Отчаявшаяся мать политзаключенного милиционера Владимирова объявила голодовку под стенами Харьковского СИЗО (видео)

Отчаявшаяся мать политзаключенного милиционера Владимирова объявила голодовку под стенами Харьковского СИЗО (видео) | Русская весна

Надежда Григорьевна Владимирова потеряла надежду на справедливость и правосудие в Украине.

«Я объявляю голодовку в знак протеста против беззакония и требую освободить сына. Романа держат под стражей с 17 июня, несмотря на отсутствие доказательств и его хронические заболевания. 19 декабря истек очередной срок содержания в СИЗО, но сына удерживают за решеткой и свиданий с родными не дают.

Сегодня я узнала, что, оказывается, состоялся тайный суд — без адвокатов и подозреваемого, и судья принял решение узаконить беспредел и продлил заключение под стражей на очередные 2 месяца. Объявляю голодовку и буду находиться тут, пока не увижу сына и не добьюсь справедливости», — заявила женщина.

Сейчас Надежда Григорьевна находится возле центального КПП Холодногорской колонии на Полтавском шляхе, 99.

«Последний раз я видела сына месяц назад — когда следователь разрешил свидание для того, чтобы я упросила Романа подписать соглашение с прокуратурой о признании вины, потому что доказательств вины в деле нет вообще. Сын признавать несуществующую вину не намерен.

До этого два с половиной месяца не давали свидания ни мне, ни жене Романа с несовершеннолетним ребенком. Моего сына уже более полугода как незаконно лишили свободы, при этом его избили. Это что, наказание за георгиевскую ленточку в автомобиле?», — в отчаянии говорит Надежда.

Старший лейтенант милиции Владимиров вместе с майором Сергеем Клименко в первый день первого перемирия 17-го июня были задержаны и избиты на блокпосту батальона «Чернигов — 1» в Луганской области под Рубежным.

Милиционеры ехали на 7-й день рождения сына Сергея, при досмотре легкового автомобиля пьяные нацгвардейцы, кроме тортов, обнаружили милицейскую форму и пару георгиевских ленточек, после чего сотрудники МВД были жестоко избиты вооруженными вояками и брошены за решетку.

На следующий день, без понятых и соблюдения процессуальных норм, была повторно обыскана изъятая машина, в которой якобы были обнаружены взрывчатые вещества.

Прокуратура предъявила милиционерам подозрение по ст. 258 (ч.2) УК — Террористический акт, ч.1 ст. 263 — незаконное обращение с оружием, боевыми припасами и ч.1 ст.115 — покушение на преступление.

И, хотя доказательства в деле отсутствуют, суд определил и постоянно продлевал луганским милиционерам ИСКЛЮЧИТЕЛЬНУЮ меру пресечения — содержание под стражей в СИЗО.

При этом суд не учитывал, что Клименко С.А. имеет тяжелое онкологическое заболевание, наличие у него семьи и несовершеннолетнего ребенка, то, что он является единственным кормильцем в семье (п.4 ст.178 УПК Украины). Не была учтена репутация подозреваемого (п.6 ст.178 УПК Украины), отсутствие судимости (п.8 ст.178 УПК Украины).

Только в сентябре юристам из адвокатского объединения «Тихоненков, Надоля, Шадрин и соратники» через Апелляционный суд удалось добиться изменения меры пресечения для больного милиционера на домашний арест.

В отношении Романа Владимирова подобные юридические аргументы не сработали, и суд оставил его за решеткой.

«Следственный судья не принимает во внимание предоставлены со стороны защиты сведения, что по состоянию здоровья Владимиров Р.В. не может пребывать в Харьковском СИЗО. При этом сторона защиты четко указала, что Владимиров Р.В. болен, и указала хронические заболевания, что должно учитываться при избрании меры пресечения согласно п.2 ч.1 ст.178 УПК Украины», — заявил адвокат Дмитрий Тихоненков.

 «Статья 5-я Европейской конвенции о защите прав человека и основоположных свобод гласит, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом: "… законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения, или помешать ему скрыться после его совершения".

Из формулировки следует, что и подозрения в совершении уголовного правонарушения, и вероятность совершения правонарушения в будущем, и вероятность последующего укрывательства подозреваемого лица должны быть обоснованными, а вот как раз таких оснований в деле нет», — аргументирует позицию защиты адвокат Дмитрий Тихоненков.

О судебном процессе знают наблюдатели миссии ОБСЕ по правам человека, однако правовой беспредел продолжается.

Количество просмотров: 141


b4a8f662eb47b5d8