МАК опубликовал предварительный отчёт о катастрофе SSJ 100 в Шереметьево

МАК опубликовал предварительный отчёт о катастрофе SSJ 100 в Шереметьево | Русская весна

14 июня Межгосударственный авиационный комитет (МАК) опубликовал предварительный отчёт о катастрофе SSJ 100 в аэропорту «Шереметьево».

Напомним, 5 мая в результате аварийной посадки борта компании «Аэрофлот», выполнявшего рейс SU1492 из Москвы в Мурманск и вернувшегося в аэропорт «Шереметьево» после удара молнии, погиб 41 человек

В предварительном отчете МАК нет указаний на неполадки техники, кроме отключения автопилота и связи из-за попадания молнии.

Посадка с завышенной скоростью

SSJ-100 выходил на посадку с завышенной скоростью, сообщает ведомство.

«Одновременно со срабатыванием сигнализации капитаном воздушного судна был увеличен режим работы двигателей. Увеличение режима работы двигателей привело к росту приборной скорости: к моменту прохода торца ВПП на высоте 40 ft (12 м) — до 164 kt (304 км/ч), а к высоте 16 ft (5 м) — до 170 kt (315 км/ч)», — говорится в предварительном отчете МАК о причинах катастрофы.

Скорость захода на посадку для имевшихся условий составляла 155 kt (287 км/ч).

«Данная скорость была установлена экипажем в качестве заданной. РПП (Руководство по производству полетов — прим. ред.) авиакомпании установлена величина плюс 20 kt в качестве критерия стабилизированного захода на посадку», — говорится в отчёте.

Тройной удар о полосу и пожар

Аварийный Superjet-100 во время жесткой посадки в «Шереметьево» три раза ударился о полосу из-за повышенной нагрузки на переднюю опору шасси, сообщает МАК.

«Приземление на переднюю опору шасси с большой вертикальной скоростью, а также отклонение полностью «на себя» непосредственно перед приземлением, привело к возникновению интенсивного вращения самолета в направлении «на кабрирование». В результате произошло увеличение углов тангажа и атаки, что при сохранении значительной приборной скорости привело к повторному отделению самолета от ВПП (явление «прогрессирующее козление»), несмотря на полное отклонение в положение «от себя» после отскока», — говорится в предварительном отчёте МАК.

В процессе первого «отскока», отмечается в документе, когда самолет находился в воздухе, капитан перевел управление в положение «Максимальный реверс», но раскрытия створок реверса не произошло, так как отсутствовали сигналы обжатия основных стоек шасси.

«После получения сигналов об обжатии левой и правой основных стоек шасси началось открытие створок реверса, которое завершилось уже после второго отделения самолета от ВПП. Увеличения режима работы двигателей не произошло, так как в этот момент сигнала обжатия опять не было», — констатирует МАК.

Согласно отчету, второе отделение от ВПП произошло на высоту 15–18 ft (5–6 м). «Через 2–3 сек после повторного отделения РУД (рычаги управления двигателем — прим. ред.) были переведены в положение „Взлетная тяга”, а БРУ (блок ручного управления — прим. ред.) в положение „на себя” до упора.

Эти действия можно интерпретировать как попытку выполнить уход на 2-й круг, но из-за того, что перед этим уже был активирован реверс тяги (створки продолжали находиться в открытом положении, хотя и начали убираться) тяга двигателей не увеличилась», — считают эксперты МАК.

В 15:30:05 на приборной скорости 140 kt (258 км/ч) произошло третье приземление самолета с вертикальной перегрузкой не менее 5g. «Характер следов на ВПП при третьем касании показывает, что основные стойки шасси к этому моменту уже были частично разрушены („слабые звенья” срезаны…).

Произошел подлом основных опор шасси, дальнейшее разрушение конструкции самолета с разливом топлива и пожаром», — говорится в отчете МАК.

Двигатели отказали уже на земле

Двигатели самолета отказали уже после жёсткой посадки, признаков их повреждений в полёте нет, к такому выводу пришел МАК.

«После третьего приземления бортовыми самописцами зафиксирована информация, показывающая возможную потерю (полную или частичную) управления двигателями. Для анализа данного вопроса комиссия планирует исследовать компьютеры управления двигателями», — говорится в отчёте.

По данным комитета, двигатели самолета работали до момента прекращения записи параметрического самописца.

Напомним, что уголовное дело по статье 263 УК РФ («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее смерть двух или более лиц») расследует Главное управление по расследованию особо важных дел СК России.

Читайте также: Россия больше терпеть не будет: в Москве ставят ультиматум ПАСЕ

Количество просмотров: 7 390



b4a8f662eb47b5d8