«Это Сталинград. Версия 2.0» (+видео)

Новость обновляется
«Это Сталинград. Версия 2.0» (+видео) | Русская весна

Украинские войска снова обстреляли из минометов центр Славянска... И городскую больницу

Минувшая ночь в Славянске прошла на удивление спокойно – несколько боестолкновений под городом, да натужный рев на запредельной высоте украинского самолета-корректировщика. Как выяснилось уже утром, очередной обстрел украинская армия запланировала на полдень. Только-только с площади перед городским советом уехала пышная прифронтовая свадьба, а местные жители, набрав воду из городского фонтана, разошлись по домам, как небо треснуло и раскололось. С десяток мин с оглушительным грохотом приземлялись в кварталах вокруг здания СБУ, не нанося штабу ополчения никакого вреда.

Пациентка, раненая во время бомбежки больницы
 

В этот момент мы как раз вышли от Стрелкова. Стена... Перебежка... Стена... Гипсокартон, не пойдет. Еще одна перебежка и спасительное углубление в бетоне, чем-то напоминающее подвал. Выбираем  паузу между обстрелами – то ли стволы остужают, то ли корректируют попадания, и сломя головы бежим к машине. Звонит коллега, корреспондент «Первого» Александр Евстигнеев, говорит что в данный момент лупят по зданию ГУВД и ехать к нему не рекомендует. На ходу меняем планы, едем в больницу встречать раненых. Похоже, эта минутная  заминка нас спасла. Мы проскочили между второй серией мин и третьей, финальной. Из подъезда городской больницы нам машут руками: «Сюда, скорее!». Успеваем заметить, что крыши над корпусом нет, двор завален шифером и срезанными ветками шикарных голубых елок.

В крышу славянской городской больницы попали мины
В крышу славянской городской больницы попали мины
 

В бомбоубежище полным-полно пациентов больницы и местных жителей – большинство проходило мимо: улица-то, центральная! Есть и легко-раненые бойцы, на фронт их пока не отпускают, они несут комендантскую службу. Нас встречают достаточно настороженно. Объясняем, что мы последние российские журналисты в городе, и все как-то смягчается. Появляется начальник медицинской службы ополчения Славянска. Зовут Ольга, в плечевой кобуре пистолет. В  руках у Ольги банка жевательных таблеток-витаминов, и суровые бойцы, как дети, тянутся за сладким.

- Ох, была бы моя воля, я бы весь город успокоительными покормила, - вздыхает она.
Валерианой?

Малой (служивший в 25-й бригаде ВДВ Украины) и начмед ополчения Ольга
Малой (служивший в 25-й бригаде ВДВ Украины) и начмед ополчения Ольга
 

- Нет, валериана, в первые приемы действует как плацебо. Эффект лишь через двадцать дней, а люди сейчас уже на взводе.
Ольга объясняет нам – что случилось:

- В данный момент мы находимся в подвале городской больницы Славянска. Сейчас идет обстрел этой больницы. Пострадала одна из медсестер. В больнице на первом этаже находится наш военно-медицинский госпиталь, на втором этаже – кардиологическое отделение. Всех больных мы успели эвакуировать в подвал.

Ольга рассказывает, что большинство раненых они стараются вывезти из Славянска в другие города, где более безопасно. Пока.

- Они ударили по больнице, и очень точно. Почему?

- А на этой войне не работают никакие договоренности и принципы. Скорые обстреливаются постоянно. У нас госпиталь несколько раз менял дислокацию, за ним охотились. Да сами видите…

Над головой проходит третья серия мин – ее положили в частный сектор за больницей. Кошка Соня в клетке-переноске, жалобно мяукает. Ополченец с пулеметом просит разрешения у хозяйки погладить котика.

Пациенты клиники и раненые ополченцы пережидают бомбардировку в подвале больницы
Пациенты клиники и раненые ополченцы пережидают бомбардировку в подвале больницы
 

- Они могут воевать против детей, разбомбив детскую больницу, против душевнобольных, разбомбив психиатрическую клинику, - говорит здоровенный ополченец с кокетливым позывным Малыш. - И против наших раненых, которые здесь лежат. А выше, кстати, сердечников отделение. Против нормальных пацанов они воевать не могут. Я сейчас раненый, в плечо осколок попал. Другое оружие они не используют. Артиллерия, минометы, пехота у них ни о чем. Это Сталинград, версия 2.0. Они не смогут взять этот город, потому что здесь люди стоят на своей земле.

После очередных гулких разрывов на поверхности, в подвал скатывается молодой парнишка. Почему-то в форме украинских десантников.

- Так я же с 25 аэромобильной бригады, - улыбается Малой. С позывными тут не оригинальничают. - 14 апреля мы вместе шестью бронемашинами к ополчению перешли.

- Слава украинским войскам, - «троллит» Малыш, и подвал взрывается смехом.

Ольга, начмед ополчения и охрана госпиталя - Малыш и Малой.
Ольга, начмед ополчения и охрана госпиталя - Малыш и Малой.
 

- Ранило меня возле горы Карачун, - рассказывает Малой. - Мы там на «Газели» выполняли задание, начался бой, нас стали брать в кольцо, водитель маневрировал, не справился с управлением и влетел в столб. Была тяжелая контузия, рассечение головы. Как выздоровел, мне приказали остаться здесь, возглавить охрану госпиталя.

- А настроения у вас в бригаде вообще какие были? - спрашиваем бывшего украинского военнослужащего.

- Да изначально-то нормальные. Люди не хотели воевать против народа. А после того, как мы не стали стрелять в мирных, из 25 бригады сделали штрафбат. Я вообще слышал, что в Луганске пацаны дали люлей украинским воякам и под российским флагом ушли другой дорогой. Если это так, то я за них рад.

Через полчаса после крайнего разрыва вылезаем на улицу. Кругом — битое стекло, кирпичное крошево. На крыше больницы угадываются попадания 120-миллиметровых мин. Но стены целы, тут они такие, что из танка вряд ли пробьешь. Никаких артиллерийских или зенитных позиций ополчения тут нет. Здесь просто оборудован госпиталь для раненых бойцов. А раз так, то для украинцев это уже легитимная цель. Вот только попадают под огонь в основном мирные жители.

- У меня жена Ирина здесь медсестрой работает, сейчас в тяжелом состоянии, - говорит Игорь Купран, один из раненых, посеченный осколками.

Охрана госпиталя в подвале больницы
Охрана госпиталя в подвале больницы
 

Он лежит в коридоре на каталке. На животе — вся спина в «заплатах». Рядом, на другой кушетке стонет женщина. Осколки попали в грудь, перебили ноги, одна из них перетянута жгутом. Кровь стекает на бурую обтяжку каталки.

- Что же это за страна такая, своих людей убивают, - сокрушается отец Игоря. - Детей растили, чтобы фашисты над ними издевались? Это незалежна держава называется?!

- Да тихо, пап, не кричи, - сквозь стиснутые от боли зубы выдавливает Игорь. - Мы до блокпоста чуть-чуть не дошли. Я жену встречал с работы, она полтора суток тут в хирургии отработала смену. Ира - старшая операционная сестра. Тут эта мина перед блокпостом нас и накрыла, я что смог собой накрыть — накрыл. Там две подряд мины прилетели.

Раненые жители Славянска в помещениях больницы
Раненые жители Славянска в помещениях больницы
 

Сразу за больницей блокпост под названием  «Будулай». Мина с дьявольской точностью вошла в бункер мусоровоза. Мусор и железный кузов собрали в себя все осколки. Появляется и сам Будулай, комендант поста. На вопрос - «можно ли снять пост?», отвечает:

- Нужно!

А больше мы ничем не можем помочь этому погибающему городу.

ЧУТЬ ПОЗЖЕ

Вечером в субботу сообщили, что раненая медсестра скончалась в больнице Славянска.

Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Количество просмотров: 64



b4a8f662eb47b5d8