Донбасс — это плацдарм, к которому будет присоединена Украина, — Дмитрий Стешин

Донбасс — это плацдарм, к которому будет присоединена Украина, — Дмитрий Стешин | Русская весна

Свое видение причин обострения ситуации в Донбассе и корреляции их с переменой позиции Запада в отношении киевской власти в эксклюзивном интервью ЛИЦ высказал известный российский военкор, журналист «КП.ру» Дмитрий Стешин.

— Как ты оцениваешь подписание Президентом России указа о признании в РФ документов Луганской и Донецкой Народных Республик?

— Я так понимаю, что признание паспортов и автомобильных номеров ЛДНР, это не демонстрация особого отношения России к республикам — оно и так очевидно, а начало создания визового режима с «Незалежной». Страна, которая открыто позиционирует себя, как «жертва оккупации России» и вообще, ведет себя как наш лютый враг, не имеет никакого права на лояльное отношение.

На Украине, правда, считают, что Россия им кругом должна и грядущий визовый режим окажется для них большим сюрпризом. И тупиком. ЕС так и не ввел безвизовый режим, а Россия взяла и закрылась от Украины. Для любой мигрантоизбыточной страны это настоящая трагедия. И киевским политикам придется ответить на множество неприятных вопросов. Задавать их будут миллионы безработных «заробитчан», а вот ответить им будет нечего и нечем будет утешить.

И даже Европа, если вздумает спасти Украину, не сможет этого сделать. Квалифицированный строитель, неплохо зарабатывающий в России, не поедет в Польшу или Германию мыть туалеты, даже без виз. И туалетов там на всех не хватит. Он быстро поймет, кто конкретно помешал ему кормить семью. «Хуторской» прагматизм и погубит Киевский режим. Он привел его к власти, он же его и убьет.

— А нынешняя эскалация ситуации в Украине и на фронтах, что это?

— К сожалению, во время этого обострения, я работал в Крыму и могу судить о происходящем лишь по источникам, которым я доверяю. Судя по внешнеполитическому фону, например, случившееся в Авдеевке — это провокация со строгой режиссурой, имеющая конкретные временные рамки.

— Это может быть как-то связано с боязнью киевских властей утратить поддержку Запада?

— Украина сообщила новой администрации США о своем наличии на планете, и о своих горьких проблемах. Её услышали. А вот какие выводы сделали — не сказали. Но можно догадаться.

Любопытно, что в этом случае обострения палка оказалась о двух концах и проблемы ДНР и ЛНР так же заметили на Западе. Даже наблюдатели ОБСЕ вдруг прозрели. Это был настоящий сюрприз для Украины.

Второй сюрприз — «Минск-2». Стало понятно, что благодаря «Минску» удалось легитимизировать и зафиксировать существование на планете ДНР и ЛНР. И самое главное, люди в вышиванках, подписавшие этот договор, сами разрешили им выкручивать руки в любую сторону и постоянно тыкать в лицо «минскими кондициями», которые, конечно, никто в Киеве выполнять не будет. И можно сделать себе заметку на память: отныне, при любой попытке обсудить «Минск-2» в верхах, на фронтах Донбасса будут обострения. Пока это не надоест сильным мира сего.

— Как далеко, на твой взгляд, готов зайти Киев, чтобы закрепить свой тактический успех в нынешней фазе противостояния?

— Там нет днища, вот что самое страшное. Страшнее терактов в киевском метро списанных на «ополченцев ЛДНР», могут быть только игры с объектами атомной энергетики, коих на территории нынешней «незалежной» свыше сотни.

В информационном пространстве Украины постоянно появляются вбросы, озвученные киевскими политиками — о, например, тайной работе «незалежных ученых над ядерным вундерваффе». Кажется, что проверяют общественное мнение на реакцию. Я работал и в чернобыльской зоне и на озере «Ядерное», хорошо представляю как выглядит «мирный атом в каждый дом».

Думать об этом не хочется, но зная отмороженность киевских властей, уверен, что это тот самый козырь, который они держат в рукаве. Кстати, это может быть главной причиной, почему в прошлый раз не стали брать Мариуполь и шагать на Киев. Не «заговор олигархов», не «борьба башен Кремля», не «капиталы хранящиеся на Западе» и прочая ересь.

— Оправдана ли на сегодня пассивная оборона ЛДНР или стоит поддаться бытующим в соцсетях мнениям и начать отвечать украинским войскам?

— Социальные сети, которые на сегодняшний день являются одним из главных источников оперативной и достоверной информации, обладают одной неприятной особенностью — они многократно усиливают любое событие. Не как эхо, которое в итоге затихает, а как устройство для реверберации звука (процесс постепенного уменьшения интенсивности звука при его многократных отражениях — прим.ред.).

Последние обстрелы Донецка были названы «зверскими», это определение перекочевало и в официоз. К сожалению, я немного разбираюсь в обстрелах. Для меня были зверскими обстрелы Славянска — я там работал с похоронной командой собиравшей погибших мирных — от пяти до десяти человек убитых каждые сутки. Зверскими были обстрелы летом 2014 года в Луганске и Донецке. В 2015 году был зверский обстрел остановки на Боссе — 13 убитых и свыше 50 раненых. Сейчас совершенно другой порядок потерь, извините за кажущийся цинизм, но это так.

И мое оценочное суждение — имея за собой такой тыл, как Россия — ЛДНР могут держаться бесконечно-долго и медленно варить в борще киевскую лягушку. До готовности.

Читайте также: Украина рискует получить широкомасштабную войну из-за легализации документов республик

— Какова сегодня, на твой взгляд, реальная позиция США и ЕС? Продолжает ли Запад быть гарантом и по сути фактическим защитником действий Киева?

— Я проработал почти месяц в Курдистане и Ираке на штурме Мосула. Я жил две недели на иракской военной базе, был на аэродромах, ходил в наступление на колонне «Хамви» шиитского ополчения и хорошо знаю, как на самом деле выглядит «настоящая военная помощь Запада». Помощь Запада Украине — это демонстрация неявных намерений, затаенных мечт и влажных снов. Попытка поддержать паритет на линии фронта. Хозяин главного кошелька блока НАТО вполне ясно сказал, что его не устраивает обеспечение безопасности каких-то совсем уже левых квазигосударств за счет американских налогоплательщиков. Трампа выбрали в том числе и за это, и он просто обязан выполнять обещанное своим избирателям, ибо на его стороне был далеко не весь электорат США. Пока нет никаких причин, законов и заявлений, чтобы не верить в вышесказанное. Поведение ЕС будет зависеть от поведения США, и нет смысла рассматривать его в отдельности.

— Существует мнение, что «нормандский формат» себя полностью изжил — якобы он превратился в формат пассивного потворствования действиям Киева и, собственно, под его прикрытием Киев и развивает агрессию против ЛДНР. Насколько такое видение событий, на твой взгляд, соответствует реалиям?

— Не было агрессии, были локальные обострения в интересах политики. Группировка ВСУ может быть и имела наступательную конфигурацию, но была слишком малочисленна для стремительного выхода к российским границам. Ни о каком обидном и значительном поражении сил ЛДНР после этого обострения я не слышал.

Но с нетерпением жду, когда всем окончательно станет ясно, что Украина недееспособное и недоговороспособное государство. Это несколько развяжет руки всем, кто уже устал от этой «черной дыры» на окраине Европы.

— Как считаешь, действительно ли для России наступила пора принятия серьёзных, в том числе и радикальных, ответственных решений? Не придётся ли в случае дальнейшей пассивной позиции останавливать очень большое кровопролитие или вообще спасать жителей Донбасса от физического истребления?

— За последние три года Украина не показала опережающего развития, стремительного домкрата и тяжелой поступи незалежного научно-технического прогресса. Там, наоборот, все очень и очень печально. И нет никаких надежд, что ситуация изменится к лучшему.

Думаю, Россия отреагирует в тот момент истины, между окончательным превращением Украины в «Гуляй-поле» и первой аварией на АЭС. Может отреагировать и раньше, если «жовто-блакитным» хватит ума начать террор в самой России.

— Как в этой ситуации должны вести себя провозглашённые Республики?

— Неуклонно повышать боевую подготовку, овладевать новыми видами военной техники и воинскими специальностями, рожать детишек и правильно воспитывать уже имеющихся. Донбасс — это плацдарм, к которому и будет присоединена Украина. Никак не наоборот.

Дмитрий Стешин работал на Ближнем Востоке, на Северном Кавказе и в Сирии, освещал драматические события в Республиках Донбасса, неоднократно работал в ЛНР. Лауреат ряда премий в области журналистики, в том числе премии имени Юлиана Семенова, национальной премии «Искра», премии Артема Боровика, премии Союза писателей России «Русская тема». 

Читайте также: Мы вам ничего не должны, — Захарченко жестко ответил Хугу на требование отвести вооружения (ВИДЕО)

Количество просмотров: 35 409

Аналитика/Мнения