Ошибки и точности украинских пророчеств Хантингтона

Ошибки и точности украинских пророчеств Хантингтона | Русская весна

«Самоуверенность - не всегда признак правоты», - заметил американский писатель Джим Харрисон. Наши предки придумали более едкую поговорку: «И на старуху бывает проруха», а старухой в нашем случае оказался Самюэль Филлипс Хантингтон - социолог, политолог, интеллектуал, координатор отдела планирования в Совете национальной безопасности США и прочая, прочая, прочая...

Широко известным Хантингтона сделала его книга «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка», написанная в 1996 году и ставшая настольной для многих современных политиков, ученых и даже политических оракулов из окружения Савика Шустера.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/c/ca/Civilizations_map.png

Кроме того, в определенных кругах, помимо концепции «столкновения цивилизаций», весьма модной является и концепция «волн демократизации», также предложенная и защищаемая Хантингтоном.

По сути, Хантингтон, коллега Бжезинского, продолжая общее с ним дело окончательного разрушения «советского проекта», делал это не столько научно, сколько, как отметил один из его критиков, «с родовыми признаками публицистики».

Наверное, потому и нелепостей он допускал так много. То Лукашенко у него является «сторонником Жириновского», то Кравчук «пророссийским политиком», то «Хрущев, якобы в честь принятого Хмельницким 300 лет назад решения, передал Крым Украине». Все документы, исключающие это якобы, открыты, тем более для «аппаратчика» Белого дома.

А чего стоит такой ляп доктора Гарварда: «В различные этапы своей истории Украина была независимой...» Создается впечатление, что Хантингтон закончил не только Йельский университет, но еще и современный истфак Житомирского пединститута ...

При этом «сталкивающий цивилизации» политолог прав в главном - «Украина - это расколотая страна с двумя различными культурами. Линия разлома между цивилизациями, отделяющая Запад от православия, проходит прямо по ее центру вот уже несколько столетий. В различные моменты прошлого западная Украина была частью Польши, Литвы и Австро-Венгерской империи. Значительная часть ее населения является приверженцами униатской церкви, которая совершает православные обряды, но признает власть Папы Римского. Исторически западные украинцы говорили по-украински и были весьма националистичны в своих взглядах. Население Восточной Украины, с другой стороны, было в массе своей православным, и значительная его часть говорила по-русски».

Хантингтон подтверждает, что «Крым в подавляющем большинстве населения является русским и был частью Российской Федерации до 1954 года», а «различия между Восточной и Западной Украиной проявляются во взглядах их населения. Это не столько этническая поляризация, сколько различные культуры».

Исходя из собственных выводов, Хантингтон предсказывает три сценария возможного развития ситуации. Первый - межгосударственный вооруженный конфликт, который он считал маловероятным. Больше склонялся ко второму - «Украина останется единой, останется расколотой, останется независимой и в целом будет тесно сотрудничать с Россией», где решение актуальных экономических вопросов «будет отчасти облегчаться общей культурой и тесными личными связями».

Однако так вышло, что стараниями «сталкивателей» цивилизаций через «волны демократизации» на Украине реализовывается третий сценарий Хантингтона - «раскол Украины по линии разлома на две части».

Но политолог допускал ошибку, будучи уверенным в большой «вероятности выхода западной части страны из состава Украины, которая все больше и больше сближалась с Россией». Хантингтон подтверждает свои предсказания даже словами неизвестного до сих пор русского генерала, якобы заявившего: «Западная Украина пусть катится к черту!»

При этом политолог тут же корректирует свое пророчество: «Такой «обрезок» униатской и прозападной Украины может стать жизнеспособным только при активной и серьезной поддержке Запада. Такая поддержка, в свою очередь, может быть оказана только в случае значительного ухудшения отношений между Россией и Западом, вплоть до уровня противостояния времен "холодной войны"». Что, собственно, мы сегодня и наблюдаем.

Ошибка Хантингтона в этом смысле в том, что из состава Украины уходит не Запад, а Восток, хотя уходит именно в результате столкновения цивилизаций, которые, по его утверждению, «еще придется вводить в требуемый цивилизационный образ».

В социальных сетях уже встречалась версия о том, что нынешняя «евроатлантическая стратегия», примененная на Украине, как раз учла ошибку Хантингтона и удачно усилила воздействие на восточные регионы, отчего предполагаемая «Восточная русско-православная Украина», сократилась до двух областей. То есть не зря Хантингтон указал в одном из интервью: «Я стремился представить в книге общую парадигму, систему обзора глобальной политики, которая будет ясной для исследователей и полезной для политиков». 

Но если концепции Хантингтона нашли свой отклик в нынешней политической практике Запада или даже (что маловероятно) Киева, то стоит обратить внимание и на окончание «украинских страниц» книги доктора Гарварда: «Если общность цивилизации имеет значение, то конфликт между русскими и украинцами маловероятен. Оба эти народа славянские, преимущественно православные; между ними на протяжении столетий существовали тесные связи, а смешанные браки - обычное дело... По словам Джона Моррисона, российско-украинские отношения значат для Восточной Европы то же самое, что франко-немецкие для Западной. Точно так же, как последние две страны образуют ядро Европейского Союза, первые две являются стержнем, необходимым для единства Православного мира».

Виктор Шестаков

Количество просмотров: 1 448