Перестановки в Новороссии: Москва меняет тактику

Перестановки в Новороссии: Москва меняет тактику | Русская весна

Для чего нужны отставки тех, кто заявлял о курсе на вхождение ДНР и ЛНР в состав России.

Кадровые перестановки в руководстве ДНР и ЛНР с очевидностью свидетельствуют о скрытых от глаз процессах. Чтобы попытаться понять их смысл, необходимо вернуться назад и попытаться рассмотреть события в Новороссии, начиная с марта месяца.

Еще в марте, как раз после присоединения Крыма, руководство России заявляло не один раз: у нас нет намерения присоединять другие области Украины. В том, что это так, сомневаться не приходится. И считать, что Россия изменила свою позицию, нет оснований. В противном случае события развивались бы совершенно в другом русле. Россия по-прежнему придерживается все той же линии, называя войну «внутриукраинским конфликтом». С другой стороны, если бы Россия махнула рукой на Новороссию, она уже давно была бы задавлена укрофашистами. Значит, Россия преследует иную цель. Какую? А вы вспомните, как раньше назывались граждане ДНР и ЛНР, ведущие борьбу за свою независимость от Киева. На всех российских СМИ они были не иначе, как «сторонники федерализации». Это выражение резало слух, но такова была официальная позиция России — Украина должна запустить конституционную реформу по преобразованию государственного устройства из унитарного в федеративное.

Но когда вы последний раз слышали о «сторонниках федерализации» в Донбассе? Я напомню: они исчезли из российских СМИ к началу июля. На сайте vesti.ru последняя актуальная новость с этим выражением датирована 26 июня. И неслучайно. В конце июня собиралось несколько контактных групп, на которые, видимо, возлагались надежды на мирное разрешение вопроса. Но они не дали никаких результатов, поскольку со стороны киевской хунты это была просто затяжка времени для перегруппировки сил и подтягивания военных резервов. 1 июля окончилось липовое «перемирие» Вальцмана, по окончании которого укрофашисты обрушили всю мощь подтянутого вооружения на Славянск и окрестности. После этого «сторонники федерализации» исчезли. Почему? Считаю, ответ только один: изменилась позиция России. Руководство поняло, что ни о какой федерализации речи быть уже не может, и хунта на нее никогда не пойдет.

Что было дальше? Славянск, как громоотвод от Донецка, потерял свое значение. Россия поняла, что хунта будет вести войну до конца. Поэтому 5 июля Стрелков со своей армией неожиданно совершает героический рейд в Донецк для подготовки его к неизбежной обороне. В середине июля ополчение одерживает локальные, но весьма важные победы, в том числе заключает фашистов в южный котел. Но 17 июля хунта сбивает «Боинг», на фоне чего США накачивают киевский режим вооружением под шумок борьбы с «террористами». Хунта снова переходит в наступление, которое к концу июля постепенно становится позиционным.

К началу августа положение на фронте относительно стабилизировалось, и Россия попыталась начать новый торг. Именно в этом ключе можно рассматривать последовавшие затем события. Дело в том, что победа Новороссии, если и желанна народом России, то никак не входит в планы российских олигархов. Они хоть и отодвинуты от прямого государственного управления, но имеют огромное влияние. Возможно, чтобы избежать прямой конфронтации с олигархатом, весьма вероятной в условиях западных санкций (США знают, куда давить), руководство России избрало путь компромисса. Новороссию сдать нельзя — иначе переворот в России становится реальностью. Но, чтобы этого не допустить и свести все к приемлемому компромиссу о статусе Донбасса, необходима такая военная поддержка армии Новороссии, которую втихую оказать просто невозможно. Поэтому необходимо договариваться и чем-то жертвовать.

Чем же пожертвовала Новороссия? Кто такие были Бородай и Стрелков? Бородай с самого начала заявлял, что он считает стратегической целью вхождение ДНР в состав России. Стрелков не скрывал, что война может окончиться только взятием Киева и свержением захватившей власть нацистской хунты. Вначале вместо Бородая стал Захарченко, который подобных заявлений не делал. Потом вместо Болотова стал Плотницкий. Болотов, сосредоточивавший в своих руках политическую и военную власть, бескомпромиссно заявлял, что ЛНР должна стать частью России. И вот он тоже ушел вслед за Бородаем. Стрелков подобных политических заявлений не делал, но его военный авторитет и принципиальная позиция стали слишком опасными. Еще раньше «по собственному желанию» ушел Пушилин, который тоже заявлял о курсе на вхождение в состав России.

Объяснение этому может быть такое. По некоторым договоренностям, о которых можно только догадываться, происходит размен известных и более (как Стрелков) или менее (как Пушилин) авторитетных людей на какую-то помощь Новороссии. Москва дает понять, что она готова к торгу. В эти же дни Ходаковский вдруг ни с того ни с сего делает заявление, что он не желает, чтобы Украина делилась. Казалось бы, с чего это? О какой еще «единой Украине» может идти речь после убийств мирных граждан в Донбассе? Ходаковский, правда, уточняет: единая пророссийская Украина. То есть, из уст одного из командиров ополчения, пусть и связанного с Ахметовым, дается недвусмысленный намек: мы готовы к формальному сохранению государства Украина, но при фактическом суверенитете. Тот факт, что это произнес Ходаковский, не нужно недооценивать. Россия не может говорить от лица ДНР. Сказать такое должен кто-то из ДНР. А поскольку это заявление для ДНР есть, по сути, предательство, оно вкладывается в уста человека, которому мало кто доверяет — ведь все знают, кто это такой. Однако это заявление много о чем говорит и совпадает по времени с отставкой Стрелкова не просто так. Эти слова сказаны не для народа Донбасса. Их адресат — Запад. Ну, или Киев, что одно и то же.

Обратите внимание: Стрелкова отправляют «в отпуск» на месяц. То есть, не на совсем и не навсегда. Кто знает, будут ли выполнены договоренности и не придется ли снова возвратиться к прежним позициям. Помните, как под новый 2014 год с Януковичем были достигнуты договоренности по продаже российского газа по $268,5? Но при этом было оговорено, что каждые три месяца контракт должен перезаключаться. А то мало ли что он выкинет. И этот пункт сыграл спасительную роль для России. Представьте, если бы хунта сейчас по дешевке получала российский газ! В ситуации с Новороссией представляется, что такой оговоркой является «месячный отпуск» Стрелкова. По истечении этого срока, видимо, будет принято решение о том, устраивает ли нас выполнение договоренностей. Если да — «отпуск» будет продлен. Если нет — Стрелков вполне может вернуться. Но Стрелков — это больше чем командующий. Это позиция. И его возвращение с учетом данного обстоятельства — намек более чем явный.

Стрелков многократно взывал о военной помощи к России. Но вот приходит Захарченко — и, по его словам, у армии ДНР появляются десятки единиц бронетехники. С отставкой Стрелкова совпадает еще одно событие — прибытие 1 тыс. 200 добровольцев из России после специальной 4-месячной подготовки. Все указывает на связанность этих событий. Есть еще одно совпадение, заставляющее не столько задуматься, сколько внушающее надежду. Отставки произошли 14 августа, когда Путин был в Крыму. То есть, все это могло быть приведено в движение именно во время его крымского визита с неявным, но вполне разумным намеком о том, что Кремль ни в коем случае не выходит из игры.

Конечно, можно предположить, что, по согласованию с Москвой, ДНР с самого начала возглавляли люди, занимавшие максималистскую позицию, так сказать, «с запасом», которую впоследствии можно было бы безболезненно видоизменять. Мол, мы и так ничего не теряем. Но едва ли в мае в Кремле могли предвидеть нынешние события.

Что касается объединения армии Новороссии и создания единого командования, то это может быть, а может и не быть и, скорее всего, не является, предметом договоренностей. Каких-то убедительных доказательств процесса объединения пока не видно, кроме заявлений премьера Захарченко, хотя этот процесс и не может быстро проявиться.

Перед ДНР и ЛНР, помимо чисто военных, по-прежнему остро стоят задачи формирования политико-административных структур управления, без создания которых претендовать на участие в любых переговорах практически невозможно. Ведь Запад до сих пор не считает Донбасс стороной конфликта, опираясь в том числе на административную рыхлость двух государственных образований (включая Новороссию — даже трех). А с их формированием дело пока не очень ладится. Почему? Потому что самое главное — это позиция России.

Ставка на федерализацию Украины не сработала. Сейчас Россия дает понять, что ее устроит и особый статус ДНР и ЛНР в рамках Украины. Вот почему никак не заработает Народный банк ДНР — этот индикатор существования независимого государства. В данный момент этот сценарий еще не актуален. Процесс необратимого формирования атрибутов независимого государства еще не запущен. Только Россия может гарантировать суверенитет ДНР и ЛНР, но этот вариант для нее самый «трудоемкий». Поэтому пока не спешит их признавать. Россия предлагает хунте компромисс, демонстрируя уступки, но не просто так, а давая понять, что от Донбасса не отступится. Следующим шагом, если Киев отвергнет предложение, останется только признание ДНР и ЛНР. И это уже будет необратимо. Захарченко ведь не случайно озвучил планы — взять под контроль границу до самого Азовского моря. То есть, намек более чем понятный в случае отказа.

В этой связи заявление Лаврова 18 августа выглядит просто недостающим «кирпичиком» в логической цепочке. Он заявил, что Киев выдвигает размытые условия и ведет страну к расколу. Это может быть понято только так: в противном случае пеняйте на себя. Пока этот случай еще не наступил. В Донецке ведь до сих пор не так много флагов ДНР на госучреждениях. Это можно объяснить так: Москва еще надеется решить вопрос в рамках Украины, поэтому зачем спешить. Но и медлить нельзя. Киев начал блокаду ДНР и ЛНР. В этих условиях Москва делает Киеву последнее предупреждение: мы вам предлагаем компромисс о статусе Донбасса, но если вы не хотите, то пеняйте на себя. А чтобы вы слишком долго не думали, Стрелков уходит «в отпуск» на месяц. Больше мы ждать не намерены.

Если эта версия верна, то индикатором начала третьей фазы — дипломатического признания народных республик Россией — станут заявления об окончательном создании Народного банка ДНР и ЛНР. Это будет тот рубеж, который отыграть назад уже не удастся.

У рядового жителя Донбасса нет никаких сомнений, что выдвинутые Россией предложения хунта отвергнет. Вопрос в том, насколько к третьей фазе готова Россия. Остается надеяться, что все всерьез.

Евгений Чернышёв

Количество просмотров: 846

Медиасеть "Взгляд"
«Русская весна» – Экономика