.

В дальнейшем перешёл на позиции радикального национализма, за что оказался в тюрьме на несколько месяцев. Туджман, будучи опальным деятелем, тем не менее выезжал за границу и в итоге заручился поддержкой весьма многочисленной и влиятельной хорватской диаспоры.


Франьо Туджман. Фото: © wikipedia.org 

Одной из главных претензий хорватов была экономическая. Республика была центром туризма, и львиная доля валютных поступлений в государственную казну Югославии приходилась именно на неё. Однако из-за особенностей югославского устройства значительная часть средств выкачивалась из самых богатых республик и отправлялась на развитие самых отсталых (типа Косова).

Кроме того, хорваты традиционно считали себя выше сербов во всех отношениях. Хорватские земли в прошлом входили в состав Венецианской республики, а затем Австро-Венгрии, к тому же хорваты были католиками и по этим причинам считали себя форпостом западной цивилизации, в противовес «отсталым» православным сербам.

Хорваты были настроены на полный разрыв. Но с этим были не согласны сербы, особенно жившие в этой республике. Они справедливо опасались дискриминации по этническому признаку (а то, что она будет, было очевидно из речей Туджмана) и не желали оставаться частью этой страны.

Поэтому среди сербского меньшинства Хорватии началась организация своих национальных структур для отделения от потенциально независимой Хорватии и присоединения к Сербии. Но об этом не хотели слышать уже хорваты.

На этом фоне и состоялся знаменитый матч ненависти, который разделил историю союзной Югославии на «до» и «после».

Матч ненависти


Скриншот видео: youtube/Al Jazeera Balkans

Противостояние загребского «Динамо» и белградской «Црвены Звезды» всегда было принципиальным, поскольку один клуб представлял хорватскую столицу, а другой сербскую. К этому добавлялось и спортивное противостояние, в последние годы существования единой Югославии именно эти два клуба оспаривали чемпионство.

С конца 80-х добавилось и ещё одно противостояние — политическое.

Футбольные фанаты, поддерживавшие «Динамо», для выездов в Белград объединялись с фанатами других хорватских клубов и организовывали своеобразные «хорватские выезды» в югославскую столицу.

Где, обвешанные национальными флагами Хорватии, вступали в столкновения с сербскими фанатами и полицией.

В свою очередь, в качестве «ответной вежливости», сербские фанаты стали объединяться вокруг фанатов «Црвены звезды» для аналогичных выездов в Загреб, где также устраивали драки. Впрочем, тогда это ещё не принимало характера чудовищных побоищ и по большей части это насилие находилось под контролем. Ничего подобного событиям 13 мая 1990 года тогда ещё не происходило.

Наиболее крупной и организованной фанатской группировкой загребского клуба стала Bad blue boys, появившаяся в середине 80-х годов. Своё название она получила не в честь слащавой поп-группы, весьма популярной в то время, а в честь американского фильма «Плохие парни» (Bad boys), про тюрьму для подростков. А blue — это традиционные цвета загребского «Динамо».

Через некоторое время аналогичная группировка появилась и у сербской команды. Она получила название Delije, что переводится как «Герои».

Обе группировки на фоне югославского кризиса перешли на позиции радикального национализма. Хорватского и сербского соответственно.


Загребский стадион «Максимир». Фото: © wikipedia.org/Suradnik13 

13 мая на загребском «Максимире» должен был состояться футбольный матч. Поддержать свою команду из Белграда прибыло около трёх тысяч «героев». Обстановка была весьма накалённой из-за того, что всего за несколько недель до матча в пока ещё союзной Хорватии прошли независимые выборы, на которых победили радикальные сторонники независимости во главе с Туджманом.

Сербских фанатов на выезде возглавил Желько Ражнатович по прозвищу Аркан.

Примерно половина из приехавших сербов была его людьми. Его отец был видным военным, хорошо знакомым с Тито. Однако сын с юности связался с криминалом и к наступлению совершеннолетия уже числился во всех картотеках как рецидивист.

Ражнатович гастролировал по всей Европе, грабя банки и магазины. Про него ходили слухи, что он связан с югославскими спецслужбами через друга отца — Стане Доланца, который в начале 80-х возглавлял Министерство внутренних дел.

И действительно, Аркан явно пользовался покровительством высоких чинов, все его преступления сходили ему с рук, несмотря на то что его незаконный промысел со временем распространился не только на европейские страны, но и на саму Югославию.

Ражнатович разъезжал по Белграду на роскошном розовом кадиллаке, и ни для кого не было секретом, что он контролирует ряд подпольных казино. Про Аркана говорили, что он устраняет криминальных авторитетов, связанных с албанской и хорватской диаспорами, а взамен получает прикрытие со стороны спецслужб.

Столкновения между фанатами начались ещё до матча, на улицах Загреба. Но настоящее побоище произошло уже на «Максимире».

Едва команды вышли на поле, как фанаты вступили в агрессивную перекличку. Сербы скандировали «Загреб — сербский» и «Убьём Туджмана», хорваты отвечали старым лозунгом усташей — «Сербов на вербу».

«Герои» принялись разламывать рекламные щиты, которыми был огорожен их сектор. Сделав это, они кинулись в атаку на «Плохих парней». И те и другие принялись забрасывать друг друга оторванными стульями. Футболисты, находившиеся на беговых дорожках, с изумлением наблюдали эту картину, а большая часть зрителей, не вступавших в схватку и находившихся на противоположной трибуне, отчаянно поддерживала «Плохих парней».

В схватку вмешалась полиция, которая, размахивая дубинками направо и налево, попыталась оттеснить фанатов, встав между ними. Под натиском полицейских «Плохие парни» начали отступать и в конце концов перешли с трибун на беговые дорожки стадиона. Туда же устремились «Герои».

Видя, что дело принимает скверный оборот, организаторы матча увели команды в подтрибунное помещение. Но не все футболисты ушли с поля, некоторые решили присоединиться к сражению.

Один из лидеров хорватской команды — Звонимир Бобан, недовольный действиями полиции, решил по-своему с ними разобраться, с размаху ударив ногой одного из полицейских. Это не осталось незамеченным зрителями, которые начали скандировать его фамилию.


Звонимир Бобан атакует полицейского во время беспорядков футбольных болельщиков перед матчем. Фото: © AP Photo

Тем временем события переместились на футбольное поле, где драка шла в формате все против всех. По беговым дорожкам разъезжали пожарные машины, пытавшиеся поливать фанатов водой. Те в свою очередь забрасывали их подручными предметами.

«Максимир» выглядел поистине безумно. На поле избивали друг друга сотни людей, тут же пробегали полицейские, избивавшие дубинками всех подряд, прямо на газоне лежали люди без сознания и довершала сумасшедшую картину весёлая музыка, которую додумались включить на стадионе.

По ходу битвы сербские фанаты понемногу начали возвращаться на свой сектор, и дальнейшее сражение развернулось уже между хорватскими фанатами «Динамо» и полицией. Остановить побоище удалось только через час, когда на стадион прибыло подкрепление и был применён слезоточивый газ.

В результате столкновений тяжёлые травмы получили более ста человек.

Последствия


Фото: © AP Photo/Bozidar Vukicevic

Хотя побоище на «Максимире» не стало самым кровавым в истории спорта, оно сыграло огромную роль в дальнейшем распаде Югославии, приведя к эскалации конфликта. Эта игра фактически положила конец Югославской футбольной лиге. Но это было отнюдь не самое значительное последствие этого побоища.

Если до матча ненависти стороны обычно прибегали к ненасильственным методам отстаивания своих интересов, то с этого момента насилие стало вполне обычным аргументом в политических спорах и его начали активно применять все стороны.

Всего через месяц после событий в Загребе Туджман начал антисербскую кампанию в Хорватии, в ходе которой этнические сербы изгонялись с рабочих мест в государственных учреждениях и особенно в полиции.

В ответ на это сербы в местах своего компактного проживания организовали свои органы, намеревавшиеся провести референдум об автономии, который хорваты объявили незаконным и попытались воспрепятствовать ему силовыми методами. В ответ сербские активисты начали вооружаться и провозгласили автономную республику, которую хорватская власть не признала.

События развивались по нарастающей, конфликты всё чаще заканчивались кровью.

И уже меньше чем через год после побоища на «Максимире», в марте 1991 года, началась война. В ней приняли участие и некоторые участники матча ненависти, вместо камней, палок и арматур взявшие в руки автоматы.

Некоторые «Плохие парни» принимали участие в конфликте на стороне хорватской национальной гвардии. Что касается Аркана, то он создал свой личный военный отряд, получивший название «Сербская добровольческая гвардия», которую также называли «Тиграми Аркана».

Основу отряда составили люди Ражнатовича, значительная часть из которых принимала участие в футбольных беспорядках в Загребе в 1990 году. «Тигры Аркана» принимали активное участие в боевых действиях в Хорватии. Сам Ражнатович после окончания войны отошёл от политики, занимался бизнесом и был застрелен в 2000 году в Белграде. Имя организатора его убийства так и не удалось установить.

Что касается «Плохих парней», то хорватский президент Туджман отблагодарил их весьма своеобразным способом. После прихода к власти он запретил название «Динамо», объявив его наследием проклятого коммунистического прошлого. Команда была переименована в «Кроацию».

Но фанаты с этим были не согласны, после чего между ними вспыхнула война. Туджмана подвергали оглушительному освистыванию, когда он появлялся на стадионе, а руководство клуба применяло все возможные действия (вплоть до насилия), чтобы не пускать на стадион фанатов в старых футболках «Динамо», которые они из принципа продолжали носить.

Завершился конфликт только спустя 10 лет, уже после смерти Туджмана, когда команде всё же вернули прежнее название.

Читайте также: Зрада: Студентов украинского университета отправили на практику в Крым (ВИДЕО)

Евгений Антонюк

Количество просмотров: 21 623

«Русская весна» – Экономика


b4a8f662eb47b5d8