Российская яхта стала жертвой бдительности северокорейских пограничников

Российская яхта стала жертвой бдительности северокорейских пограничников | Русская весна

Приморские спортсмены с яхты «Элфин», которая была задержана накануне в Японском море береговой охраной Северной Кореи, находятся в безопасности, их здоровью ничего не угрожает, сообщила в субботу пресс-служба МИД России.

«В настоящее время судно находится в северокорейском порту Кимчак, — цитирует РИА Новости сообщение внешнеполитического ведомства.

— Посольством России в КНДР и генеральным консульством в Чондине предпринимаются меры в целях урегулирования данной ситуации. Корейской стороне направлена нота с требованием объяснить причину задержания. Генеральный консул России в Чондине Ю. В. Бочкарев ожидает разрешения на выезд в Кимчак для встречи с экипажем».

Ранее посольство России в Пхеньяне потребовало от МИД КНДР и Народных вооруженных сил немедленно сообщить о причинах задержания российской яхты в Японском море и освободить ее. Нота с требованием была вручена северокорейской стороне.

О задержании яхты со спортсменами стало известно в субботу утром из сообщения вице-президента Федерации парусного спорта Приморского края Евгения Хромченко, заявившего в Facebook о том, что судно под флагом КНДР «захватила яхту и повела в сторону Северной Кореи». Яхта «Элфин» следовала из южнокорейского порта Пусан во Владивосток, на борту находились пять человек. Яхта была задержана примерно в 80 милях от порта Косон, капитана доставили на борт пограничного корабля.

Позже в спасательно-координационном центре «Владивосток» уточнили, что яхту задержал экипаж береговой охраны КНДР. Тревогу у российской стороны вызвал тот факт, что с экипажем задержанного судна долгое время не было связи.

Не ратифицировали ни одного соглашения

Это вопиющее нарушение норм международного морского права, полагает специалист по морскому праву, доктор юридических наук Василий Гуцуляк.

«Конечно, достаточно часты случаи когда суда нарушают те или иные международные нормы, в том числе внутренние нормы прибрежных государств, но задержание яхт, и тем более со спортсменами — это что-то новое. Никакие обоснования для такого рода действий не могут быть приняты во внимание.

Какую угрозу может представлять яхта для территориальной целостности Северной Кореи?», — подчеркнул Гуцуляк в комментарии газете ВЗГЛЯД.
Впрочем, как неоднократно в схожих случаях отмечали эксперты, проблема в том, что власти КНДР не ратифицировали ни одного международного соглашения по мореплаванию. В том числе, северные корейцы практикуют задержание судов, вынужденных просить убежище в территориальных водах страны.

Закрытое море

«Северная Корея в этом смысле не раз «отличилась», — замечает Гуцуляк. Эксперт напомнил об инциденте с судном, вынужденным искать убежища от непогоды.

В декабре 2005 года российский сухогруз «Терней», шедший из южнокорейского порта Пусан во Владивосток, с грузом автомобилей и строительной техники, из-за сильного шторма (и не имея возможности отойти в море далее чем на 60 миль от берега) был вынужден искать убежища у ближайших берегов — которым оказалось побережье КНДР.

Капитан запросил разрешение на заход в территориальные воды, и как он сообщил впоследствии, получил положительный ответ от береговой охраны КНДР. Однако по решению пограничников судно было задержано, и в течение 10 суток удерживался властями Северной Кореи. «Это было грубейшим нарушением международного морского права. Любое судно, вне зависимости от флага, имеет право на так называемый вынужденный заход», — отмечает Гуцуляк.

Другой громкий инцидент с российским судном имел место в феврале 2008 года. Теплоход «Лида Демеш» выполнял рейс из японского порта Хамада во Владивосток с сугубо мирным грузом 150 японских подержанных автомобилей. Как и в упомянутом выше случае, судно попало в шторм, и было отнесено к берегам КНДР, точнее к мысу Мусудан, рядом с которым находится космодром Тонхэ (также известный как ракетный испытательный полигон Квандай, откуда производятся, в том числе, пуски баллистических ракет).

Примерно в 5 милях от берега теплоход был задержан северокорейским пограничным кораблем, и отконвоирован в порт Кимчак. Как сообщал тогда «Первый канал», несмотря на приказ северокорейских военных выключить всю аппаратуру связи, начальник рации забаррикадировался в радиорубке, и успел выйти на связь с Владивостокским координационно-спасательным центром. Вопрос об освобождении решался при помощи российского генконсула в КНДР, а решение было принято властями в Пхеньяне.

В феврале 2009 года имел место похожий случай — теплоход «Омский-122», принадлежащий компании «Амурское пароходство» был задержан примерно в той же части Японского моря. Акватория в районе мыса Мусудан объявлена властями КНДР зоной, закрытой для посещения иностранцами. В данном случае упоминалась находящаяся в находится ракетная база «Мусан-ри». В этом районе кораблям запрещено подходить к берегу ближе чем на 25 миль. Через несколько суток теплоход был освобожден.

Иначе говоря, многочисленные примеры показывают, что, хотя северокорейские пограничники и задерживают порой российские суда неподалеку от своих берегов, инциденты эти до сих пор всегда оперативно улаживались по дипломатическим каналам. Можно ожидать аналогичного развития событий и в этот раз.

Количество просмотров: 5 724

«Русская весна» – Экономика


b4a8f662eb47b5d8