Национализация по-украински, или продолжение передела собственности

Национализация по-украински, или продолжение передела собственности | Русская весна

Правительство Украины начало действовать более решительно, заявив о национализации 100% акций «ПриватБанка». При этом, прикрываясь необходимостью спасения банка и всей финансовой системы, власти просто продолжили передел собственности, начатый сразу после прихода Петра Порошенко к власти.

Согласно сообщению правительства, новым владельцем «ПриватБанка» станет Минфин Украины. Власти уже заявили, что планируют продать этот актив.

И совершенно не ясно, на каком основании у владельцев банка фактически «отобрали» их собственность, при этом официальные лица продолжают утверждать, что о переходе банка под крыло правительства попросили сами акционеры. По крайней мере об этом заявила глава Нацбанка Валерия Гонтарева.

«Переходной период начинается с 19 декабря. Государство обеспечит плавный переход, стабильную работу этого учреждения в обычном для ее клиентов режиме. В правительстве исходят из того, что принятое им ответственное решение спасло как «ПриватБанк», так и всю банковскую систему», — говорится в сообщении на сайте правительства.

«ПриватБанк» ранее принадлежал Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову, которые занимают второе и третье места в списке самых богатых граждан страны. Их общее состояние оценивается в $2,6 млрд.

Поэтому на национализацию банка, на который приходится 21% всех активов банковской системы, 26% кредитного портфеля и 36% вкладов населения, необходимо смотреть исключительно с точки зрения политической ситуации.

Коломойский после свержения Виктора Януковича стал одной из знаковых фигур в борьбе за власть и фигурой весьма несговорчивой и опасной. Он контролировал такие ключевые сектора, как энергетика и СМИ, поэтому усиление борьбы за власть, создание собственной партии и разрыв с Порошенко, скорее всего, являются истинными причинами действий правительства.

Формальная необходимость, псевдонационализация и требования МВФ

К началу четвертого квартала 2016 г. активы банка составляли $10,5 млрд, кредитный портфель — $7 млрд, обязательства перед физическими лицами — $6 млрд. И все, кажется, было не так уж плохо.

Между тем, формально национализация была осуществлена в соответствии с законодательством, а также при координации с международными кредиторами. Более того, правительство сообщило, что с просьбой о национализации, то есть об отчуждении их собственности в пользу государства, попросили сами частные акционеры. Но имена, конечно же, названы не были.

До национализации, согласно сообщениям из различных источников, в уставе банка были сделаны изменения, позволяющие провести национализацию.

Между тем, в середине прошлой недели официальная позиция банка заключалась в том, что на «ПриватБанк» идет информационная атака, а на Украине вообще нет юридической возможности приватизации стабильно работающего финансового учреждения, поэтому происходящее является «псевдонационализацией». Поэтому вся информация о национализации является ложной, сообщал банк.

Сейчас же мы видим, что банк якобы был в сложном положении, акционеры попросили о спасении, а правительство выступило в качество спасителя. Именно этой версии придерживаются официальные лица.

Кроме того, МВФ требовал от Киева рекапитализировать крупные банки, включая «Приват», а также сократить кредитование акционеров, но речи о национализации не шло, поэтому прикрываться требованиями международных кредиторов не совсем верно.

МВФ требовал провести «чистку» банковской системы и оздоровить весь сектор, но вряд ли предполагалось, что государство должно забирать у собственников актив полностью, а затем продавать его другим лицам.

Если собственники действительно хотели выйти из капитала банка, то почему бы просто не найти покупателей на него?

Да, у «Привата» были проблемы с показателями: неработающие кредиты (просрочка более 90 дней) и проблемные кредиты составляли 12% и 28% от общего объема кредитов, а уровень резервов покрывал только 37% «плохих» кредитов. Но эти проблемы можно было решить, не проводя национализацию, как это обычно происходит в той же Европе, где существуют различные механизмы спасения.

Теперь из бюджета Украины, где не хватает денег на социальные выплаты собственным гражданам, потратят 43 млрд гривен ($1,6 млрд) на докапитализацию этого банка. Всего же на эти цели планируется потратить до 148 млрд гривен, хотя эта сумма, вероятно, еще увеличится.

Добавляет пикантности ситуации и высказывание самого бывшего основного акционера Игоря Коломойского: «Что же, нас все-таки дожали. Не национализация, это классическое рейдерство.

Клиентам просьба не паниковать, с деньгами все будет в порядке. Пострадали только собственники. И инвестиционный климат в стране. Впрочем, его больше нет». 

Последствия национализации

Коломойский прав в одном, ни один нормальный инвестор на Украину теперь не придет, хотя и до этого желающих было немного.

Это означает, что все планы по оздоровлению экономики будут сводиться к очередному попрошайничеству властей у ЕС, МВФ и США, так как иных денег для функционирования государства они просто не смогут привлечь.

Переход «ПриватБанка» от акционеров в руки государства также является четким сигналом всем политическим силам на Украине, которые хотели бы поучаствовать в дальнейшем дележе власти. То есть участвовать можно, но только не конкурировать.

Кто мешает национализации других «проблемных» активов, к которым в нынешней Украине можно отнести почти любое крупное предприятие? Всегда можно заявить о необходимости сохранения рабочих мест и неэффективности частного собственника. И, скорее всего, подобные активы очень скоро окажутся в руках «правильных» новых акционеров.

Некоторые эксперты уже отмечают, что политическая ситуация может быть дестабилизирована, так как борьба за власть станет еще более жесткой, а финансовые возможности противоборствующих сторон подразумевают вероятность очередного «майдана».

Приостановка платежей

Для простых украинцев национализация «ПриватБанка» означает возможность временных проблем. По крайней мере, в том, что проблемы быстро пройдут, пытаются убедить всех новые собственники.

Формально банк не прекращал работу с физическими лицами, но сообщения о неработающих терминалах и банкоматах, невозможности получения средств со счетов появляются весьма активно.

Но юридические лица, являющиеся клиентами крупнейшего банка в стране, уже столкнулись с невозможностью операций. И можно не сомневаться, что как только у них появится возможность, они постараются вывести деньги.

Это же можно сказать о деньгах вкладчиков. Правительству придется разбираться не только с необходимостью докапитализации банка, но и с оттоком денег вкладчиков. Если этот отток будет очень сильным, то «лучшим мировым специалистам», которых привлек Киев, придется сильно постараться, чтобы спасти «Приват».

Количество просмотров: 18 894