Бесславный финал украинской космической одиссеи: разорение «Южмаша», разрыв контрактов с РФ и США, ржавеющие спутники и ракеты

Бесславный финал украинской космической одиссеи: разорение «Южмаша», разрыв контрактов с РФ и США, ржавеющие спутники и ракеты | Русская весна

Единственный космический спутник украинского производства останется на земле: в очередной раз запуск «Лыбидя» переносится на неопределённый срок. Представители украинского космического агентства заверяют о скором разрешении всех проблем, а вот российские специалисты констатируют: после пятилетнего полёта в бездну надежду на космическую одиссею Украины можно похоронить.

Большие надежды

Украинский телекоммуникационный спутник «Лыбидь» должен был быть выведен на околоземную орбиту ещё в 2012-м году — тогда он был частью украинской — сколько-нибудь реальной — космической программы.

Уже тогда, конечно, — да, впрочем, и на протяжении всего времени после развала Советского Союза, — вся ракетно-космическая отрасль страны находилась в подвешенном состоянии, однако спрос и заказы были — в первую очередь на ракеты «Зенит» и «Днепр», которые вполне неплохо зарекомендовали себя в мире.

Только «Днепр» запускался двадцать два раза и вывел на орбиту в общей сложности более полутора сотен космических аппаратов, став частью сотрудничества Украины с двумя десятками стран.

Получаемых денег хватало на обслуживание производственных мощностей, выплату заработных плат и даже построения грандиозных планов по развитию собственной космической отрасли.

Планы запустить «Лыбидь» появились в Киеве ещё в 2011-м — это должен был быть первый телекоммуникационный спутник Украины и первый старт в рамках обширной программы. За ним должно было последовать выведение на орбиту аппаратов «Лыбидь-2», «Сич-2-1», «Сич-2 М», «Сич-3» и «Ионосат».

Программа была утверждена и подписана вплоть до 2022-го года. По ней Украина полностью обеспечивала себя не только гражданской, но и военной связью, что автоматически возводило страну на новый уровень.

Параллельно с этим совершенствовалась и программа международного сотрудничества. После выведения из пользования ракеты-носителя «Циклон» в украинском конструкторском бюро разработали модернизированную версию — «Циклон-4», и этим аппаратом активно заинтересовались на западе. Бразилия и вовсе подписала с Украиной долгосрочное сотрудничество по использованию этой ракеты.

Начало конца

Нельзя сказать, что до появления трудностей у «Лыбидя» проблем у космической программы Украины не было. Были неразрешённые вопросы финансовые, технические, однако, по большей мере это казалось внутренней части. Сотрудничество шло полным ходом, украинские ракетоносители летали в космос, а «Южмаш», дочерние и родственные предприятия продолжали получать многомиллионные заказы.

Другая совершенно история, что эти деньги, как говорится, пилили и растаскивали по карманам, а потому ни в 2012-м, ни в 2013-м «Лыбидь» в небо так и не устремился. А потом начался майдан, война, и космическая программа ощутила все «достижения» нового киевского режима сполна.

И здесь уже важно отметить: главным партнёром Украины во всех программах и проектах была именно Российская Федерация. Именно там была востребована большая часть продукции украинских предприятий, и, несмотря на все выпады со стороны Киева, в Москве готовы были продолжать сотрудничество и оказывать поддержку «младшему брату».

Но вектор политики, взятый постмайданной властью, был непоколебим в своей глупости. В 2015-м году указом о запрете военно-технического сотрудничества с Российской Федерацией и принятия персональных специальных и экономических мер Украина сворачивает все проекты крупнейших производств.

Результат санкций налицо: от одного только разрыва с «Вертолётами России» предприятие «Мотор Сич» теряет до половины своей прибыли, а «Южмаш» и вовсе уходит в -80%. Ни о каких собственных проектах речь на Украине уже не идёт. Первоочередной становится задача выжить.

Никому не нужны

Многомиллионные контракты, подписанные украинскими КБ и производствами с зарубежными партнёрами, становятся главной надеждой Киева на сохранение космического ведомства.

Собственных денег в бюджете страны на поддержание отрасли не нашлось, хотя ежегодно в планы по этому направлению прописывались действительно космические суммы. Но очень быстро стало понятно, что и за рубежом активного финансирования не найти. Некоторые страны решили взять паузу на время отсутствия российского участия в проектах, некоторые и вовсе разорвали контракты, переориентировавшись на Россию.

Там, к слову, без украинских ракет не пропали. Сразу же после разрыва сотрудничества в российских КБ взялись за собственные разработки, и, как и в случае с Западом, «санкции» пошли только на пользу.

Вместо украинского «Зенита» и «Днепра» в космос полетели российские ракетоносители «Ангара», и успешно делают это уже четвёртый год.

Единственными партнёрами, которые остались у Киева, стали китайцы, но этих денег оказалось недостаточно даже для выплаты зарплат сотрудникам производств. В то же время крупнейшие после России партнёры — США, Корея и Бразилия — полностью свернули свои программы.

Так, в США от украинских деталей отказались после взрыва ракеты-носителя «Антарес», части двигателя которой производились на Украине, а в Корее, оценив ситуацию, от договора отказались уже на стадии подписания.

В целом, в результате последовательного сокращения объёмов производства ракетно-космической техники поступления денежных средств снизились более чем в четыре раза — с 1 млрд 907 млн гривен в 2011-м году до 450 млн гривен — и это только по состоянию на 2014 год.

Такие данные были опубликованы на официальном сайте самого Южного машиностроительного завода; так же недвусмысленно дали понять и о том, благодаря кому почти четверть века «независимости» держалась украинская ракетно-космическая отрасль.

«По договорам с Россией сокращение оказалось более чем 80-кратным — с 1 млрд 719 млн гривен до 28 млн гривен. Дальнейшее производство ракетоносителя „Зенит“ (проекты „Морской старт“, „Наземный старт“) приостановлены. Россия сокращает сотрудничество по прочим проектам („Днепр“, Федеральная космическая программа).

В результате потери основного заказчика дефицит оборотных средств составил на конец 2014 года около 700 млн гривен. Долги предприятия на 01.01.2015 составляют около 640 млн гривен, в том числе по зарплате, сопутствующим платежам и социальным выплатам — более 140 млн гривен», — добавили там.

Однако публикация такого рода прямо противоречила восторженным одам киевского режима о правильности и эффективности принимаемых мер, а потому спустя время с сайта «Южмаша» информация была удалена.

О космосе — только мечты

Девятнадцатого ноября так называемый президент Порошенко поздравил украинцев с памятной датой — годовщиной полёта Леонида Каденюка в космос. С того дня прошло двадцать лет, и всё это время украинская космическая программа стремительно скатывалась вниз.

Нынешние речи Порошенко напоминают торжество над покойником — именно так отреагировали пользователи соцсетей.

Речи о возрождении производства, возобновлении международного сотрудничества и развии собственной отрасли звучат уже не один год, но чем дальше, тем печальнее обстоят дела на самом деле.

В 2015-м году Южный машиностроительный завод оказался закрыт; долгое время сотрудники машиностроительного гиганта митинговали и бастовали, а политики пиарились на очередной проблеме народа.

Невероятными усилиями в бюджете всё же сумели найти деньги, но только на то, чтобы не дать производству окончательно уйти ко дну. Сотрудники «Южмаша» снова вернулись в цеха, однако работали не более чем формально — сначала два дня в месяц, а затем четыре.

Материально-техническая часть производства давным-давно устарела и уже не может конкурировать на рынке космической отрасли, а потому больше не интересна за рубежом, а тех крохотных заказов, которые имеет сегодня «Южмаш» и сеть «Мотор Сич», не хватает даже на погашение задолженностей по заработным платам.

Вследствие этого до 40% персонала попали под сокращения, при этом люди, по сути, увольнялись сами — как говорит глава независимого профсоюза Южного машиностроительного завода Евгений Деркач, другого выбора у сотрудников попросту не было в условиях, когда по нескольку месяцев они не получали ни копейки.

На фоне всех этих более чем не радушных реалий будущее проекта «Лыбидь» можно предугадать. Аналогично выглядит и ситуация, которая сложилась со всеми остальными планами Украины по освоению космоса и развития собственной телекоммуникационной сети.

Без последнего ни о каком европейском государстве не может идти и речь — до тех пор, покуда страна использует для связи чужое оборудование, а значит, не может гарантировать секретность передаваемых данных. При этом, несмотря на все абсурдные обвинения Киева в адрес Москвы, Россия до сих пор готова помочь Украине и предоставить площадку для старта.

Никакой политики, только бизнес. Цена вопроса — 60–70 млн долларов и наличие собственной ракеты; но ни того, ни другого на Украине нет.

«Украинский спутник не более опасен, чем множество американских и китайских спутников, которые над нами уже давно летают», — комментирует возможные угрозы первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский.

Он отмечает готовность российской стороны к возобновлению сотрудничества, но добавляет: теперь уже Украина не сможет вернуться к космической программе не столько по идеологическим причинам, сколько из-за банального отсутствия средств и ресурсов.

«Космическая промышленность Украины переживает тяжёлый системный кризис по вполне понятным причинам. За годы независимости Украина так и не сформулировала свою государственную космическую политику.

Сегодня Государственное космическое агентство Украины направлено прежде всего на укрепление отношений с китайскими коллегами, выполняет много работ по заказу КНР. Найти же язык с западными партнёрами оказалось намного сложнее. А собственные научно-исследовательские проекты — это вообще что-то из области мечтаний.

Вывод один — не надо было ссориться с Россией».

Вместо эпилога

В период одной из волн мобилизаций, проводимых на Украине, скандал разгорелся и вокруг «Южмаша». Сотрудников предприятия в прямом смысле слова отлавливали на выходе из главной проходной и забирали в зону «АТО».

Мужчины призывного возраста вынуждены были держать оборону, в телефонном режиме передавалась информация о прибытии патрулей военкомата, отслеживалось их перемещение, а сотрудники часами пережидали на территории завода — покуда патрули не уедут.

А в это же время в России конструкторы продолжали вести разработки, развивая собственную ракетно-космическую отрасль. Разработанный Янгелем так называемый миномётный старт впоследствии лёг в основу боевого железнодорожного ракетного комплекса «Молодец», простоявшего на защите Родины долгие семь лет.

Читайте также: Жестокие кадры: Снайперы уничтожают украинских оккупантов на Донбассе (ВИДЕО 18+)

Владимир Уткин, совместно с братом Алексеем этот самый РТ-23 УТТХ разработавший, прославился и завершением проекта «Сатана».

Именно за комплекс, реализовывающий стратегию гарантированного ответного удара, США назвали «Южмаш» «фабрикой страха» и призвали к немедленным переговорам по ракетно-ядерному разоружению.

Всё это сегодня могло быть и у Киева: баллистические комплексы, системы ракет тяжёлого класса и собственная сеть телекоммуникаций. Но выгодно ли это было хоть одному правительству, привыкшему жить на западные транши и не думавшему никогда о заботах народа и интересах государства?

Ответ прост и лежит на поверхности — рядом с ржавеющей мечтой о покорении космоса под названием «Лыбидь»…

Георгий Медведев, специально для «Русской Весны»

Количество просмотров: 34 371



b4a8f662eb47b5d8