Принципы и стратегия грядущей войны

Принципы и стратегия грядущей войны | Русская весна

(между геополитикой и эсхатологией)

«Когда услышите, что флот плывет по Средиземному морю, – знайте: вскоре решится константинопольский вопрос».

Св. Косма Этолийский

Война континентов: горячая стадия

В каком-то смысле война уже идет. Война идет всегда. Та война, которая наиболее важна сейчас, это противостояние двух цивилизаций – цивилизации Суши, представленной Россией, и цивилизации Моря, воплощенной в США. На духовном уровне это битва духа и материи, света и тьмы, Бога и дьявола.

Противостояние между полюсами реальности – между добром и злом, торговым строем и героической цивилизацией, между Карфагеном и Римом, Афинами и Спартой неснимаемо. Но в какие-то моменты оно достигает горячей стадии. Сегодня как раз такой момент.

Мы балансируем на грани той войны, которая есть. Но которая в любой момент может стать главным и, наверное, единственным содержанием нашей жизни. Так как главные игроки – США и Россия – державы, обладающие ядреным оружием, то эта война касается всех народов земли. Она имеет шансы стать концом человечества. Конечно, это еще не фатально, но и исключить такого поворота дел нельзя.

Духовный план великого противостояния осмысляется в особых терминах и в особом контексте. И здесь баланс сил всегда в пользу Света, несмотря на то, в каком положении находятся верные. Но на стратегическом уровне все может выглядеть несколько иначе.

Роли в этой войне не симметричны. Россия находится в более слабом положении, но пытается вернуться в статус глобального игрока. Она всего лишь стремится вернуть свой потенциал региональной державы, свободно распоряжающейся в зоне, непосредственно примыкающей к ее границам. Но и это неприемлемо для США, которые – несмотря ни на что – остаются пока глобальным гегемоном и добровольно от однополярности отказываться не собираются.

Если мы учтем, какова духовная подоплека этой войны, это станет понятным: тьма не допускает наличие света ни в какой пропорции, на успокоится только тогда, когда сумеет одолеть свет везде – не только глобально, но и локально, ведь одного луча достаточно, чтобы сделать тьму тьмой, без него же она может выдавать себя за все, что угодно.

Отсюда важный вывод: глобальные притязания современного материалистического технократического Запада, сам глобализм, не случайность, но сущность той силы, с которой мы имеем дело. Наивно считать, что с дьяволом можно договориться или обмануть его. Его можно только победить. Это закон духовной брани.

Сегодня он наступает, а мы отступаем. Поэтому война развертывается практически на нашей территории – в зоне наших прямых национальных интересов. При всем том, что Россия сегодня пытается выйти за свои границы, эта война для нас оборонительная.

На данный момент никаких целей, кроме региональных, мы перед собой не ставим. Однако реализации их препятствует мировая ядерная держава. Это осложняет ситуацию и переводит конфликт на глобальный уровень. В любом случае: нас атакуют, мы обороняемся. Это важно.

Рассмотрим теперь фронты этой войны.

Фронт №1. Сирия

С самого начала сирийского конфликта Москва поддержала Башара Асада, против которого играли Вашингтон, Западная Европа и ближневосточные proxies США – Саудовская Аравия, Катар и Турция, каждая из этих стран, однако, преследовала свои личные интересы.

Инструментом свержения Асада стали радикальные исламские группировки – ИГИЛ, Аль-Каида (Фронт аль-Нусра) и т.д. Однако в полной мере Россия включилась в военную операцию только в 2015 году, когда оказала обессилившему Асаду серьезную и открытую военную поддержку.

В этой ситуации Москва получила союзников в лице шиитской оси -- Тегеран-шиитский Ирак-ливанская Хезболла, с которыми мы не просто сотрудничаем, но воюем бок о бок. Шиитский мир ориентирован строго антиамерикански, но вместе с тем, на региональном уровне противостоит радикальному суннизму саудитов и Катара, спонсирующих салафитские экстремистские группировки.

На Фронте №1 Россия сталкивается с США и странами НАТО не напрямую, а опосредованно. Сами страны Запада на словах также воюют с ИГИЛ, хотя на самом деле всячески поддерживают радикальные исламские группировки для свержения Асада. Эта же тактика использовалась и при свержении Каддафи в Ливии. Кроме того, наличие салафитских джихадистов в Ираке, равно как и талибов в Афганистане, оправдывает пребывание там американских войск.

Поэтому Фронт №1 представляет для России жизненный вызов: против нас косвенно борются США и НАТО, и почти открыто Турция, Саудовская Аравия и Катар. Поэтому война в Сирии никак не может считаться рядовой антитеррористической операцией: кроме того, что салафиты контролируют сейчас большую часть Сирии, за ними огромная прямая и косвенная поддержка.

Но Россия -- держава ядерная. Поэтому ее вовлеченность в сирийскую войну резко меняет ситуацию, выводя ее с локального на глобальный уровень. Раз мы туда включились, значит мы поставили на карту очень многое. И теперь дело уже не только в Асаде, его враги будут вынуждены воевать с Россией. Но и обратное справедливо: мы бросили вызов не экстремистской сети ИГИЛ и Джабхат ан-Нусры, но американской гегемонии и ближневосточному салафизму, имеющему серьезные базы в богатейших нефтедолларовых монархиях Залива.

Здесь важно: насколько Москва понимает серьезность ситуации на Фронте №1 и как далеко мы готовы зайти в ситуации, которая уже есть самая настоящая полноценная жесткая война с внушительной коалицией на противоположной стороне фронта. Ведь США и НАТО находятся именно там, чтобы они ни провозглашали.

Фронт №2. Турция

По мере втягивания в сирийскую войну мы по объективным закономерностям столкнулись с Турцией, которая по сути оккупировала северные территории Сирии, населенные туркоманскими племенами и вошла  военный конфликт с сирийскими курдами. Эрдоган давно установил союз с богатейшим Катаром, финансирующим салафитские группы (типа «Братьев Мусульман» в Египте) и начал активную борьбу против Асада.

Поэтому когда русские военные в Сирии начали наносить бомбовые удары по позициям салафитов на Севере Сирии, мы вошли в прямое столкновение с Анкарой. Сбитый военный самолет и зверски убитый русский летчик были лишь поводом для эскалации. Когда мы начали действовать решительно, а ввязавшись в конфликт по-другому мы поступить просто не могли, война с Турцией стала вполне реальной перспективой.

Далее последовал разрыв торговых отношений, запрет туризма и выдворение турецких строительных компаний, что с экономической точки зрения, стало сильнейшим болезненным ударом по Турции и привело к многомиллиардным потерям.

Анкара постоянно угрожает закрыть для русских судов Босфор, а это равнозначно перерезанию жизненной артерии для нашего контингента в Латакии. Турки перебросили в последние недели значительную часть войск с границы с Грецией на границу с Сирией, что вполне можно расценивать как подготовку к военному вторжению. Все это многократно повышает риск новой русско-турецкой войны.

Насколько она вероятна?

Более вероятна, чем когда бы то ни было в ХХ веке и в первые десятилетия XXI. Фронт №2 уже открыт.

Когда он запылает, наверняка сказать не может никто. Теоретически -- в любую минуту. Здесь снова стоит вспомнить, что Турция – член НАТО и что она так или иначе координирует свои действия по Сирии с Вашингтоном. Это значит, что в возможной войне с Россией на стороне Турции – как в эпоху Крымской войны – снова будет стоять широкая западная коалиция во главе с США. Поэтому снова: региональный конфликт заведомо будет иметь глобальный масштаб. Тем более, что на территории Турции расположена американская военная база с ядерным оружием. Война с Турцией едва ли может не перерасти в Третью мировую.

Фронт №3. Украина

Воссоединение с Крымом никто в мире не признал.

ДНР и ЛНР остаются кровоточащей раной с неизвестным статусом.

Позиции Порошенко в Киеве довольно шаткие, а кардинально исправить экономическую и социальную ситуацию в Украине вообще даже теоретически невозможно. Поэтому в определенный момент у Киева останется только один путь – новый виток эскалации напряжения на Востоке и даже вторжение в Крым.

Если бы Украина в этой ситуации была один на один с Россией, это было бы для Киева самоубийством.

Но снова следует учитывать фактор США и НАТО. Именно Запад стоит за переворотом в Киеве зимой 2014. И в определенный момент консолидированная атака на позиции ополчения Новороссии и даже на Крым со стороны украинской армии может быть вполне вероятной. И по внутриукраинским причинам, а в еще большей степени по логике глобального противостояния России и США.

Обратим внимание: все три Фронта расположены в непосредственной близости к нашим границам в зоне, отделяющей Евразию и Россию, континентальное пространство евразийского Heartland'а, от западных территорий. Это область, где сходятся цивилизации, Восток и Запад.

Как правило, из-за спора вокруг именно таких территорий и начинались мировые войны и глобальные конфликты. Все три Фронта расположены на пространстве бывшей Османской Империи, ведь именно у турок мы отвоевали и Новороссию и Крым, и именно в Османскую Империю некогда входила Сирия. Ранее же это было пространством православно-византийского мира. Так что эти три Фронта имеют огромный исторический и цивилизационный смыл.

Теперь обратимся ко внутренним проблемам России. Здесь мы видим еще три Фронта.

Фронт № 4. Салафитский терроризм внутри России

Сетевые структуры радикального ислама, завязанные на Саудовскую Аравию, Катар и Турцию, давно развернуты в самой России – как на территории Северного Кавказа, так и в других областях. По мере роста притока исламского населения в крупные российские города и столицу эти сети распространяются повсюду и опутывают в разной степени все пространство России. Они не ограничены только зоной компактного проживания мусульман, но активно расширяют зону влияния и в других социальных средах.

Пользуясь множеством внутренних проблем, радикальный суннитский ислам постепенно становится довольно популярным в качестве альтернативы невнятной и вялой идеологической повестки дня официальной Москвы и ее чисто конформистских представителей в регионах. Это создает питательную среду для подготовки и воспитания террористических группировок и прямых филиалов ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая группировка).

Если технически спецслужбы более или менее справляются с задачей сдерживания этих групп, то стратегический план и тем более мировоззренческая программа борьбы с этими явлениями отсутствуют полностью, что со временем сделает

Фронт № 4 чрезвычайно актуальным. Это Фронт № 4 фактически был полем горячей войны в период Первой и Второй чеченских компаний, перелома во Второй из них удалось достичь только путем обращения к жестко патриотической линии во внутренней политике. любое ослабление такого национального дискурса автоматически снова укрепляет центробежные течения и экстремистские группировки.

Фронт № 4 открыт и действует, хотя масштаба проблемы мы до конца не знаем: чтобы не сеять панику среди населения, спецслужбы скрывают от людей количество предотвращенных терактов и других превентивных мер, которое, на самом деле, впечатляет даже сегодня.

Поскольку и за этим Фронтом № 4 стоят США и внешние центры, американские proxies на Ближнем Востоке, то и здесь можно ожидать серьезной финансовой и, главное, логистической поддержки новой эскалации.

Фронт № 5. Пятая колонна

Этот Фронт представляет собой сеть оппозиционных кругов, чье ядро состоит из проамерикански настроенных либералов, мечтающих о возвращении в 1990-е, в эпоху открытого грабежа России и продажи за рубеж всех ее активов, а также всевластия либеральных элит, и чьим пушечным мясом выступают радикальные националисты и русские неонацисты, недовольные российской властью и ее пассивной политикой в отношении растущей миграции, а также невнятностью или полным отсутствием национальной идеи.

Одних либералов для организации весомых и масштабных протестов недостаточно, поэтому радикальные русские националисты выполняют в этой коалиции 5-ой колонны функции массовой поддержки. Но именно проамериканские либералы являются главным центром, где принимаются координационные усилия и основные решения, отвечающим за контакты с Вашингтоном.

Сами США официально поддерживают «демократические» движения, выделяя на них значительные суммы из бюджета. Но финансирование из других, менее прозрачных источников российской пятой колонны в разы превосходит те данные, которые озвучиваются открыто. На Болотной площади весной 2012 года пятая колонна показала, на что она способна.

В случае обострения ситуации и перед лицом последствий санкций и вероятных военных конфликтов Фронт № 5 может стать существенным фактором в ослаблении России. Этот готовящийся удар в спину вообще может оказаться решающим в том случае, если неэффективность административной системы (а ничто в России не предвещает, что она станет в ближайшем будущем более эффективной) будет накапливать издержки. При определенных обстоятельствах к Фронту № 5 может примкнуть часть раздраженных и разочарованных обывателей, что создаст серьезную угрозу.

Фронт №6. Прозападные агенты влияния и либералы во власти

Эту группу в последнее время принято называть «шестой колонной». Речь идет о тех либералах и западниках, которые интегрировались во власть в 2000-е или остались там с 1990-х, приняв новые правила игры.

В отличие от пятой колонны представители шестой колонны формально полностью лояльны власти, беспрекословно повинуются ей и выступают в духе полного конформизма.

Однако шестая колонна разделяет западный взгляд на вещи, видит в США и НАТО – авангард прогрессивного человечества, в экономике руководствуется исключительно либеральными методами и подходами.

Часто состояние и семьи высших российских чиновников также находится на Западе.

В такой ситуации лояльность и вынужденный лицемерный патриотизм скрывают под собой ориентацию на последовательный саботаж государственного суверенитета, сдерживание державной идеологии, проведение экономических, административных и информационных стратегий, ведущих, в конце концов, к деморализации общества, ослаблению экономики и дальнейшей деидеологизации населения.

Фронт № 6 складывается из системного,  осознанного и чрезвычайно умелого саботажа российского возрождения, сдерживания и подмены подлинно патриотических реформ, создания умелых симулякров и подделок.

«Шестая колонна» по своим взглядам ничем не отличается от пятой и также ориентирована на Запад, но только скрывает это, предпочитая наносить удары по режиму изнутри, а не извне. И так же, как и пятая колонна, шестая колонна управляется из внешнего центра, из Вашингтона, хотя это происходит более тонко и нюансировано, нежели в случае «пятой колонны».

Координацией Фронта № 6 заведует американский Совет по Международным Отношениям (CFR), структуры которого почти официально представлены на самых высших этажах российской власти. В целом к этому типу относится большая часть «правительственных либералов», а также значительный сегмент других властных институтов.

Синхронизация фронтов: вероятная стратегия Вашингтона

Теперь поставим себя на место американских стратегов.

Эскалация отношений США и НАТО с Россией налицо. Москва веет себя в случае с Южной Осетией и Абхазией в 2008 году, с Крымом и Новороссией в 2014 и, наконец, с Сирией в 2015 как суверенная региональная держава, при необходимости силой настаивающая на своих национальных интересах в строго очерченной зоной.

Это несовместимо с продолжением американской гегемонией, которая все еще остается глобальной. Москва должна была бы строить свою политику по согласованию с Вашингтоном и НАТО, и естественно, на все перечисленные действия она никогда бы санкций не получила.

Значит, несмотря на внешнюю вежливость и либеральную риторику, Россия выходит из под контроля Запада. Это факт. И на этот факт Вашингтон должен как-то ответить.

Если он признает это, то это будет равносильно отказу от гегемонии. Но начав рушиться, американская Империя не обязательно остановится на тех рубежах, которые еще уверенно контролирует сегодня.

Ободренные успехами русских, кто угодно могут захотеть попробовать американцев на прочность.

Поэтому на месте вашингтонских стратегов было бы логично активировать все 6 Фронтов. Тем более, что во всех шести случаях Америка будет действовать не своими руками: даже худший исход не нанесет ей смертельного удара, так как она надежно защищена огромной европейской, северо-африканской зоной, за которой Атлантика, а с Востока – Тихим океаном (тем более, что на восточном направлении со стороны России никаких активных движений нет).

Более того, было бы вполне разумно синхронизировать удары по России со всех сторон – в Сирии со стороны боевиков, поддержать Турцию, подтолкнуть киевских карателей к новой волне боевых действий (и атаке на Крым), привести в боевую готовность внутрироссийские террористические структуры радикальных салафитов, снова поддержать пятую колонну (найдя подходящий социальный повод) и поставить очередной санкционный ультиматум «шестой колонне», чтобы они занимались саботажем поактивнее и поболезненнее.

При этом извне было бы столь же логично, с одной стороны, сохранить и даже усилить санкции, еще на какой-то процент опустить цены на нефть, и вместе с тем начать атаковать руководство России примирительным троллингом в духе  CFR – мол, «Запад вам поможет», «террористы наша общая проблема» (общая потому, что они с ними воюют, а другие их же вооружают) и «главная проблема – Китай» («пусть русские откажутся от своего ядерного оружия, а мы для защиты от китайцев поставим им свое») и т.д.

Но за этими простыми аналитическими выкладками скрывается нечто очень серьезное. Война. Настоящая горячая война с морем крови, пожарищ, пыток, страданий и боли. Война, в которой придется участвовать всем нам. А так как из шести Фронтов три являются внутренними, то вполне вероятно, что война внешняя будет сопровождаться войной гражданской. Что, впрочем, нам прекрасно известно из нашей истории.

Победная стратегия: внутренний враг

Представим себе, что мы довольно объективно оценили и взвесили риски и наш анализ верен. Что в такой ситуации делать? Вступая в войну или хотя бы подходя к войне вплотную, мы должны не только ситуативно реагировать, но и иметь какой-то план – как ведения, так и победы. Желать победы – вполне логично, не правда ли? Остается только продумать пути, как ее достичь. Даже в чисто теоретическом плане.

Совершенно очевидно, что эффективно вести войну с внешним противником можно только в том случае, если общество будет достаточно консолидировано и мобилизовано внутренне. Желательно, чтобы оно было бы морально готово к войне. Для этого оно должно понимать, кто враг, а кто друг, и главное – почему это именно так, а не иначе. Нельзя приступать к демонизации противника в момент начала боевых действий. Образ врага должен быть сформирован заранее и заведомо.

Поэтому первой задачей подготовки к победе была бы настоящая полноценная компания на созданию целиком негативного, чудовищного, сатанинского (то есть истинного) образа США и Запада в целом.

Пора назвать вещи своими именами. Запад – место, куда рухнул дьявол. Это центр глобального капиталистического спрута. Это матрица сгнившей культуры извращений и порока, лжи и цинизма, насилия и лицемерия.

Отчасти это в современной России уже идет, но поскольку это дело поручено «шестой колонне», вместо выявления истинной демонической сущности современного Запада мы имеем карикатуру, нечто жалкое и мало убедительное. В этом сказывается тот саботаж, который составляет сущность Фронта № 6. Его бойцы не отказываются от выполнений поручений от власти, даже просят все больше и больше, но превращают их исполнение в фарс, оглупляя и тонко дискредитируя все начинания.

Неуклюжая и неискренняя пропаганда, в которую не верят те, кто ее делает, дает часто обратный эффект.

Поэтому формирование образа американского врага и его сателлитов (с которыми нам собственно и предстоит воевать), логично было бы поручить тем, кто именно так и считает, кто понимает сатанизм Запада и кто способен донести это с максимальной доходчивостью и убедительностью до спящих масс.

Пока же Запад поручено критиковать агентам влияния самого Запада. С предсказуемым результатом. Такой подход к делу несовместим с «стратегией победы» и его необходимо пересмотреть (если мы хотим иметь хотя бы шанс выиграть в грядущей войне).

Из первого пункта вытекает логически следующий. Необходимо в кратчайшие срока демонтировать структуры «шестой колонны», отстранив либералов и западников от всех ключевых постов. Вместе с ними будет упразднен и либерализм в экономике, что позволит:

  • установить национальный контроль над Центробанком,
  • отказаться от доллара, перейдя во внешнеторговой деятельности на иную резервную валюту (например, на юань),
  • добиться полноценного финансового суверенитета,
  • перейти к мобилизационной экономике по логике условий военного времени.

Параллельно необходимо сформировать Национальный Комитет по СМИ, который перестроит информационную работу в соответствии с чрезвычайными требованиями.

Эффективность чисто деструктивной деятельности «пятой колонны» во многом связана с эффективностью саботажа «шестой колонны». Фронт № 5 и Фронт № 6 неразрывно связаны. Поэтому демонтаж шестой колонны внутри власти резко ослабит «пятую колонну», чьи предводители в чрезвычайных условиях могли бы быть либо интернированы (кстати, меры по домашнему аресту отдельных главарей уже применяются), либо высланы.

Само собой любые легальные средства распространения либеральной или деструктивно националистической пропаганды должны быть поставлены вне закона.

Фронт № 4 представляет собой проблему еще в силу отсутствия в Государстве какой бы то ни было этно-национальной политики. На данный момент этим вопросом занята все та же «шестая колонна», либо когнитивно неадекватные бюрократы. Именно поэтому от реальных вызовов со стороны неконтролируемой миграции и межнациональных и межконфессиональных трений чиновничество отделывается бессмысленными в наших условиях и пустыми лозунгами о «гражданском обществе» и «толерантности».

Без стройной системы этно-национальной стратегии вопрос с исламским экстремизмом и терроризмом в России не решить. Одних силовых мер недостаточно, необходимо упразднить или необратимо изменить саму социальную среду. Силовые операции по борьбе с террористическим фундаментализмом необходимо соотнести с масштабной  – в том числе мировоззренческой – моделью этно-национальной политики.

Победная стратегия: внешний враг

В Украине – Фронт № 3 -- следует быть готовым к вооруженным провокациям со стороны Киева и дать им адекватный отпор. Рано или поздно России придется радикально решить вопрос с Новороссией, поскольку уповать на то, что Киев падет сам или откажется от своей проамериканской и антироссийской политики несколько безответственно.

Для эффективной защиты Крыма и решения вопроса с Донбассом необходимо освободить все пространство Новороссии, и если война будет неизбежной, у Москвы будет только одна задача – выиграть ее как можно скорее и как можно эффективнее. Создание дружественной России зоны от Одессы до Харькова – либо в качестве отдельного Государства, либо с включением этих исконно русских земель в состав России – вот та цель, достижение которой можно было бы считать победой. Не менее важная судьба Центральной Украины.

Киев для русского самосознания является полюсом исторического бытия. Несмотря на то, что в нем временно укрепились представители прозападной олигархической верхушки, опирающейся на русофобскую идеологию западенцев, Киев неотъемлемая часть русского мира. Мы не можем стоять за истину, и оставить его врагу. Он должен быть освобожден и возвращен народу.

Судьба Западной Украины без Востока и Киева уже большого значения играть не будет. Эти земли отпали от русского мира слишком давно, и едва ли мы модем надеяться в скором времени вернуть их в контекст православной цивилизации. Впрочем чем большими будут наши успехи в борьбе за русский мир, тем больше шансов, что ситуация измениться и в западных областях Украины.

Турецкий Фронт №2. Здесь помимо разработки военных операций, которые представляют собой задачу военного руководства страны и не может быть делом аналитиков, следует обратить внимание на два главных фактора: на политическую оппозицию режиму Эрдогана, которая в нынешних условиях становится естественным союзником России, и на ту фундаментальную проблему, которую для Анкары представляют собой курды.

Оба фактора являются ключом к успеху в российско-турецком конфликте. Следует чрезвычайно продуманно вести антитурецкую пропаганду в российском обществе, постоянно подчеркивая, что за эскалацию отношений отвечают США и их пособник Эрдоган, и что турки не рассматриваются Москвой как исторический враг.

Поэтому любые параллели с русско-турецкими войнами – даже для внутреннего пользования – будут лишь сплачивать турок вокруг Эрдогана и укреплять противника. И напротив, протянутая рука дружбы тем политикам Турции, которые не разделяют взгляды Эродогана и неоосманизм Давут-оглу, могла бы стать решающей. Параллельно, безусловно, следует активизировать взаимодействие с курдами, так как это внушительная сила в самой Турции.

И наконец, Фронт № 1 – Сирия. Мы не случайно поставили его в конец «победной стратегии». Самая острая форма противостояния всегда самая практическая и наполненная техническими и военными деталями. Но все частное зависит всегда от общества, и локальные успехи – от внешних – часто глобальных – условий.

Мы видели, что здесь у нас есть важный региональный союзник – шиитский мир, представленный прежде всего Ираном и ливанской Хезболлой. Это наши братья по оружию, и мы должны всячески углублять этот альянс. Важно поддержать шиитов в Йемене, Ираке, Бахрейне, самой Саудовской Аравии. Очевидно, что все значение русско-шиитского стратегического альянса понимаем не только мы, и поэтому проамериканские силы как в России, так и в самом Иране постараются сделать все возможное, чтобы посеять между союзниками раздор. Это следует пресечь в корне – по меньшей мере, в России, и прямо расставив в этом вопросе точки над i в переговорах с шиитами.

Далее, нам необходима политическая, а желательно военная и экономическая поддержка стран, входящих в намеченный многополярный клуб – БРИКС. Особую роль здесь играет Китай, предпочитающий не выходить на первую линию в противостоянии США, но готовый поддержать в нем Москву, оставаясь на вторых ролях. Очень многое в Сирии зависит сейчас от отношений Москва-Пекин, и на эту следует обратить максимальное внимание. Тем более, что Китай начинает более активно действовать в военно-стратегической области на Африканском континенте, приступая к созданию там первых военных баз.

Мы не имеем шансов сделать нашими полноценными союзниками в Сирии европейские страны: влияние США на них слишком сильно. Но Москве на руку будет любое дистанцирование от Вашингтона европейских держав (прежде всего, Франции, Германии и Италии), разногласия в НАТО. Если в Европе будет и дальше усиливаться волна право-консервативных партий и движений, в целом лояльных России, это существенно укрепит наши позиции в самой Сирии. Российская пропаганда в Европе в условиях военного времени приобретает особое значение.

Так как в Сирии мы сталкиваемся с теми силами, которых открыто  поддерживают Саудовская Аравия и Катар, тем более, что Катар был причастен к взрыву самолета с российскими туристами над Синаем, то нам следует обратить особое внимание на максимальную дестабилизацию соответствующих режимов.

При определенных обстоятельствах нельзя исключить нанесения прямых ударов по Катару и военной поддержке хуситов в Йемене, а также шиитов Бахрейна. Стратегически решающим могло бы оказаться приглашение российских войск правительством Ирака и Ливана; это позволит развернуть полномасштабную войну против основных баз исламских террористов ИГИЛ и оборвать их инфраструктурные связи с Турцией и странами Залива.

В целом Россия уже находится в войне на Ближнем Востоке, поэтому следует признать это как свершившийся факт и в срочном порядке реанимировать весь арсенал имеющихся средств – в первую очередь, интеллектуальных и сетевых, нацеленных на продвижение различными путями российских интересов в этом регионе – в области информации, экономики, идеологии и т.д.

Последним аргументом в этой войне будет наличие у нас ядерного оружия, которое, слава Богу, не успели уничтожить в 90-е либеральные реформаторы. Его смысл в том, чтобы не применять его никогда. Но это значит, что это накладывает жесткие ограничения и на нашего главного противника – Соединенные Штаты Америки. Под страхом полного уничтожения, США будут обязаны играть против нас по определенным правилам.

Фронт № 7. Американцы против Федерального Правительства

Кроме того, в отношении США следует открыть Фронт № 7. Речь идет о том, что в самих США существует множество недовольных правлением той верхушки, которая исповедует глобалистскую идеологию, втягивает США в кровавые войны, разрушает традиционную европейскую христианскую идентичность.

Новая Америка, в которой не осталось ничего собственно американского и которая обслуживает интересы мировой финансовой олигархии, не имеющей ни культуры, ни идентичности, уничтожает Старую Америку.

Поэтому поддержка американского традиционализма и консерватизма, американской идентичности – важная задача России. Нашим союзником в США является американский народ. Кроме того, множество противоречий накопилось в социальной сфере, в межэтнических отношениях. Значительная часть американского общества не приемлет полное моральное вырождение. Федеральное правительство использует всякий удобный повод, чтобы начать процесс отмены второй поправки к Конституции, позволяющей американцам носить оружие.

Постоянно растущее в пропорциях латинское население, преимущественно католическое, привносит в американское общество новую идентичность, которая совсем не враждебна России. Россия должна активно включиться в борьбу за влияние на американское общество, усилить разъяснение духовной позиции России в этой войне, показать, что у русских и американцев общий враг – это маниакальная сатанинская элита, узурпировавшая власть и ведущая все человечество – и в том числе самих американцев – к неизбежной катастрофе.

Плоды дел этой элиты на лицо – весь Ближний Восток уже залит кровью, не справляясь более с установлением какого бы то ни было порядка, глобалистская верхушка (CFR, неоконы, представители мировой финансовой олигархии, Уолл-стрит) насаждает повсюду только хаос, разруху, смерть и боль. Уничтожение этой раковой опухоли человечества есть дело всех нас, включая самих американцев, которые являются не только ее инструментами, но и жертвами.

Где Город?

Победить в этой игре будет далеко не просто. Потому, что имя этой игры Большая Война. Но тем не менее, когда Большая Война пришла, избежать ее можно только ценой рабства и заведомого признания себя проигравшим. Такого в русской истории никогда не было. Как бы нам ни было трудно, мы всякий раз справлялись.

Речь идет не просто о геополитическом противостоянии, о переделе сфер влияния или о обеспечении национальных интересов. Речь идет о чем-то намного более глубоком и важном.

У всех религий есть раздел, посвященный концу времен и финальной битве. Христиане, а также иудеи и мусульмане связывают события этого цикла как раз с Большой Войной. Причем неизменно во всех этих трех религиях место этой Большой Войны – Ближний Восток, поле Армагеддон, а также прилегающие к ней территории. Для мусульман Дамаск – мечеть Омейядов – считается тем местом, где состоится Второе Пришествие Христа.

Поэтому война в Сирии имеет откровенно эсхатологический смысл.

Ведь Сирия – это часть Святой Земли, на которую ступала нога Спасителя. Для иудеев, ожидающих скорого прихода Мошиаха, эскалация насилия на своих границах в зонах, критических для самого существования Государства Израиль, также не может не иметь эсхатологического значения.

Американские протестанты-диспенсациалисты видят сценарий Последней Битвы как вторжение армии северной страны Гога (ее толкуют как Россию) на Святую Землю. И наконец, афонские монахи и греческие святые – такие как Косма Эолийский[1] или старец Паисий Святогорец – многократно предрекали освобождение русскими войсками Константинополя и распад Турции. Так, святой Арсений Каппадокийский в Фарасах говорил верующим, что они потеряют свое отечество, но вскоре вновь его обретут»[2]: «Будет и еще одна чужеземная армия. Она не будет знать греческого, но будет верить во Христа. Они тоже будут спрашивать: где Город?». Это однозначно понималось, как указание на русскую армию, подходящую к Константинополю. В одной из бесед старец Паисий Святогорец говорил:

«– Знай, что и Турция развалится. Будет война, которая продлится два тайма. Мы будем победители, потому что мы – православные.

– Геронда, потерпим ли мы урон в войне?

  • Э, самое большее, один–два острова займут, а нам отдадут и Константинополь. Увидите, увидите!»[3]

Еще совсем недавно, один-два года назад все эти предсказания вызвали бы только недоуменное пожатие плечами – сказки. Но… сегодня: большая кровь льется на всем Ближнем Востоке; вокруг Дамаска ведутся боевые действия; русские не просто присутствуют, но воюют на Святой Земле; конфликт с Турцией разгорается и нельзя исключить, что это приведет к настоящей войне. С точки зрения эсхатологии, приходит время возвращать наши святыни – Святую Землю, Константинополь, Киев. Утверждение, что мы живем не в «Последние Времена», сегодня выглядит антинаучно. Как говорил старец Паисий – «Увидите, увидите!» И увидим.

Так, где Город?

 

[1] Афанасий Зоитакис. Житие и пророчества Космы Этолийского. М., 2007.

[2] Χριστόδουλος Αγιορείτης, ιερομοναχος. Σκέυος Εκλογής. Άγιον Όρος, 1996.

[3] Афанасий Раковалис «Отец Паисий мне сказал…». М., 2003.

Количество просмотров: 36 325

Медиасеть "Взгляд"
«Русская весна» – Экономика