Что прячется за стратегией пространственного развития России?

Что прячется за стратегией пространственного развития России? | Русская весна

Проект Стратегии пространственного развития России внесен на рассмотрение правительства несмотря на то, что ранее документ был подвергнут серьёзной критике в Общественной палате. В ОП по результатам слушаний приняли решение обратиться в АП и Правительство России с предложением написать новый документ, но, судя по всему, услышаны не были. 

Стратегия, с текстом которой можно ознакомиться на сайте МЭР, делит территорию страны на 14 макрорегионов. Уже на этом этапе документ становится проблемным: во-первых, некоторые регионы не согласились с прописанной для них специализацией; во-вторых, против деления Сибирского ФО на три макрорегиона протестует полпред президента Меняйло; в-третьих, большинство экспертов посчитало порочным сам принцип выстраивания модели развития вокруг 35-40 центров, в которых живет примерно 73 миллиона человек (другая половина населения страны будто выводится за рамки документа и признается «неэффективной»).

Председатель ОП Вологодской области Ольга Данилова, в частности, отметила, что две вологодские агломерации — Череповец и Вологда — не вписались в стратегию, поскольку в проекте сделан упор на крупные центры. Уже существующую архангельскую агломерацию (Архангельск-Северодвинск-Новодвинск) в список крупных центров экономического роста также не включили. 

Недоумение экспертов вызвало и то, что в СПР не прописаны механизмы достижения декларируемой цели прорывного технологического развития, нет целостной картины инфраструктурного развития, полностью выпадают малые и средние города, нет увязки пространственного развития с развитием инфраструктуры, и так далее, список можно продолжать.

Журнал «Эксперт» назвал проект документа «чудовищно эклектичным», его источник на инфраструктурном рынке считает СПР «бюрократическим трэшем и нефундированным ералашем проектов».

В общем с такими оценками сложно не согласиться, но особенно заметно в СПР то, что она в принципе рассматривает большую часть территории страны как неперспективную, вместе с малыми городами, селами и людьми.

Скорее всего, СПР, даже в случае правительственного одобрения, ждет судьба 99% подобных документов: они чаще всего создаются для того, чтобы освоить какие-то денежные средства, а потом уходят в небытие.

Но все же нужно обратить внимание на тенденцию, которая переходящим знаменем идет из одного подобного проекта в другой. Заключена она в стремлении максимально упростить для управляющего класса процесс работы не за счет повышения уровня компетенций и профессиональных навыков, но за счет непонятных экспериментов с объектом управления, то есть страной: потенциального укрупнения регионов путем их объединения или же выделения из страны «перспективной» части в виде миллионных агломераций и заочного признания других территорий «неперспективными».

С учетом почти уже критической степени износа производственной и социальной инфраструктуры в стране такой подход доведет накопившиеся в разных сферах проблемы и противоречия до крайности.

Читайте также: Советник Трампа рассказал, какими будут санкции за вмешательство в выборы

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 7 789

«Русская весна» – Экономика


b4a8f662eb47b5d8