Новая Ласпа: у людей в прифронтовой зоне четыре года нет хлеба (ФОТО)

Новая Ласпа: у людей в прифронтовой зоне четыре года нет хлеба (ФОТО) | Русская весна

Корреспондент «КП.ру» побывал в греческом селе в одном километре от позиций ВСУ и узнал, как выживают оставшиеся там местные жители.

В село Новая Ласпа Тельмановского района, что в километре от позиций ВСУ, мы с волонтерами едем не впервые.

Хлеба нет даже в первой половине дня


Местный житель — Александр Коссе удивлен, что о них еще помнят. Фото: Юлия Андриенко

— Боже мой! Как я так могла?! — уже в пути вдруг восклицает Лена — белокурая помощница волонтера Андрея Лысенко.

Смотрим на нее в недоумении.

— Я хлеб забыла купить! — в отчаянии восклицает она. — Продуктовые наборы купила, но туда, в Новую Ласпу, нужен еще и хлеб. Мы всегда возим! Там четыре года люди без хлеба живут — в селе ни одного не то что магазина, ларька — нет. Чтобы купить хлеб, нужно за 9 км в соседнее село добираться.

Нам это не кажется проблемой — мы как раз подъезжаем к этому самому соседнему селу — Старой Ласпе. Здесь жизнь более оживленная, как и везде, где фронт находится в отдалении. Заезжаем в первый же магазин — хлеба нет. Продавец нам подсказывает проехать немного по улице и заглянуть в еще один магазин. Но и там хлеба нет!


В магазине есть все, кроме хлеба. Фото: Юлия Андриенко

В соседнем — тоже нет. Лена уже чуть не плачет, горячо обвиняя себя в рассеянности. Пятница — будний день, на часах — 12.00, ни метелей, ни заносов, которыми можно было бы хоть как-то оправдать отсутствие хлеба.

Зато рядом с магазином сколочены неказистые столики с лавками — типичная сельская наливайка, и там мужички нам откровенно говорят, что хлеб бывает, но разбирают его молниеносно.

Хлеба не хватает даже жителям этого села, что говорить о соседней многострадальной Новой Ласпе. Мне с горечью вспоминается байка, в которой принцесса посоветовала своим подданным есть пирожные, коль у них нет хлеба.


Магазин в Старой Ласпе — зато красиво. Фото: Юлия Андриенко

Что делать? Едем в Новую Ласпу без хлеба. Благо в богатый продуктовый набор моих волонтеров в обязательном порядке входит мука.

Чуть больше десятка жителей на село

В мой последний приезд в это село было тепло, и зеленая листва скрывала хоть как-то страшные разрушения. Было не так отчаянно страшно смотреть на то, что натворила с селом украинская армия.


Избы зимой выглядят особенно печально. Летом их хоть зелень скрывает. Фото: Юлия Андриенко

Когда-то богатое греческое село представляет сейчас собою печальную картину. Есть знаменитая поговорка из чеховской «Свадьбы»: «В Греции все есть!», но тут, в греческом селе, нет ничего. Все уничтожено украинскими освободителями. Разбитые дома, воронки в дороге и, кроме собак, на улицах никого. Неудивительно, ведь в селе осталось чуть более 10 человек.


Своей безнадегой все избы в селе похожи одна на другую. Фото: Юлия Андриенко

В Новой Ласпе нет ни магазина, ни школы, ни аптеки. Нет даже медика, хотя оставшимся здесь пожилым людям, живущим в километре от линии фронта, помощь ох как нужна! Вся надежда на военного медика Светлану, которая приехала в Донбасс из Архангельска в 2014 году, да так и осталась тут. Она для местных — настоящая Доктор Лиза — и укол сделать, и давление померять, и просто поговорить по душам с одинокими стариками.


Светлана — единственный медик в селе. Фото: Юлия Андриенко

Самой первой нас встречает, выбегая навстречу, алабай Джесси. Она несет службу в качестве рядового в этом селе.

— Не бойтесь! Не тронет! — кричит, узнав нас, Светлана.

Джесси яростно машет обрубком хвоста. Оказывается, раньше это был агрессивный зверь, сидящий на цепи, ее даже военные побаивались. Находились советчики усыпить ее от греха подальше, пока не разорвала кого-нибудь. Но слава Богу, нашлась мудрая душа отпустить Джесси с цепи.

Казалось бы, такую собаку и вдруг отпустить. Но это сработало. Джесси преобразилась!

Сейчас это умный, адекватный, очень общительный друг. С ней мы сразу поладили, а когда я, заговорившись, отвлеклась и перестала ее чесать за ушком, она капризно провела грязной огромной лапой по моему пальто.

Как бы говоря, э, ты чего, руку верни, я же жду. Пальто измазала, но сердце мое покорила.


С Джесси мы сразу поладили. Фото: Юлия Андриенко

Военные делятся хлебом с самыми беспомощными

Светлана вызывается сопроводить нас по селу и показать, где еще живут люди, чтобы волонтеры раздали им продуктовые наборы. Мы ходим по домам и мне они все кажутся похожими друг на друга своей безнадегой — полуразбитые, с множественными попаданиями, с забитыми фанерой окнами.


Обездоленные люди уже ничего не ждут. Им бы выжить. Фото: Юлия Андриенко

— Ой, не фотографируйте меня, я не накрашена, люды засмиють! — кокетливо на суржике говорит 82-летняя бабушка Таня, всплескивая руками. — Ой, як богато вы мэни оцэ прывезлы. А курку я вже забула, колы йила.


Бабушка Таня плачет, когда видит, сколько ей всего привезли. Фото: Юлия Андриенко

Баба Таня с радостью разглядывает продукты. Но для таких старушек — хлеб — это главное блюдо на столе. Как она живет без него? Оказывается, печет лепешки или просит соседа, доплачивает за это и, если тот может, то привозит хлеб из Старой Ласпы. Но как он умудряется это делать, когда там среди дня ни в одном магазине ни крошки? Может, караулит?


Благодарит волонтера Андрея Лысенко. Фото: Юлия Андриенко

— Хлеб нашим солдатам возят с батальона, а местным не припоминаю, чтоб привозили за все время войны. Мы делимся со стариками. А куда деваться? — говорит Светлана.


Когда-то здесь жила семья с детками. Фото: Юлия Андриенко

В следующем доме нас с радостью встречает пенсионерка Экзархова Людмила. В прошлый раз мы еще застали ее с мужем — инвалидом. Мужчина недавно умер от тяжелого сосудистого заболевания, и единственным его спасением в облегчении боли в последние минуты была медик Светлана. Теперь тетя Люда осталась одна, еще два шустрых котенка копошатся под ногами — вот и вся семья.

— Самая большая проблема даже не обстрелы. Мы уже привыкли к постоянному вниманию ВСУ, хотя это страшно и притупляет чувство опасности. Но самое тяжелое — это то, что в селе нет продуктов, — вздыхает Людмила. — Платим соседу 300 рублей на бензин, чтобы он ехал в соседнее село и закупал хлеб, крупы, мясо. А он не всегда может, да и на нашу пенсию много не погуляешь!


Рассказывает волонтеру о своих бедах. Фото: Юлия Андриенко

Сама Людмила в этом году удосужилась звания Человека Года за ее мужество и помощь однополчанам.

«За активную жизненную позицию в деле становления Тельмановского района Донецкой Народной Республики» — значится на грамоте в рамочке, ей тогда еще вручили цветы и статуэтку.

Но больше ее бы порадовал подвоз хлеба в родное село. Я не раз бывала в прифронтовых селах, знаю, что хлеб привозят и в обстреливаемые Саханку, и на Спартак, чем жители Ласпы хуже?


Людмила была удостоена в этом году звания Человека года. Фото: Юлия Андриенко

Женщина пытается нас накормить и напоить чаем.

— У нас дом был всегда — полная чаша, всегда друзья, родные. Никто никогда от нас голодным не уходил, ну посидите немного хоть, — она вдруг начинает плакать. — А теперь вот, дожили. А если поможете нам и напишите, как у людей здесь тяжело с хлебом, да и в целом с продуктами, будем благодарны.


Фото покойного мужа и высокая награда рядышком. Фото: Юлия Андриенко

А слово мы свое комсомольское держим. Может, услышат нас вновь избранные депутаты Республики и помогут решить этот насущный вопрос для обездоленных жителей Новой Ласпы.

Читайте также: «Обнимемся, братья»: в центре Киева смельчаки устроили акцию с российским флагом (ВИДЕО)

Юлия Андриенко

Количество просмотров: 8 011

«Русская весна» – Экономика


b4a8f662eb47b5d8