Встретить Новый год и выжить — советы главного нарколога России

Встретить Новый год и выжить — советы главного нарколога России | Русская весна

Главный внештатный специалист-нарколог Минздрава РФ Евгений Брюн рассказал о том, как встречать Новый год, справляться с похмельем, бороться с пропагандой наркотиков и алкоголя в текстах молодежных исполнителей, и о том, к чему приведет повышение возраста продаж крепкого алкоголя.

— Минздрав заявляет, что россияне стали меньше пить — сокращение потребления алкоголя составило 40% за 10 лет. Вы согласны с этими оценками?

— На самом деле, точных цифр, наверное, нет, потому что нет четкой методики подсчета. Чтобы это выяснить, нужны масштабные социологические исследования, а люди в этих вопросах вряд ли будут говорить правду.

Очень трудно оценить, сколько люди пьют. Сейчас, согласно статистике, потребление алкоголя составляет 10,1 литра по сравнению с 18 литрами восемь лет назад. Это количество проданного алкоголя, цифры Росалкогольрегулирования.

Но ведь могут пить еще самогон, домашнее вино, это оценить трудно.

Но сам факт того, что снижаются продажи алкоголя в магазинах, думаю, это косвенный показатель того, что население стало меньше пить.

Дополнительный показатель — это количество отравлений алкогольной продукцией, и это уже абсолютные цифры, поскольку связаны с выездами «Скорой помощи».

По Москве мы знаем точно, выезды «Скорой помощи» по поводу отравлений алкогольной продукцией снизились на 30% за последние пять лет, и все время идет снижение.

Второй косвенный показатель — это снижение обращаемости за наркологической помощью. Очень заметно снизилось количество обращающихся и заболевших алкоголизмом. Также снизилось количество алкогольных психозов. Судя по всем этим данным, можно сказать, что действительно стали меньше пить.

— С чем Вы это связываете?

— Я думаю, тут много причин. Одна из них — это кризис в экономике. А когда происходят экономические трудности, человек задумывается, на что потратить деньги: на алкоголь и собственное минутное удовольствие, или на семью, или отложить на черный день, или потратить с пользой.

— Существуют разные алкогольные мифы, например, так называемые алкогольные прививки, когда человек выпивает за час до начала празднества, и вроде как меньше или позже напивается. Кто-то заранее ест много масла, а кто-то пьет в равных количествах воду и алкоголь. Что-то из этого «арсенала» работает?

— Если съесть ложку или выпить стакан масла, оно наслоится на слизистую желудка и кишечника. Человек выпил рюмку, а алкоголь не действует — потому что не всасывается. И так и будет происходить, пока масло остается на слизистой.

Потом слизистая очистится, произойдет это примерно через полчаса, и весь тот алкоголь, который человек за это время успел выпить, всосется. И человек может впасть в кому, это может очень плохо кончиться, будет безусловное отравление алкоголем.

Другой метод — «аперитивы». Если выпить небольшую дозу алкоголя примерно за полчаса — час, активизируется ферментативная система печени для переработки алкоголя. Но количество ферментов ограничено. Человек не может выработать больше ферментов, чем его генетика позволяет.

Таким образом, человек за час стимулирует ферментативную деятельность, печень их выработала, и человек на фоне запущенной ферментативной системы начинает пить. Ферменты быстро расщепляют первую рюмку, она не действует, он пьет дальше, и ферменты кончаются.

И весь алкоголь, который еще не переработан, превращается в ацетальдегид. Ацетальдегид — это нервный, тяжелый яд, который бьет по всем клеткам организма. А ферментов уже нет, и наступает отравление.

Вода с алкоголем — смешивается в желудке, получается не 40 градусов, а 20, но какая разница?

— Так существуют ли какие-то работающие методы, как облегчить прием алкоголя для организма?

— Очень простой совет: как можно дольше растягивать промежутки между приемами алкоголя, и пить дозами как можно меньше.

Природу обмануть невозможно. Алкоголь оказывает токсическое действие, как любой яд.

— Почему же столько мифов, шума вокруг алкоголя?

— Ей-богу, он не достоин того, чтобы о нем столько говорить и шуметь.

Это яд, нервный, печеночный, сердечно-сосудистый. И чем больше доза, тем выше токсическое действие.

Да, алкоголь на какое-то очень короткое время, полчаса-час, стимулирует ферментативные системы, у кого-то это улучшает настроение, позволяет человеку расслабиться. Но за счет чего? За счет гипоксии головного мозга.

Организм борется с ядом и выбрасывает все свои защитные функции на эту борьбу.

Какое-то время человеку кажется, что он достиг эффекта стимуляции нервной системы, улучшения пищеварения, настроения, творческих способностей. На самом деле это происходит на полчаса максимум.

А творчество стимулируется, только если оно вообще есть в человеке. Поэтому все эти эффекты порождают мифы.

Это же дьявольская штука. Наподобие райского яблока, оно же наверно было вкусное, Еве понравилось, она и Адаму дала, ему, видимо, тоже понравилось. Это из той же серии, только банальнее, мы к этому привыкли.

Эйфория — это побочное действие алкоголя, связанное именно с токсическим гипоксическим действием на головной мозг.

Если вспоминать историю, то алкоголь появился, скорее всего, у шумеров, в Месопотамии, примерно 15 тысяч лет назад, может, чуть больше. И его использовали как ритуальный напиток, с одной стороны, а с другой — для консервации виноградного сока. Алкоголь не пили наши пращуры так, как его сейчас пьют. Это уже появилось примерно в 16-м веке, когда научились делать дистиллят и пить крепкие напитки.

Это вообще не должно было касаться человека, это должно было стать технологической историей, использовать эту жидкость должны были для других целей.

— Возвращаясь в наши дни, расскажите, как пережить Новый год? И что должно быть на новогоднем столе — вредно ли такое количество жира и майонеза, которое обычно есть в каждом блюде?

— Человек устроен таким образом, что днем работает и ест, ночью спит. Печень активна и готова к работе именно днем. К ночи все ферментативные системы организма затихают, и ферменты не вырабатываются. Поэтому еда и питье в ночное время — в лучшем случае, это впустую, то есть проскочит насквозь, и слава богу.

Но в худшем случае это наполовину переработается, в организме появятся остатки пищи и промежуточные продукты метаболизма, — и это опять будет иметь токсический эффект. Любое вечерне-ночное мероприятие не только не на пользу, а просто опасно. 

Мне один знакомый великий артист, умиравший от последствий алкоголизма, сказал: у артистов очень тяжелая жизнь, работа заканчивается поздно, в 10-11 часов вечера, человек находится на эмоциональном взводе, и надо как-то остановиться. Кто-то заедает, кто-то запивает это, ночь проходит в сумбуре, утром люди плохо себя чувствуют, и так изо дня в день. И в этом очень большая житейская правда. Если мы начинаем пьянствовать и наедаться в ночное время, то эффекты будут такие.

— А как же «совы», многие ведь подстраивают жизнь под пик своей активности, который наступает ближе к полуночи?

— Этих людей не так много. Но и новогодняя ночь длится не до часу. Есть, конечно, отдельные люди, которые не спят до трех-четырех ночи. Но это патология, может быть, психиатрические случаи. И я не думаю, что нам стоит ориентироваться на них, что-то им советовать. Это единичные случаи, у людей расстройство сна, надо обращаться к сомнологам.

Есть люди, которые просыпаются ночью, чтобы что-то съесть, это другая болезнь, состояние может быть связано с дуоденитом или язвой двенадцатиперстной кишки. Им тоже лучше провериться.

— Если наступает алкогольное отравление и запой — куда обращаться, бесплатно ли это? И можно ли верить объявлениям «вывожу из запоя», регулируется ли деятельность этих людей?

— Я всю жизнь служу в государственной системе, мне трудно судить, кто это.

Когда мы имеем дело с государственным медучреждением, мы точно знаем, что у него есть лицензия, соответствующие специалисты, определенный набор лекарственных средств. А когда мы звоним по объявлениям каким-то «похметологам», то мы про них ничего не знаем, кто приедет, есть ли у него диплом, какой у него набор препаратов с собой.

Тут очень большие риски. Может быть, он не навредит, но мы этого не знаем.

Это как пить пиво. Мы не знаем, как его произвели, а на этикетке это не написано, а технический регламент позволяет добавлять сахар и дрожжи, и очень вероятно, что там будет не пиво, а брага с пивным вкусом.

Я бы по этим объявлениям не обращался. У нас есть круглосуточная единая справочная нашей наркологической службы. Но она пока в тестовом режиме. Еще есть круглосуточный телефон доверия. И есть всем известный телефон 112.

Все знают, куда позвонить и где получить квалифицированную помощь. Я бы при любой проблеме позвонил бы прежде всего в государственное медицинское учреждение.

— Если отравление, понятно, что обращаться к врачам. А если проблема скорее в регулярном алкоголизме, страдает семья, то что делать? Человек должен сам признать проблему?

— К сожалению, так не происходит. Поскольку это психическое заболевание, и критики к своему состоянию у алкоголиков и наркоманов нет, а есть синдром отрицания, они не признают себя больными. Часто мы слышим такую фразу — доктор, я пью не больше вашего, — и здесь есть серьезная логическая ошибка. Дело в том, что алкоголизм развивается не от количества выпитого, а от восприятия, отношения конкретного человека к алкоголю. Если нет ферментов для переработки алкоголя, то даже небольшие дозы приводят к формированию заболевания.

Если абсолютно здорового человека с хорошей ферментативной системой спаивать постоянно, у него тоже сломается эта система, он тоже заболеет алкоголизмом со всеми вытекающими последствиями, с последующим слабоумием и припадками.

Но у тех, кто подвержен алкоголизму, с ферментативной системой все очень плохо.

— Так куда обращаться? Семья должна обращаться или как это происходит?

— Чаще всего начинает обращаться семья и не мытьем, так катаньем вынуждает обратиться своего близкого в наркологическое учреждение, а там специалисты начинают его мотивировать.

Сначала проводят анализ — маркер на злоупотребление алкоголем, любой человек может прийти к нам и сдать соответствующий анализ, и мы скажем, злоупотребляет ли он алкоголем.

— Что такое алкоголик в вашем понимании? Я читала, что имеется ввиду любая форма зависимости, то есть даже если человек раз в неделю выпивает бокал вина, но это происходит регулярно, перед вами алкоголик.

— Вообще точной демаркации — здесь здоровый, а здесь больной — не существует. Это всегда очень длительный процесс плавного перехода от здоровья к болезни.

И первый симптом, который появляется у человека — явно будущего алкоголика — это желание выпить. Как правило, в преддверии употребления, например, в пятницу, человек становится оживленным, с радостным тревожно-повышенным фоном настроения, он предчувствует выходные дни.

Он в предвкушении того, что ему можно выпить, не идти на работу на следующий день — это первые звоночки, симптомы.

Их много разных. Есть также так называемые патологические формы опьянения. Принял человек какую-то небольшую дозу алкоголя и становится чересчур говорливым, агрессивным, не слышит обращенной к себе речи, выпадает из диалогов, начинает говорить монологами.

Еще один симптом начинающегося алкоголизма — потеря памяти на время опьянения.

Когда эти три симптома — предвкушение пьянки, измененная форма опьянения и потеря памяти на момент опьянения — сходятся, мы можем говорить абсолютно точно, что болезнь началась.

Также четкая демаркация — появление похмельного синдрома.

Через некоторое время после употребления алкоголя, может, через несколько часов, человек переходит в свое противоположное состояние. Мы его называем еще синдром отмены или абстинентный синдром. Происходит вегетативная буря, приходит ощущение страха и впечатление, что если сейчас не выпьешь, умрешь.

С этим страхом человек обязательно выпьет, новый алкоголь наложится на непереработанный старый, так запускается запой. Человек уходит в запой на несколько дней, а то и на несколько недель, иногда — на всю оставшуюся жизнь. Это уже — формирование полномасштабной болезни.

— Чем тогда можно похмеляться?

— Мы советуем, что бы ни происходило, не похмеляться алкоголем в принципе. Есть много других средств, которые позволяют снять симптомы похмелья. Обычно человеку противно смотреть на алкоголь, у него чувство вины, что был пьян.

А ему сосед-алкоголик говорит — давай, сейчас по 150 накатим, и все станет хорошо. Они принимают, действительно на пять минут становится хорошо, потому что опять гипоксия, эйфория, можно сказать, анальгезия, человек не ощущает того, что ощущал.

А потом все возвращается, чувство вины, ощущение гадостности, противности, тошноты и так далее. Это последствия интоксикации.

Для снятия симптомов похмелья есть кисломолочные продукты, крепкий бульон-суп, капустный рассол, в аптеках можно купить препараты янтарной кислоты. Не стоит покупать аспиринсодержащие препараты, потому что желудок раздражен и может появиться гастрит или даже кровотечение.

— Кто-то пытается сбить похмелье занятиями спортом, правильно ли это?

— Это очень опасно, потому что все функциональные системы и так на пределе, особенно сердечно-сосудистая система перенапряжена, не справляется со своими нагрузками в покое. Если на это наложить еще и активную физическую нагрузку, то может кончиться просто остановкой сердца.

— Если судить по Вашему рассказу о формировании алкогольной зависимости, генетика не влияет на развитие алкоголизма?

— Гена алкоголизма нет, и его никогда не откроют, его не существует по определению. Потому что если нет алкоголя, то нет и алкоголизма. Есть трезвеннические общества, где люди не употребляют и не страдают.

А в обществе, где свободно продается алкоголь, 2% населения всегда будут страдать алкоголизмом, это во всех странах одинаково.

Есть факторы риска, которые приводят к зависимому поведению, не обязательно к алкоголизму, а, например, к религиозному фанатизму, терроризму, агрессивным формам поведения, поддержке определенных философских идей — все может быть зависимостью.

Есть определенные генетические факторы риска, но люди могут стать в результате и алкоголиками, асоциальными личностями, но и гиперсоциальными тоже могут стать в результате тех же факторов.

Спрогнозировать мы пока это не можем, генетика генетикой, но как человек будет реагировать, зависит от его социального окружения, воспитания, образования, информационной среды, субкультуры, в которую человек войдет.

Если человек попадет в условно «хорошую» компанию, например, раньше тимуровцы были, то будет бабушек переводить через дорогу, а если в «плохую» — то по голубям из рогатки будет стрелять. Не все реализуется механистически, генетически.

Есть система, которая отвечает за наше рискованное поведение, — дофаминовая, или адреналин-норадреналиновая система. Чем выше дофамин, тем более рискованное поведение. А если при этом серотонин низкий, то человек хрупкий, ломкий, стрессонезащищенный, очень легко впадает в невротические ситуации и начинает искать вариант самолечения.

И среди всего многообразия проб разных веществ он найдет какое-то вещество, под которым он будет считать, что ему легче. И это момент формирования зависимости: мне стало легче, я нашел средство для самоуспокоения, саморегуляции, снижения тревоги, депрессии и т. д. Дальше обязательно будут повторы, и с какого-то момента зависимость формируется уже на биохимическом уровне.

Я не люблю противопоставление, которое иногда делают — физическая и психологическая зависимости. И в том, и в другом случае всегда меняется биохимия головного мозга. Если здорового человека колоть инсулином, то инсулин перестанет вырабатываться, человек станет диабетиком.

То же самое происходит в мозге. Если мы вводим опиат, то собственные, внутренние опиаты перестают вырабатываться, и человек становится зависимым от опийных наркотиков.

С алкоголем более сложные взаимоотношения, но реализуется все в целом по той же схеме. То есть внутренние нейромедиаторы, нейрогормоны перестают вырабатываться, и человек заболевает — когда алкоголизмом, когда наркоманией, когда — еще чем-нибудь.

— Правда ли, что растет число пьющих женщин и каких возрастов?

— Периодически по некоторым статистикам кажется, что да, но на самом деле серьезной тенденции нет.

Женщины все-таки более устойчивы к внешним проблемам. Они кажутся впечатлительными, эмоциональными, но на самом деле они очень устойчивы и достаточно гармоничны.

Поэтому если алкоголизмом заболевают женщины, то, как правило, нужно искать какую-то серьезную психопатологическую проблему.

— Как Вы относитесь к предложению Минздрава о повышении возраста продажи крепкого алкоголя до 21 года?

— Наркологическое сообщество приветствует это решение, оно давно назревало. Это очень здорово, потому что мы считаем, что подростковый возраст среднестатистически заканчивается все-таки к 21 году. Понятно, что у некоторых он не заканчивается никогда, а таких людей предостаточно, но все равно они выучиваются свое поведение как-то регулировать в соответствии с нормами общества.

Это не решит проблему кардинально, то есть мы не можем сказать, что все вдруг прекратят пьянствовать.

Нет, конечно, болезнь есть болезнь. Она не выбирает, и я нередко сталкиваюсь со случаями, когда ребята приходят лечиться и говорят — мы до прихода из армии вообще не пили, после армии только начали выпивать. То есть это около 19-20 лет. Но то, что идет ограничение потребления среди несовершеннолетних, это хорошо.

Иногда ругают это предложение, и не вполне добросовестные критики говорят, что в армию уже можно идти в 18 лет, а выпить — нет. Но наши функции взрослеют и устанавливаются в разные возрастные периоды. Мы учимся ходить в год, говорить — в три-пять лет. Если до пяти лет человек не научился говорить, то вряд ли научится когда-либо. В 13-14 лет созревает половая система, но еще анатомически женщины не готовы рожать, они должны дорасти физически.

Физически человек созревает к 18 годам и может заниматься спортом, служить в армии и т. д. А вот психологически он созревает в среднем к 21 году. А мудреть человек начинает после 30-33.

— А не логично ли тогда запретить и продажу табака, сигарет до этого возраста?

— Я думаю, это абсолютно логично. Считаю, это следующий шаг.

— А как Вы относитесь к пропаганде употребления наркотиков и алкоголя в молодежной, рэп-культуре. Действительно ли можно «прорекламировать» употребление так, чтобы ребенок попробовал?

— Ответственность молодежных исполнителей колоссальна, и чем талантливее музыкант, тем больше его ответственность. Классический пример с битлами. Пока они играли музыку, все было хорошо, но когда они начали расширять свое сознание, то «вбросили» бациллу наркомании в западное общество, от Запада она перекочевала потом и к нам.

Мы пытаемся говорить с представителями шоу-бизнеса на эту тему, но никто не отвечает, не хочет общаться.

Я всегда публично говорю продюсерам — не пускайте на сцену потребителей наркотиков, поставьте их перед выбором: или искусство, или наркотизация. Я думаю, они быстро примут правильное решение. Но никто этого не делает.

А если на сцене потребитель наркотиков, скрыть это невозможно.

Общество все знает, особенно включенные представители этих субкультур, они знают о своих кумирах все — потребляют, не потребляют, что и в каких количествах, и они будут подражать этому поведению, потому что импринтинг у человека никто не отменял. Они учатся стилю поведения своих кумиров. Это огромная опасность.

Ответственность тех, кто стоит на сцене и ведет за собой молодежь, очень велика. И если появляется среди музыкантов потребитель наркотиков, считаю, должна быть введена ответственность продюсера.

И про ответственность родителей, конечно, не надо забывать. Родители абсолютно неграмотны в этих вопросах, их надо учить тому, к какой субкультуре относится ребенок, что он слушает, кто является его кумиром, потребляет ли он наркотики или пьет водку неумеренно или еще что-нибудь, и как этому противостоять.

— Во многих странах существуют общества анонимных алкоголиков. И у нас они существуют, но не в таких масштабах. Не пора ли говорить о какой-то государственной поддержке этих объединений?

— Нет, в Москве хорошие масштабы. И мы с ними дружим, это вообще авангард нашей борьбы за трезвость населения. У обществ есть философия — это самоорганизующиеся организации, которые не вступают ни в финансовые, ни в политические, ни в какие взаимоотношения с открытым обществом. Поэтому они и называются — анонимные.

Их задача одна — помогать друг другу выздоравливать. Я всегда говорю, что анонимные алкоголики, наркоманы — это самая социально активная часть нашего общества, в нашей теме, во всяком случае. Они очень нам помогают — и волонтерством, и сопровождением тех, кто прошел активный курс лечения, потому что на лечении все закончиться не может.

У них очень интересная философия, которую можно оспаривать в научном смысле, но в философском смысле оспорить это невозможно: «Мы неизлечимо больны, поэтому не пьем алкоголь, не потребляем наркотики, остаемся чистыми и выздоравливаем всю оставшуюся жизнь».

— Какие наркотики сейчас самые опасные? Раньше считалось героин, кокаин, теперь вроде соли выходят на первое место?

— И героин, и кокаин, и амфетамины остаются по-прежнему самыми опасными, но к ним добавляются еще различные синтетические наркотики, которые условно называют спайсами, солями и т. д.

Арсенал наркотиков, к сожалению, растет, наркомафия не успокаивается и не успокоится в обозримом будущем, поэтому и мы всегда начеку.

— От каких наркотиков все-таки сейчас больше умирают?

— Умирают по-прежнему больше всего от героина, но смертность, к счастью, заметно стала снижаться.

— Было исследование, что под алкоголем человек становится агрессивен, много совершает преступлений, но от марихуаны, например, никто не становится агрессивным. Почему же алкоголь разрешен, а марихуана — нет. Действительно ли ее употребление является первым шагом к употреблению тяжелых наркотиков?

— Да. Во-первых, сама по себе конопля не так безопасна, как многие хотели бы ее представить. Дело в том, что в результате употребления конопли оживляются витальные влечения, то есть голод, жажда и секс.

То есть очень часто на фоне курения конопли возникают беспорядочные половые связи, которые приводят к заражению различными инфекциями, в том числе ВИЧ-инфекциями. Крайне опасная штука.

И сейчас с учетом того, что основной путь передачи ВИЧ-инфекции — уже не наркомания и гомосексуализм, а обычные гетеросексуальные контакты, как правило, это курители конопли, то это колоссальная опасность.

Под коноплей у человека исчезает критическое мышление, зато повышается настроение, люди могут совершать различные преступления, даже не думая о том, совершают или нет, — это угоны машин, рейсеры-гонщики, это различные опасные виды развлечений, типа селфи на крыше вагона, и т. д.

Все это девиантное поведения очень часто возникает на фоне такого, казалось бы, легкого опьянения. Так что эта штука крайне опасна.

— Как Вы сами будете праздновать Новый год?

— Как всегда — в кругу семьи под елкой. Мы весело проводим Новый год, у нас всегда есть разработанное легкое рыбное меню, бокал шампанского, через час-два мы, возможно, выпьем бутылку белого сухого вина, побегаем со снежками на улице и ляжем спать.

Все очень стандартно, так, как было у наших бабушек и дедушек, традицию надо соблюдать и не засыпать в тарелке с оливье. Надо больше двигаться, танцевать, тогда легче пройдет ночь.

Читайте также: Тревожное обращение лево-патриотических сил Белоруссии к Путину и Лукашенко (ФОТО, ВИДЕО)

Беседовала Анна Синева

Количество просмотров: 12 521



b4a8f662eb47b5d8