«Шансов у них не было»: четыре года со дня гибели Андрея Стенина на Донбассе

«Шансов у них не было»: четыре года со дня гибели Андрея Стенина на Донбассе | Русская весна

Пейзаж в окрестностях города Снежное на Донбассе непримечателен — поля, лес, земляной вал, защищающий посевы от ветра, поросший кустарником и невысокими деревьями пустырь.

Через поля тянется грунтовая дорога на поселок Димитровку, когда-то полностью заасфальтированная, но давно заброшенная.

У обочины среди деревьев стоит православный крест с памятной табличкой. Это место гибели фотокорреспондента МИА «Россия сегодня» Андрея Стенина.

Жаркое лето 2014-го

В начале августа 2014 года здесь шла активная фаза боевых действий. Ополчение Донецкой Народной Республики противостояло украинским военным и националистическим батальонам.

События тем летом развивались очень стремительно. Некоторые территории по несколько раз в день могли переходить под контроль то ополчения, то ВСУ — дорога, которая еще утром была безопасной, к полудню могла быть в эпицентре боя.

К вечеру ее контролировали украинские военные, а ночью там появлялся блокпост ополчения. Из-за нехватки средств связи на некоторых участках координация просто отсутствовала.

Читайте также: «Это русские ВКС!» — мощнейший взрыв у авиабазы США напугал военных и едва не вызвал ядерный Апокалипсис

Фотокорреспондент Стенин в первых числах августа находился в Донецке и планировал поездку в Снежное, в окрестностях которого в полную силу шли бои. Украинские военные применяли артиллерию, танки и реактивные системы залпового огня.

«Мы виделись с Андреем в тот день, когда он уехал. Он сказал, что собирается ехать в Снежное. Что он там хотел снять, я не знаю. Он не особо делился своими планами. Я точно помню машину, в которую он садился, это был синий Renault Logan… Он сел в машину, и они уехали», — рассказывает коллега Стенина Александр.

Не раз исчезал, но всегда возвращался

Спустя некоторое время Стенин перестал выходить на связь, и разворачивавшиеся в районе Снежного события оптимизма не внушали. Весть о том, что потерян контакт с одним из фотокорреспондентов, быстро распространилась среди работавших в Донбассе журналистов.

Знаком он был не со всеми — специфика работы фотокорреспондента несколько иная, чем у пишущих и снимающих представителей СМИ. Но те, кто знал Андрея, старались не впадать в панику.

«С ним такое бывает. Он не раз исчезал, но он всегда возвращался. Мало ли что может быть? Нет возможности выехать. Нашёл интересную тему, снимает. Сел аккумулятор в телефоне и нет возможности его зарядить», — успокаивали себя коллеги Стенина.

Между тем появилась версия, что Стенин мог попасть в плен к украинским военным — в то время подобные случаи случались нередко.

Журналистское сообщество било тревогу. Фотографии корреспондентов многих мировых СМИ с табличками «Освободите Андрея» и посты с соответствующим хештэгом наводнили соцсети.

Фамилия Стенина звучала в высоких кабинетах и на международных площадках, освободить его призывали не только российские власти, но и международные чиновники.

Но время шло, а вестей об Андрее не появлялось.

Страшное известие

Официальной датой смерти Стенина считается 6 августа 2014 года. Но тогда, четыре года назад, все ещё верили в то, что он вернется. Только в двадцатых числах августа пришла страшная новость — в районе Снежного обнаружен обстрелянный автомобиль, подходящий под описание того, на котором выехал из Донецка Стенин.

По пути к месту на обочинах той дороги группа журналистов насчитала около 20 сожженных легковых машин.

«Некоторые из них были раздавлены. По ним ездил танк. В некоторых из них были останки людей. Видели „ГАЗель”, разорванную на две половины. Насколько я помню, она была груженная луком. Он был запеченный — машина горела, и был рассыпан на дороге», — вспоминает очевидец Александр.

Неподалеку от автомобиля журналистов также стояла еще одна расстрелянная легковушка с останками двух человек.

«Мы подошли к Logan, в салоне увидели останки троих человек. В багажнике нашли то, что осталось от объективов. Недалеко от машины лежала рубашка Андрея и шприц с антишоком для одноразовой инъекции. У Андрея был такой при себе.

Могу сказать с уверенностью, что машину обыскали, обыскали тех, кто был внутри, потом сожгли», — вспоминает Александр.

По имеющимся деталям стала восстанавливаться приблизительная картина событий: журналисты выехали из Снежного в направлении Димитровки, возвращались они вечером уже другим путем и были обстреляны из стрелкового оружия.

Вероятно, водитель попытался спрятаться в складках ландшафта и уйти с линии огня, машина резко сделала правый поворот, съехала в кювет и какое-то время двигалась параллельно дороге глубоко на обочине.

Но, несмотря на старания водителя, шансов у журналистов практически не было. Небронированный автомобиль обстреливали с подготовленных позиций.

Четыре года спустя

Сейчас, четыре года спустя, мало что напоминает о тех событиях. Воронки от взрывов, когда-то покрывавшие местность, затянулись, невысокие деревья стали пышнее, исчезли опаленные залысины на негустой, желтеющей под прямыми лучами солнца траве пустыря.

Земляной вал к востоку от деревянного креста, служивший укреплением для боевых позиций, зарастает травой. Стенки окопов и блиндажей начали осыпаться.

На месте, где стоял сгоревший автомобиль, был установлен крест с табличкой, на которой написаны имена погибших журналистов. Одна из школ в этом районе теперь носит имя Андрея Стенина.

Он стал четвертым журналистом, погибшим в Донбассе в 2014 году. С тех пор многое изменилось и в плане безопасности представителей СМИ, и в самой ситуации в Донбассе. Вероятность попасть в засаду сейчас уже мала, появилась четкая линия соприкосновения, известны опасные районы.

И тем не менее, несмотря на все усилия по защите журналистов, даже сейчас люди в жилетах с надписью «Пресса», оставаясь гражданскими и не беря в руки оружия, продолжают погибать, выполняя свои служебные обязанности.

Читайте также: «Догоняли укропов на мотоциклах и палили их технику», — как громили ВСУ в Изваринском котле

Количество просмотров: 5 302



b4a8f662eb47b5d8