Беженцы из Донбасса дали кров 78-летнему инженеру, три года жившему в пещере в Крыму (ФОТО)

Беженцы из Донбасса дали кров 78-летнему инженеру, три года жившему в пещере в Крыму (ФОТО) | Русская весна

Три года 78-летний инженер-конструктор прожил в пещере под Севастополем: согревался у костра, пил дождевую воду.

Он не алкоголик, не маргинал. В подземелье «переехал» после того, как бывшая жена переоформила на себя их общую квартиру. Когда его обнаружили волонтеры, от истощения он уже не мог подняться на ноги.

Но хеппи-энда у этой истории могло бы и не случиться: из-за того, что в городе нет социального приюта, из больницы Анатолия Геращенко должны были выписать обратно в пещеру.

Инженеру повезло, его взяли под опеку беженцы из Донбасса. И подобных историй в Севастополе — десятки.

«Работал, пока не начали отказывать ноги»

Вход в грот, что последние три года был домом Анатолия Геращенко, закрыт одеялом, на каменной стене висит ковер.

Даже в нечеловеческих условиях пенсионер пытался создать подобие уюта. Среди куч мусора и грязного тряпья волонтеры нашли книги, газеты, кроссворды.

А во время одного из визитов застали «пещерного жителя» за чтением «Севастопольских рассказов» Льва Толстого.

«Он ведь не тунеядец, не алкоголик — спиртного не употребляет вообще. Работал ведущим инженером в конструкторском бюро „Таврида”, занимался разработкой опреснительных установок для кораблей и подводных лодок, — рассказывает руководитель движения добровольцев „Сердце Севастополя”, общественный деятель, журналист Анастасия Макеева.

— От предприятия еще в советское время получил трехкомнатную квартиру, где жил с женой и двумя сыновьями. Проблемы начались в 1990-е: зарплату в КБ платить перестали, жена потребовала развода, а потом выписала Анатолия Давыдовича из квартиры. Жилье она приватизировала, но бывшему супругу доли не досталось». 

В светлое время суток Анатолий Геращенко читал книги у входа в пещеру

Геращенко не отчаялся — нашел работу с проживанием. Последние десять лет он трудился конюхом в местном садоводческом товариществе. Пока не начали отказывать ноги.

«Некоторое время Анатолий Давыдович жил на заброшенной даче, подрабатывал прополкой огородов у соседей. Но наступила зима, дачники разъехались. Жить стало не на что.

Три дня он просидел в холодном доме голодный — и пошел просить милостыню», — продолжает Макеева. 

В пещере, где жил Анатолий Геращенко 

В пещеру его привел другой бездомный. Вообще, место это среди севастопольских бомжей известное. Да и волонтеры об этом гроте знают давно, уже вызволяли отсюда слепую по имени Ирина.

В первобытных условиях она прожила три года. Квартиру потеряла после того, как оформила доверенность на сына, а тот ее продал. Деньги, как водится, пропил. Мать он за руку привел в эту пещеру, но потом упал, ударился головой и умер. Ирина осталась в подземелье абсолютно беспомощная. 

Помогла огласка — после публикаций в СМИ и телешоу нашелся врач, который провел дорогостоящую операцию и вернул зрение. Волонтеры восстановили документы, нашли жилье. Думали, что пещера опустела. Но нет.

«После ампутации выписывают на улицу»

«В середине марта мне позвонили прохожие и сообщили, что на склоне рядом с гротом сидит старик.

Анатолия Геращенко мы обнаружили в ужасном состоянии: ноги обморожены, что неудивительно: на улице холодно, а он обут в матерчатые тапочки, причем на правой и левой ноге были разные.

Он объяснил: собирался пойти к универмагу просить денег на хлеб, поскользнулся, упал, а встать уже не смог. Мы помогли ему подняться, нашли обувку и сразу же позвонили в департамент соцзащиты. В ведомстве успокоили: „Не переживайте, сейчас за ним приедут наши сотрудники и поместят его в медучреждение”. Мы уехали.

Однако на следующий день поступил очередной сигнал от жителей: старик сидел на том же месте. Как выяснилось, соцслужбы приезжали, но никаких мер по спасению пенсионера не предприняли», — сетует Анастасия.

Когда волонтеры вернулись, от голода старик уже не мог подняться. Макеева бросилась звонить в скорую, но ехать врачи отказались: «Бомжа везите сами». Только после вмешательства уполномоченного по правам человека в Севастополе Павла Буцая пенсионера госпитализировали.

Комната в пещере, где жил Анатолий Геращенко 

В больнице, помимо частичного обморожения ног, у Геращенко диагностировали сердечную недостаточность и жуткий педикулез: «На голове у него были настоящие язвы».

После курсового лечения старика нужно было выписывать. А куда?

«Обычно из больницы таких пациентов переводят в социальный приют. Однако в Севастополе его нет. И это очень серьезная проблема, — объясняет руководитель движения волонтеров. — Бездомных после ампутаций через три дня отправляют на улицу, хотя незажившие культи требуют ежедневных перевязок, которые бомжам делать некогда и нечем.

Развивается гангрена, некроз, в итоге — повторная ампутация. Я уже знаю: если человеку отрезали несколько пальцев, через год у него не будет ноги по колено».

Анастасия рассказывает, что одного бездомного после операции скорая высадила прямо на остановке, с которой его забирали: «Наши девчонки приезжают и делают ему перевязки. Но ведь после ампутации ноги нельзя охлаждать, а он живет на улице. У него некроз уже пошел дальше.

Недавно мы опять возили его к хирургу. Прогноз неутешительный — нужно снова резать».

Скорее всего, такая же участь ждала и Анатолия Геращенко. Если бы не Людмила Чеботаева, пригласившая старика пожить у себя. Она знает, каково это — оказаться без дома.

«Мы ведь с семьей (с мужем они воспитывают троих детей) до 2013 года жили в Макеевке. А потом уехали сюда. С жильем нам помогла семья с Севера. У них в Севастополе был дом, где они проводили только один летний месяц. И нам позволили остаться — бесплатно», — вспоминает Людмила.

Анатолий Давыдович в новом доме

Одна комната пустовала, и туда пригласили Анатолия Давыдовича. «Когда-то нам помогли, теперь мы просто обязаны помочь другим».

А еще Людмила надеется, что в будущем «дед Толя» сможет стать настоящим дедушкой для ее троих детей: «Наши с мужем родители скончались в один год, с разницей в месяц. А у ребят перед глазами обязательно должен быть пример старшего поколения». 

В машине по дороге из больницы Анатолий Давыдович спросил Анастасию, куда они едут. Волонтер ответила: не в пещеру. «После этих слов он выдохнул и признался, что еще несколько месяцев в подземелье точно бы не выжил». 

Но едва пенсионеру показали его комнату, как он… пропал. «Двое суток мы искали: исколесили все улицы, подключили поисковиков из „Лизы Алерт”, — говорит Людмила. — В итоге нашел его опять же наш уполномоченный Павел Буцай — дедушка сидел на лавочке.

Спрашиваем: что случилось? А он глаза в пол. И только потом признался: боялся, что будет в тягость семье». 

У Чеботаевых пенсионер живет уже неделю. «Попыток к бегству» больше не предпринимал. «Вчера мы ему принесли в комнату ноутбук, так он до ночи смотрел сериал „Ликвидация”. А еще никак не может наесться: в первый день за ужином, пока я резала хлеб для бутербродов, он всю колбасу умял», — улыбается Людмила.

«Двадцать четыре бездомных живут у севастопольцев» 

Это не единственный случай, когда потерявших жилье определяли в приемную семью. «Сейчас 24 бездомных живут у севастопольцев: кто-то в семье, кто-то отдал им под проживание дачу», — рассказывает Анастасия.

Анатолий Давыдович после лечения в больнице

Забирал к себе бездомных и уполномоченный по правам человека в Севастополе Павел Буцай: «Помню, как поздно вечером мне сообщили о женщине, которая сидит на Графской пристани. Ее только выписали из больницы — и привезли сюда, дома у нее нет, хотя она коренная жительница города.

Так получилось, что они с сыном затопили нижнюю квартиру. Им вменили большой иск, люди не располагали сведениями о своих правах, продали жилье за копейки. В итоге оказались на улице. У меня она прожила день, после ходатайства губернатору ее поместили в дом престарелых».

Павел Буцай говорит, что социальный приют городу очень нужен — и есть надежда, что в ближайшее время его все же откроют: «На днях губернатор дал поручения руководителю департамента труда и социальной защиты отремонтировать здание, чтобы в дальнейшем открыть в нем центр. Предполагается, что единовременно там смогут находиться 30 человек».

Пока конкретные сроки не определены. Но омбудсмен надеется, что это произойдет до первых холодов. Ведь бесконечно устраивать бездомных «в добрые руки» волонтеры не могут.

Читайте также: Довыступались: Немцы обматерили украинскую делегацию в ПАСЕ

Анастасия Гнединская

Количество просмотров: 26 014

«Русская весна» – Экономика


b4a8f662eb47b5d8