Война в горах: эсэсовцы и егеря против советских танкистов и альпинистов (ФОТО)

Война в горах: эсэсовцы и егеря против советских танкистов и альпинистов (ФОТО) | Русская весна

Под Сагопшином, у входа в Алханчуртскую долину, 28 сентября 1942 года произошло одно из крупнейших встречных танковых сражений летне-осенней кампании на всем советско-германском фронте. 

Оно завершилось победой советских войск, которые во время битвы за Кавказ вели в горах непростую войну против сильного и подготовленного противника.


Части Закавказского фронта ведут бои на Северном Кавказе 

Застать красноармейцев врасплох

Пользуясь туманом, на рассвете 28 сентября 1942 года почти 60 танков и штурмовых орудий из состава 5-й моторизованной дивизии СС Wiking в сопровождении пехоты перешли в атаку у ингушского села Сагопшин (ныне Сагопши), расположенного у входа в Алханчуртское ущелье.

Целью эсэсовцев был прорыв через долину к Малгобекскому нефтяному месторождению, которое является частью Северо-Кавказского нефтегазоносного бассейна.

Учитывая, что до этого нацисты овладели Майкопским нефтяным месторождением, захват местного черного золота нанес бы СССР тяжелый экономический удар.

Однако легкой прогулки не получилось, потому что застать врасплох красноармейцев не удалось. На узком участке между Терским и Сунженским горными хребтами заблаговременно были возведены три линии противотанковых оборонительных пунктов.

Ловушка двух майоров

Первая линия состояла из нескольких танков Т-34, Т-60 и американских «Стюартов». На второй затаились тяжелые КВ и 76-миллиметровые пушки. Третья предназначалась на тот случай, если немцы все же прорвут столь эшелонированную засаду.

Авторами ловушки были два советских командира — майор Владимир Филиппов, чья 52-я танковая бригада была основной силой в обороне ущелья, и майор Федор Долинский, расположивший свой 863-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк между 30 бронемашинами Филиппова. Кроме того, позади них располагались батареи гаубиц и «катюш».

Для двух офицеров это был не первый бой и даже не первая война — и Владимир Иванович, и Федор Маркович участвовали в советско-финской кампании 1939–1940 годов. Боевой опыт и грамотно составленный план обороны позволили им и их подчиненным выйти победителями из ожесточенной схватки.

Атаки упрямого штурмбаннфюрера

Она завязалась, как только рассеялся туман, и эсэсовцы оказались на расстоянии 700 метров от передовых советских позиций. Мгновенно было подбито шесть немецких танков, в том числе бронемашина кавалера Рыцарского креста, командира танкового батальона штурмбаннфюрера (майора) Йоханнеса Мюленкампа, который едва унес ноги.

Читайте также: Один против троих: Мужчина жестоко избил кавказцев в лифте — подробности (ВИДЕО)

Были уничтожены танки и с ротными командирами. Таким образом атакующие внезапно оказались без командования. А к советским пушкам и танкам подключились тяжелая артиллерия и гвардейские минометы. Довершила разгром врага краснозвездная штурмовая авиация.

Во второй половине дня эсэсовцы вновь попытались прорвать оборону советских войск. Атаку снова возглавил Мюленкамп, пересевший в другой танк, — и опять был подбит. Вступил в бой и сам Филиппов, в качестве наводчика танка уничтоживший пять вражеских бронемашин.

Оставляя на поле боя подбитые танки

Лично сжег два немецких танка и другой майор, Долинский, встав к орудию, расчет которого погиб. Но продвижение эсэсовцев удалось остановить только после того, как танковая рота из резерва Филиппова ударила по наступавшим с флангов. В итоге упрямый Мюленкамп был подбит в третий раз за день, а его подчиненные откатились назад, оставив на поле боя подбитыми и сгоревшими 54 танка, не считая множества трупов.

Два последующих дня немцы провели в бесплодных атаках на позиции двух отважных майоров, пытаясь пробиться к заветной нефти в основном с помощью пехоты. Но успеха это им не принесло.

К концу сентября 1942 года германское командование отказалось от наступления на грозненском направлении. Тем самым были сорваны его планы завладеть Грозненским и Бакинским нефтяными месторождениями.

Горные солдаты генерала Конрада

Наши войска действовали не только в горных ущельях, но и на перевалах Кавказа, где шли ожесточенные бои с солдатами и офицерами группы армий «А», в первую очередь из состава 49-го горного корпуса генерала Рудольфа Конрада.

В начале битвы командование Закавказским фронтом совершило серьезную ошибку, недооценив важность подступов к перевалам и поручив их оборону войскам, которые не были обучены горной войне. Считалось, что сам по себе Главный Кавказский хребет является непреодолимой преградой для врага, а потому перевалы часто вообще не были заняты нашими войсками.

Напротив, три дивизии Конрада — две немецкие и одна румынская — были укомплектованы уроженцами горных районов, имевшими прекрасную альпинистскую подготовку и не одну военную кампанию за плечами. Среди горных егерей корпуса были артиллерийские, противотанковые, разведывательные и саперные части, а также батальон связи.


Великая Отечественная война. Закавказский фронт

Нацистские флаги над Эльбрусом

В состав соединения также входили военнослужащие, до войны бывавшие на Кавказе в качестве альпинистов. Как, например, командир 1-й горнострелковой дивизии «Эдельвейс» генерал Хуберт Ланц, который неплохо говорил по-русски, знал некоторые местные языки и в целом прекрасно изучил местный театр военных действий еще с 1936 года вплоть до перевалов и охотничьих троп.

Это позволило его подчиненным овладеть высочайшей точкой Кавказа, Эльбрусом (высота западной вершины 5642 метра, восточной — 5621 метр), и 21 августа 1942 года водрузить на обоих пиках горы нацистские флаги. Немцы рвались через горы к Сухуми, Тбилиси и Баку, зная, что надо спешить, поскольку зима в горах наступает рано.

В свою очередь, в Красной армии началась оперативная переброска горнострелковых частей и отдельных альпинистов в войска Закавказского фронта. Туда же была направлена группа опытных горновосходителей из состава отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД, находившейся в распоряжении Ставки Верховного Главнокомандования.

Громя егерей в горах и в воздухе

На местах из альпинистов формировали специальные отряды численностью не больше роты, которые предназначались для ведения боев в отрыве от основных сил. Одну из таких групп горно-стрелкового полка возглавил опытный альпинист и полярник капитан Александр Гусев, неоднократно участвовавший до войны в покорении вершин Кавказа.

В ходе ожесточенных боев за стратегические высоты, в частности за Клухорский перевал — самый высокогорный участок Военно-Сухумской дороги, гусевцы сорвали попытку егерей Ланца окружить и разгромить штаб 394-й дивизии и поставить в тяжелое положение советских бойцов и командиров на Марухском перевале.

Существенную помощь в этом оказали экипажи трех наших бомбардировщиков, показавшие свое умение воевать в необычном ландшафте: они ударили по склонам гор над дорогой, по которой двигались егеря.

«Катюши» как ответ вражеской артиллерии

В результате бомбежки огромные каменные глыбы буквально смели вражескую колонну, от которой осталось только несколько мулов и лошадей, в панике метавшихся по склонам и топтавших чудом оставшихся в живых гитлеровцев.

Тем не менее на Марухском перевале шли тяжелые бои, он несколько раз переходил из рук в руки. Неоднократно наши бойцы и командиры дрались в полном окружении, и каждый раз выручали своя артиллерия и свежие резервы. Однако и противник умело применял минометы и горные пушки. Нужно было противопоставить ему более мощное оружие.

В условиях горной войны прекрасно зарекомендовали себя установки БМ-8 — «катюши». Несмотря на то что изначально гвардейские минометы не предназначались для стрельбы с углами возвышения более 45°, умельцы в войсках приспособили их для стрельбы вверх по-мортирному.


Реактивные установки залпового огня («катюши») наносят удар по врагу

Срыв немецкого наступления

Каждая установка весила как станковый пулемет — не более 68 килограммов, легко разбиралась на составляющие, среди которых был станок в виде опорного круга с четырьмя откидными ногами-упорами. В последние для прочного сцепления с грунтом вставляли штыри, чтобы в момент залпа установка не опрокинулась.

Каждый элемент весил не более 23 килограммов, что было меньше, чем части тяжелого миномета, и позволяло перемещать установку во вьюках лошадей или силами расчета. Было изготовлено 58 установок, из которых 48, сведенных в 12 батарей, отправили в горы. Так было аннулировано превосходство егерей в горной артиллерии и минометах.

К концу сентября 1942 года части Красной армии окончательно остановили в районе перевалов Главного Кавказского хребта наступление противника. Наступившая зима, которая в том году выдалась необычайно суровой, прекратила активные боевые действия с обеих сторон.


Солдаты устанавливают флаг СССР на станции «Приют II» на Эльбрусе

Отряды для рейдов в тыл врага

В составе Закавказского фронта было сформировано 16 отдельных горно-стрелковых отрядов, каждый из которых насчитывал не менее 300 человек, как правило, альпинистов. Среди них были автоматчики, пулеметчики, минометчики, снайперы. Каждому отряду придавались взводы саперов и стрелков с противотанковыми ружьями.

Экипировка бойцов не уступала немецкой, если не превосходила ее. Офицеры и солдаты носили удобную форму, напоминавшую лыжный костюм: куртки, брюки из плотной ткани, горные ботинки. У каждого были ледорубы, спальные мешки, меховые жилеты и такие же носки, теплые перчатки, валенки, лыжи с жестким креплением, снегоступы, рюкзаки, защитные очки и другое альпинистское снаряжение. В каждом отряде обязательно была полевая кухня, перемещаемая на вьюках.

Горные отряды проводили глубокие рейды в тыл врага — как с целью разведки неприятельских позиций, так и для уничтожения гарнизонов противника. Бои проходили с громадным напряжением сил в условиях морозной зимы и высокогорья.

Не давали егерям спуску и с воздуха. Советские самолеты регулярно бомбили немецкие позиции на перевалах и на самом Эльбрусе.

Позднее, когда наши бойцы освободили самую высокую гору Кавказа, на ее склонах было обнаружено немало могил егерей, погибших в результате авиаударов ВВС Красной армии.

Добивая бегущего врага

В конце декабря 1942 года началось наступление Красной армии в долинах рек Терек и Ардон. Третьего января 1943 года был освобожден Моздок, а 4 января — Нальчик. Под ударами советских войск немцы стали быстро спускаться из ущелий, вливаясь в колонны отступавших с Северного Кавказа германских частей. Альпинисты РККА были в числе их активных преследователей.

К концу января 1943 года остатки корпуса Конрада частично отступили вместе с танкистами генерала Эберхарда фон Макензена к Ростову-на-Дону, частично рассеялись по склонам кавказских предгорий, перестав существовать как отдельное воинское соединение. Бегущих егерей добивала Отдельная горнострелковая бригада особого назначения.

А в середине февраля 1943 года, несмотря на тяжелейшие погодные условия, специальная штурмовая группа военных альпинистов во главе с Александром Гусевым поднялась на обледенелые вершины Эльбруса и сбросила германские флаги, установив на их место знамена Советского Союза.

Читайте также: Путин ставит шах и мат Вашингтону

Сергей Варшавчик

Количество просмотров: 35 673