Удар по Сирии заставит КНДР ещё крепче схватиться за свои ракеты, — CNN

Удар по Сирии заставит КНДР ещё крепче схватиться за свои ракеты, — CNN | Русская весна

Нанеся воздушный удар по Сирии, Дональд Трамп сам себе осложнил предстоящие переговоры с Пхеньяном о ядерном оружии, сообщает CNN.

По данным канала, американские эксперты убеждены, что Вашингтону теперь будет гораздо сложнее убедить КНДР отказаться от ядерного оружия, ведь там его считают средством защиты как раз от подобных атак.

Вашингтон, который готовится к «попытке убедить лидера Северной Кореи Кима Чен Ына отказаться от ядерного оружия», возможно, сам вручил тому крепкий «контраргумент» для предстоящих переговоров, которые должны будут состояться в мае или июне, пишет сайт канала CNN.

По мнению обозревателя издания, субботний воздушный удар по Сирии, инициированный президентом Дональдом Трампом в ответ на «якобы совершённую на юго-западе страны химическую атаку», может серьёзно осложнить его встречу с корейским лидером.

Как поведал CNN, вице-президент аналитической компании Stratfor Роджер Бейкер, именно подобные действия со стороны США и заставляют Пхеньян продолжать свою ядерную программу. «Это, в общем-то, и есть та самая причина, по которой Северная Корея гоняется за ядерным оружием, — цитирует эксперта автор статьи. — Считается, что (обладание ядерным оружием) снижает вероятность карательных ударов такого рода».

И действительно, Пхеньян в прошлом неоднократно приводил интервенции США по всему миру в качестве «оправдания» для существования своей ядерной программы, продолжает журналист CNN. По мнению автора, северокорейское правительство воспринимает ядерное оружие как «жизненно важный механизм сдерживания любых попыток смены режима под руководством Вашингтона либо по его наущению».

Аналогичной точки зрения придерживается и директор национальной разведки в администрации Трампа Дэн Коутс, убеждённый, что Ким Чен Ын считает ядерные боеголовки ключом к «выживанию его режима». «Он наблюдал и наблюдает за тем, что происходит в мире по отношению к государствам, обладающим ядерным арсеналом, и за тем, какими рычагами влияния они располагают, и понял, что имея ядерный туз в рукаве, можно получить серьёзный потенциал в плане сдерживания», — заявлял Коутс в прошлом году.

Как напоминает автор статьи, в декабре 2003 года в результате тянувшихся многие месяцы переговоров лидер Ливии Муаммар Каддафи всё же согласился отказаться от программ по разработке ядерного, химического и биологического оружия; президент США Джордж Буш-младший тогда радостно приветствовал присоединение Ливии к международному сообществу, а премьер-министр Великобритании Тони Блэр на следующий год, когда Каддафи стал партнёром Запада в набиравшей обороты «войне против терроризма», посетил Триполи.

Тем не менее, к марту 2011-го, и Лондон, и Вашингтон к Каддафи охладели, а НАТО поддержало воевавших против него повстанцев — и всего через несколько месяцев Каддафи не стало: его захватили, долго избивали и пытали, и, наконец, казнили на месте выстрелом в голову, повествует обозреватель CNN.

В свою очередь, отдельные украинские политики также заявляли, что если бы Киев не отказался от доставшегося ему в наследство от СССР ядерного оружия, Россия бы не «аннексировала» Крым в 2014 году — пусть президент Украины Пётр Порошенко и отверг призывы о том, чтобы страна вернула себе «ядерный» статус, говорится в материале. «Уроки Ливии и Украины, отказавшихся от ядерного оружия, к сожалению, заключается для нас в том, что если у вас такое оружие уже есть, то отказываться от него ни в коем случае нельзя, а если нет, то нужно его достать», — говорил в своём выступлении Дэн Коутс.

Именно в таком ключе и восприняло ливийскую кампанию НАТО министерство иностранных дел Северной Кореи: в 2011 году оно заявило, что операция альянса стала для КНДР «мрачным уроком» о том, что «для защиты мира нужно иметь мощь», подчёркивается в материале. С момента прихода к власти Кима Чен Ына в том же году, Пхеньян кардинальным образом нарастил интенсивность испытаний ядерного оружия и ракет-носителей — и к ноябрю 2017-го уже провёл пуск новой межконтинентальной баллистической ракеты, якобы способной достичь любой точки на территории США, отмечает обозреватель CNN.

«Говорить такое вслух — тяжело, поскольку тебе отвечают, что ты оправдываешь плохое поведение Северной Кореи, — полагает вице-президент Stratfor Роджер Бейкер, — но Ливия — это очень наглядный пример того, что обещания США, в лучшем случае, оказываются временными».

Другой часто упоминаемый пример подобной политики — критичное отношение администрации Трампа к «ядерной сделке» с Ираном, которой добился ещё предыдущий президент США Барак Обама, пишет автор. Как напоминает журналист, Тегеран в 2015 году согласился ограничить свою мирную программу по развитию ядерной энергетики в обмен на ослабление действовавших в его отношении санкций, однако Трамп заявил, что в договорённостях были «катастрофические недостатки» и пригрозил отказаться от них, если Иран будет продолжать испытания баллистических ракет, которых изначальная «сделка» не касалась.

Как заявил в интервью CNN ещё в феврале старший научный сотрудник Американо-китайского института при Южнокаролинском университете Майк Чиной, «урок для любых будущих переговоров с Северной Кореи будет в том, что на выполнение американцами хоть каких-либо обещаний можно не рассчитывать». «Так что чёрт с ним, достанем как можно больше ядерных боеголовок и заявим: «Ну попробуйте теперь, нападите, мы ведь можем ядерный удар по Лос-Анджелесу нанести», — иронизировал тогда аналитик.

Хотя, как говорят эксперты, у Пхеньяна и без ядерного оружия есть рычаги сдерживания, которых не было у Ливии и Сирии — в том числе огромные вооружённые силы, а также мощная артиллерия, нацеленная на Сеул, — признаков того, что Пхеньян собирается как-то сокращать ядерный арсенал не наблюдается, констатирует обозреватель CNN.

«Сирия — один из примеров, которыми будет пользоваться Северная Корея в ходе переговоров с США, — цитирует журналист Роджера Бейкера. — Что вообще может служить гарантией безопасности?».

Как отмечает автор материала, опасения Северной Кореи, не желающей, чтобы её постигла та же судьба, что и Ливию, перекликаются с главной потенциальной «загвоздкой» в будущих переговорах с Вашингтоном: вопросе о том, что подразумевается под «денуклиаризацией».

«Вашингтон призывал и призывает к «денуклиаризации» Корейского полуострова, но Пхеньян, будучи в принципе согласным с такой целью, считает, что Вашингтон готов к ней идти лишь на словах, учитывая, что США по-прежнему сохраняют огромное военное присутствие в Южной Корее, а последняя, сверх того, ещё и находится под американским «ядерным зонтиком», — поясняет журналист.

США действительно ещё с 1953 года считает возможным применение ядерного оружия в отношении Северной Кореи для защиты юга, и в конце шестидесятых годов это чуть было не привело к войне, отмечает он.

В Северной Корее об этом помнят: по данным CNN, в прошлом месяце Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) заявило, что США «на протяжении нескольких десятилетий представляли ядерную угрозу для КНДР и использовали в её отношении ядерный шантаж».

«Укрепление Северной Кореей ядерного инструмента сдерживания является гарантией мира и безопасности на Корейском полуострове, в северо-восточной Азии и во всём мире», — также говорилось в сообщении ЦТАК. После субботнего удара по Сирии, США станет гораздо труднее убедить Пхеньян в обратном, подытоживает автор статьи.

Читайте также: США потратили впустую более $200 млн на удар по Сирии, — военный эксперт

Количество просмотров: 10 778