«Дело Мефёдова» — когда России надоест произвол в отношении ее граждан?

«Дело Мефёдова» — когда России надоест произвол в отношении ее граждан? | Русская весна

В Одессе продолжают находиться в заключении российские граждане. Речь сейчас про Евгения Мефедова и Максима Сакауова.

Евгений Мефедов в Одессе вообще-то жил. Он приехал туда в 2013 году из Йошкар-Олы. Хотел жить ближе к морю, по его собственным словам. Подрабатывал таксистом. Участвовал в митингах Антимайдана.

2 мая он, как и многие другие, укрылся в Доме Профсоюзов от погрома. Спустя несколько часов его вывели оттуда — с обожженными руками, онемевшего, с сильнейшим ожогом дыхательных путей. Когда он лежал в больнице, к нему пришли сотрудники СБУ. Обвинили Мефедова в организации массовых беспорядков.

«Российские шпионы» и «террористы» были очень нужны для того, чтобы создать хоть какую-то медийную картинку, оправдывающую чудовищное преступление — массовое сожжение живых людей. Нельзя было допустить, чтобы одурманенные Майданом украинцы пришли в ужас от содеянного их единомышленниками. И был использован старый прием — обвинить во всем внешнего врага.

Похожая история и у Максима Сакауова. Он тоже жил в Одессе, тоже участвовал в трагических событиях 2 мая и был задержан в тот же день. Ему было предъявлено обвинение по части 2 статьи 294 (участие в массовых беспорядках) Уголовного кодекса Украины. Эта статья предполагает до 15 лет тюрьмы. 29 апреля Максим объявил голодовку, которая продолжается до сих пор.

В случае с делом Мефедова обвинение развалилось на куски. Главным, и по сути единственным свидетелем обвинения был Александр Посмиченко, который ранее был обвиняемым, но пошел на сделку со следствием. 2 мая 2014 года он прибыл на место событий в микроавтобусе «Форд Транзит», и вечером был задержан в ТЦ «Афина».

В ходе досудебного расследования Посмиченко дал признательные показания, начал сотрудничать со следствием. Его дело было выделено в отдельное производство.

Изначально ему инкриминировали ч. 2 ст. 115 УК (умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами, санкция — вплоть до пожизненного заключения), однако после того, как Посмиченко начал давать «нужные» показания, осталось только обвинение об участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 294 УК).

По словам свидетеля, сотрудничать со следствием он начал для того, чтобы смягчить наказание, о чем прямо указывается в материалах его уголовного производства, которое рассматривается отдельно.

По свидетельству жителей Одессы, Посмиченко имеет две судимости. Как утверждают адвокаты подсудимых, чуть ли не вся доказательная база следствия строится на показаниях этого человека.

По словам Посмиченко, он видел, как Мефедов в джинсовой куртке и без маски на лице кидал камни в районе «Мега-Антошки». Что касается Сакауова, то с ним лично Посмиченко не был знаком, но 2 мая видел его на Греческой, где тот также кидал камни.

В марте Посмиченко от своих показаний неожиданно отказался. Свое решение он мотивировал тем, что своими показаниями может навредить себе. Однако Мефедова отказались выпускать из СИЗО. Под домашний арест его отпустили в пятницу, 27 мая, но на свободе он не пробыл и нескольких часов.

Александр Посмиченко заявил, что Мефедов «якобы угрожал ему убийством на почве национальной неприязни». В итоге было открыто уголовное производство по ст. 129 УК Украины (угроза убийством). Россиянина увезли в СИЗО.

Также под стражей до сих пор остается Максим Сакауов.

Что в сухом остатке? В сухом остатке — Посмиченко, бывший антимайдановец, а сейчас — удобный свидетель для украинского обвинения, «самого беспристрастного обвинения в мире». И Максима Сакауова, и Евгения Мефедова держат в тюрьме из-за показаний этого человека, запуганного угрозой пожизненного заключения. Фактической доказательной базы — ноль.

Вопрос один. Когда России надоест произвол в отношении ее граждан?

Количество просмотров: 15 301