Крымская операция: Великая победа России под носом у НАТО (ВИДЕО)

Крымская операция: Великая победа России под носом у НАТО (ВИДЕО) | Русская весна

Недавно произошло выдающееся событие — соединение Крымского полуострова с материком; рукотворный мост стал дополнением данного нам природой Перекопского перешейка.

Так историческое событие соединяется с географическим фактом. Отныне Крым будет дважды состыкован с материком: природой и человеком.

Весь мир следил за этим событием: кто затаив от восторга дыхание, кто злобно надеясь до последних минут, что этого не произойдёт.

Кажется, в исторической географии человечества ещё не было примеров, когда уже соединённый природой полуостров вторично соединялся бы с материком стараниями людей.

Происхождение такого парадокса — это отнюдь не только настоятельная необходимость скорейшего соединения Крыма с Российской Федерацией.

Есть территории, где географические особенности оказывают более сильное воздействие на их историю и историю их соседей. К таким территориям относится Крым.

О нём писал в V веке до н. э. Геродот, отец истории, как о стране гористой и выступающей в Понт. Ох уж эти древние греки! Ещё не имея настоящих карт и пользуясь периплами, чем-то отдалённо напоминающими современные лоции, они разглядели своеобразие господствующей позиции Крыма в бассейне Чёрного моря.

С тех пор и разгорелась борьба за Крым, не утихающая по сей день. Скифы и римляне, Византия и готы, ордынцы, генуэзцы и венецианцы, турки.

Так продолжалось до тех пор, пока державный российский орел, показав всей Европе мощь своих крыльев, не вонзил свои когти в каменистые берега Севастопольской бухты.

Он взмыл над её водами, облёкся в бронзу и стал больше, чем символом. Он стал знаком, обозначающим дух или гений места, форпостом влияния России в южных морях, так же, как Медный всадник стал гением Петербурга и державным воплощением влияния Империи на Балтике и в Европе. Севастопольский орёл и Медный всадник Петербурга — это не просто памятники. Они — зримые и осязаемые следы былого имперского величия, подобны мемориальным развалинам древних крепостей, пограничным валам, обозначающим пределы геополитических притязаний государства.

Всякая уважающая себя страна, несмотря ни на какие подписанные документы, в случае временной потери своих форпостов стремится себе их вернуть.

Россия завоевала Крым однажды, а возвращать его за последние 235 лет пришлось трижды. Вот что такое постоянство геополитических интересов! За два с лишним века одну и ту же задачу решали три государства: Российская Империя, СССР и Российская Федерация.

Только в 1942-1944 годах это было сделано во время военных действий и ценой множества людских жизней. В 1871 российскому канцлеру А. М. Горчакову удалось без единого выстрела вернуть право России иметь на Чёрном море военный флот и строить береговые крепости.

То есть одним росчерком пера канцлер ликвидировал унизительные для Империи условия Парижского мира 1856 года.

Сказать, что Европа — обратим на это особое внимание — визжала от негодования, значит очень мягко описать реакцию Англии, Франции и Пруссии. Но никто не дёрнулся.

Ни тебе санкций, ни тебе бойкотов. Это против страны, которая проиграла за 15 лет до демарша Горчакова Крымскую войну.

Другой дипломат, высокопоставленный чиновник МИД, нам более известный как великий русский поэт Ф. И. Тютчев, писал, обращаясь к Горчакову:

«Да, вы сдержали ваше слово, не двинув пушки, ни рубля, в свои права вступает снова родная русская земля…»

Написано-то будто не о событиях давностью полтора века, а о дне сегодняшнем! Однако любое историческое сравнение хромает, и наш эпизод не исключение.

Есть одно кардинальное отличие в ситуации 1871 и 2014 годов. Царской России в 1871 г. надо было решать задачу возвращения Черноморского Флота в Крым: при этом сам полуостров и Севастополь принадлежали России.

В 2014 году Российской Федерации принадлежал только флот в Крыму, изрядно ослабевший с советских времен, а вот Крым и Севастополь надо было возвращать.

Геополитика — не математика, и от перемены мест слагаемых сумма может измениться. Международная обстановка 1871 года благоприятствовала России: главный гарант Парижского позорного мира — Франция — была наголову разбита прусской армией.

Создавалась новая Германская империя, Европе было не до Крыма. Международная обстановка 2014 года не благоприятствовала воссоединению Крыма с Россией. Спокойствие в Европе, Евросоюз, НАТО, Украина — субъект международного права — геополитическое обстоятельство, немыслимое в прошлые века, Украина, предательски сползающая в сторону Запада, — всё это казалось, делало задачу воссоединения Крыма с Россией невыполнимой.

Наряду с резким различием международного положения России в 1871 и в 2014 годах, обратим внимание на кардинальное сходство способа возвращения Крыма и флота. Да, в обоих случаях это произошло без единого выстрела.

Сделать это в 2014 году было намного сложнее. В 1871 в Крыму не было ничьих воинских частей и кораблей. Военных кораблей Европы тоже не было в Чёрном море. Турки не в счёт: дым сгоревшего в Синопе флота десятки лет жёг им глаза.

В 2014 году слабость позиции Черноморского Флота РФ осознавалась всеми. Вот что писал ещё за девять лет до крымской операции бывший командующий ЧФ, Герой Советского Союза адмирал Эдуард Балтин: «В Севастополе нет нашего контроля ни воздушного пространства, ни надводной обстановки, ни подводной — всё то, что входит в понятие оперативного режима. Флот связан по рукам и ногам в своей деятельности. В большей степени это политическое присутствие, нежели военное».

Не лучше была и обстановка в Чёрном море. Только с февраля по апрель 2014 года семь раз туда заходили корабли НАТО, и не только американские, но и французские, причём оба французских корабля были сугубо разведывательными. Из 11 посещённых портов 5 приходится на румынскую Констанцу. Обратим на это особое внимание.

Линия Севастополь — Констанца протяженностью 200 миль направлена строго на запад и примыкает на румынском берегу к основной геополитической линии раскола между Востоком и Западом, тянущейся от Балтики до Чёрного моря.

Именно по направлению Констанца — Севастополь прилетели гитлеровские самолеты 22 июня 1941 года, неудачно пытавшиеся уничтожить Черноморский флот, а в 1944 советская авиация бомбила находящиеся недалеко от Констанцы нефтепромыслы Плоешти.

Другой военной задачей было уничтожение советскими торпедоносцами гитлеровских морских конвоев, двигавшихся в Констанцу после эвакуации их с остатками немецких войск из Крыма.

Так что интерес НАТО и американцев к Констанце объясним и с исторической, и с геополитической точки зрения.

Со стороны Украины, а это общеизвестно, с устранением власти Януковича, нависала неизбежная угроза потери Севастополя как места базирования Черноморского флота.

Складывалась опаснейшая ситуация, грозившая России утратой геополитического влияния в Чёрном море. Вот почему крымская операция сочеталась с комплексом быстрых действий на административном, дипломатическом и экономическом уровне.

Российский флот и армия проявляли ювелирную точность в движении каждого самолёта или корабля, особенно учитывая миниатюрные размеры самого Крыма и изрезанность его береговой линии.

Главным было никого не задеть, и ещё главнее — ни в кого не выстрелить. Ведь какая махина пришла в движение!

Конечно, Крымская операция 2014 года, судя по тщательности её исполнения, быстроте и безукоризненности осуществления боевых задач, войдёт во все военные учебники мира. По всему видно, что готовилась и отрабатывалась она многократно, и в течение очень долгих лет.

Можно подводить итоги. Князь Горчаков получил за свой дипломатический демарш прибавление к своим регалиям титул «Светлейший» — случай достаточно редкий; обычно «Светлейшими» императоры жаловали выдающихся русских полководцев за решающие победы в главных сражениях.

Дипломатическое перо А. М. Горчакова, действительно, дорогого стоило. Ведь оно оттачивалось в Царскосельском лицее, где однокашником его был сам Пушкин.

Что касается нас, современников последнего воссоединения Крыма с Россией, то нам очень трудно оценить историческое значение этой победы.

Находясь в непосредственной близости от великого события, видя громаду стройки моста, мы можем только сопереживать и испытывать чувство гордости за Россию.

Но в силу этого мы не можем быть его историками. За строительством Крымского моста ещё последуют важные события. Геополитика ещё нам преподаст не один сюрприз.

Величие окончательного воссоединения Крыма, по мере отдаления от нас этого явления истории, будет только возрастать, но и теперь уже может осознаваться как самое важное в жизни России начала 21 века.

Одно ясно — имя нашего президента точно будет упоминаться в написанных через столетия учебниках истории рядом с именами Румянцева и Суворова, Потёмкина и Долгорукова, Горчакова и Нахимова, Толбухина и Ерёменко — всех, кто не представлял себе Крыма без России и России без Крыма.

Читайте также: «Старшего брата» больше нет: Россия перестала прощать

Аркадий Дзик, специально для «Русской Весны» 

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 36 658

«Русская весна» – Экономика


b4a8f662eb47b5d8