Вырождение европейских политиков: почему Запад не может успокоиться после свадьбы в Австрии

Вырождение европейских политиков: почему Запад не может успокоиться после свадьбы в Австрии | Русская весна

Да простят меня уважаемые читатели за констатацию столь банального факта, но мы живём в странное время.

Только что президент одной из самых влиятельных стран планеты встретился с канцлером ключевой страны Евросоюза, и три часа они совещались о судьбах мира. По дороге президент заехал на свадьбу министра иностранных дел небольшого нейтрального государства. Поздравил молодожёнов, потанцевал с невестой — и отбыл. Как вы думаете, какое из этих двух событий вызвало больший общественный резонанс?

Полагаю, вы верно угадали: встрече Владимира Путина и Ангелы Меркель в Бранденбурге досталось куда меньше газетных площадей, чем визиту российского президента на свадьбу австрийского министра иностранных дел Карин Кнайсль.

«Странным Путин-шоу» нарекли свадьбу в Die Welt, иронично пройдясь по нарядам других участников (и невеста, и многие гости были одеты в традиционные австрийские костюмы), по каретам, ливреям и прочему антуражу и даже ехидно спросив, не ждать ли скоро коронации. Кнайсль-политику автор статьи не посвятил ни слова. О нашем президенте я и вовсе молчу.

К такому положению дел мы давно привыкли. Что там поделывает ещё недавно такой интересный всем Эммануэль Макрон? Не принимала ли Ангела Меркель каких-нибудь судьбоносных для Европы решений? Как вообще зовут премьер-министра Голландии? В мире, где главным СМИ давно стал Twitter Дональда Трампа, всё это уже не так важно. И не поймите меня неверно: я вовсе не хочу осудить всех нас за любовь к «наносному» и пренебрежению к «сути».

В официальных заявлениях нынешних европейских политиков, в их церемониальных встречах и дежурном «слушали-постановили» и предвыборных программах, которые никогда не выполняются, сути ещё меньше, чем в легендарно-бессмысленном трамповском covfefe.

Наверное, именно поэтому мы и пытаемся угадать образ грядущего мира по сугубо внешним проявлениям. Увидеть его отражение в свадьбах власть имущих, в стиле их одежды, в смене их манеры речи.

Каких-нибудь 15 лет назад мир был куда более прост, а странами Европы правили куда более доступные пониманию люди: Мужчины, Которые Решают Вопросы. Герхард Шрёдер в Германии, Николя Саркози во Франции, Сильвио Берлускони в Италии. Себе на уме, циничные ровно в той мере, в какой цинизм приличен политику, не упускающие своей выгоды и при этом не боящиеся ответственности и ошеломительно понятные.

Представляющие интересы своих стран и выражающие главные, пусть стереотипные, но знакомые и родные, их черты: Шрёдер — выходец из индустриального угольного Рура, Берлускони — обаятельный бизнесмен с тёмными связями в известных кланах, Саркози, женатый на певице-шансонетке. Все они прекрасно смотрелись бы на групповом фото в дубовой гостиной, с сигарами и коньяком.

Читайте также: Трампа не пригласили, Порошенко тоже: почему в Киеве злятся из-за австрийской свадьбы

И Владимир Путин — бывший разведчик, олицетворение спокойной силы, с позиции которой в нулевых разговаривала с миром наша страна, — вписывался в их окружение совершенно естественно. Чувство стабильности — неотъемлемая часть мифа той эпохи — возникало не только из-за цен на нефть, но и от знания, что эти парни, случись что, всегда смогут найти общий язык и договориться. За сигарой. На охоте. На свадьбе.

Та прекрасная эпоха закончилась гораздо раньше, чем принято считать: не на Крыме и Олимпиаде, не на дурацком противостоянии западных «сил добра» нашему «закону о гей-пропаганде» и не на деле Браудера и «списке Магницкого». Началом конца стал уход тех самых парней, замена их на других — может, и не плохих, но в гостиной с дубовыми панелями явно лишних. Отношения Германии и России могли быть лучше или хуже, но «химия» между Меркель и Путиным никогда не была такой, какой она была с «нашим парнем» Герхардом.

Встречи президента России с главой бундестага всегда вызывали смутную тревогу — и, как выяснится, неслучайно.

С годами именно Меркель окажется для Европы «агентом хаоса», проводником самых разрушительных идей и тенденций.

Франсуа Олланд и Эммануэль Макрон во Франции, Марио Монти и Энрико Летта (вы вообще таких помните?) в Италии стали продолжением тенденции обезличивания и обезволивания.

От прежнего — стабильного и понятного — мироустройства у Европы, как это ни пафосно звучит, остался только Владимир Путин.

Неожиданная победа Дональда Трампа на выборах в США вызвала такую противоречивую реакцию во всём мире именно поэтому. Трамп не первый республиканский президент США, далеко не самый радикальный, а в вопросах эмиграции порою (да-да!) выступает и вовсе продолжателем политики своего предшественника Барака Обамы.

Но всё это меркнет в свете его цельного образа, вызывающего безудержный восторг одних и отторжение других: грубый янки-бизнесмен, мастер сделки, сама Америка. И однозначно — Решающий Вопросы.

Симпатию к Трампу среди русских не смогли до конца вытравить ни все новые раунды санкций, ни «умные» ракеты, выпущенные по Сирии. Надежда умирает последней, а любовь к «нашему рыжему» стоит именно на надежде, что вместе с Трампом к нам вернётся мир дубовых кабинетов, традиция неформальных встреч, совместных охот, во время которых сильные мира сего что-то решат, остановят ползучую энтропию и как-то спасут наш мир от окончательного распада.

У нас ждали, что успех Трампа повторит Герт Вилдерс в Голландии и Марин Ле Пен во Франции — не потому, что они нам что-то обещали, а потому что в обещанной ими политике угадывались привычные контуры: превратить Европу из бессердечного студенистого спрута в содружество государств, где у каждого свои понятные интересы, свои традиции, своё лицо. Глядя в которое, приятнее пить коньяк и легче разрешать кризисы. Увы, этого не случилось. Но мир не стоит на месте.

Свадьба Карин Кнайсль, политика очень традиционных взглядов, взбесила мейнстримные СМИ всего мира неспроста. И неспроста, описывая её, они по большей части не трудились обозначать точки политических схождений и расхождений России и Австрии, а оперировали чисто визуальным рядом: каретами, костюмами и альпийскими видами.

Во всех этих картинках — непереносимый для них намёк на то, что Австрия осталась Австрией, а тот самый прежний мир никуда не делся. Он ждёт за поворотом и однажды соберется заново — может, уже в другом составе.

И на очередной свадьбе Мужчины и Женщины, Решающие Вопросы, расхохочутся друг другу в лицо, вспоминая морок последних лет: санкции, диктатуру Брюсселя, миграционный кризис… «Да что ж это мы? Да как же мы допустили?»

Читайте также: На Донбассе ликвидирован командир украинских пулемётчиков «Прокурор» (ФОТО, ВИДЕО)

Дмитрий Петровский

Количество просмотров: 19 385



b4a8f662eb47b5d8