Что держит экономику Украины на плаву?

Что держит экономику Украины на плаву? | Русская весна

Экономист, бизнесмен и топ-блогер Олег Макаренко в своём блоге рассуждает о причинах, по которым экономика нацистской Украины ещё держится на плаву несмотря на все прогнозы скорого «голода и холода».

Пора признать очевидное: уже 2016 год, а экономика Украины всё ещё не рухнула. С одной стороны, конечно, Украина — это государство, следовательно, структура большая и прочная. Разрушительные процессы в государствах идут обычно годами, если не десятилетиями. Аналогичным образом проходит обычно весьма длительное время, прежде чем организм прожигающего жизнь гедониста начинает убедительно протестовать против гамбургеров и алкоголя.

Вспомним хотя бы распад СССР. Несмотря на весь ужас девяностых годов ВВП России падал не так уж быстро: в худшем 1992 году ВВП просел на 13%, а всего с 1990 по 1998 год спад составил «всего лишь» около 33%.

Примерно с той же скоростью валится сейчас и ВВП Украины. В 2014 году падение составило 7%, в 2015 году — ещё 10%. По меркам государств это очень много, это уже фактически катастрофа.

Однако при всём при этом гривна держится как вкопанная на уровне в 27 гривен за доллар, инфляция так и не переросла в полноценную гиперинфляцию, зарплаты бюджетникам пусть маленькие и с задержками, но платятся, товары на полках магазинов присутствуют…

Невольно возникает вопрос — а что же держит до сих пор экономику Украины на плаву?

Евросоюз, у которого сейчас у самого проблем выше крыши, уже не знает, как потвёрже объяснить Украине, что ей с ним ничего не светит. Госдеп США, до последнего времени тянувший Украину наверх, с каждой неделей всё ужесточает и ужесточает свои реплики в адрес киевских властей.

МВФ, опять-таки, не только не перечислил Украине очередной транш, но и прозрачно намекнул, что будет готов говорить с Украиной про деньги только в том случае, если Украина продвинется в переговорах с Россией по тому самому долгу в 3 млрд долларов.

Потихоньку сдуваются даже те отрасли, которые работают на экспорт. Даже металлолом уже заканчивается — и, следовательно, металлургам будет в 2016 году ещё тяжелее:

На всякий случай напомню, что в нынешнем виде экономика Украины нежизнеспособна, и это отнюдь не фигура речи.

Украина относительно маленькая страна, на Украине нет значительных запасов нефти и газа. Следовательно, раз уж Украина не может быть независимой, ей необходимо глубоко интегрироваться в экономику кого-нибудь из крупных соседей.

С Россией торговые отношения Украина уже частично разорвала, Евросоюз Украине нормальных условий не предоставил. Остаётся только один путь, вниз, к тотальной нищете и к прозябанию на переводы от гастарбайтеров.

Собственно, никакого секрета я сейчас не открываю, практически то же самое говорят и на самой Украине. 

Накануне глава Национального банка Украины Валерия Гонтарёва сообщила, что из-за ограничения торговли с Россией только в январе государство недополучило порядка 200 миллионов долларов. При этом общий эффект для торгового баланса от дальнейшего ухудшения торговых отношений с РФ, напомнила она, оценивался в минус 1,1 миллиарда долларов.

Итак, Украина оказалась в крайне затруднительном положении. Но при этом гривна, которая давно уже должна была бы девальвироваться в пыль, категорически отказывается падать ниже уровня в 27 гривен за доллар. Почему?

Можно было бы объяснить стойкость гривны применением на Украине тех рецептов, которые американцы отработали в своё время на латиноамериканских диктатурах. Мелкие суммы валюты можно купить относительно свободно, тем же, кто пытается перевести в доллары сразу десятки и сотни миллионы гривен, аккуратно бьют по рукам.

Зажимать курс валюту таким образом очень вредно для экономики — хотя бы по той причине, что это создаёт дефицит импортных товаров и разгоняет инфляцию. Но в нынешней ситуации в завтрашний день власти Украины стараются особо не заглядывать, живут одним днём.

Валюты на Украине уже не хватает даже на закупку столь необходимого товара, как бензин. Так что же, мы разгадали секрет?

Нет. Если бы действия НБУ ограничивались придушиванием импортёров, можно было бы ожидать, что зажим курса гривны приведёт или к возникновению дефицита бензина на Украине или к резкому его удорожанию. Однако не происходит ни того, ни другого: бензин на заправках Украины продаётся свободно, а его цена составляет пока что скромные 50 рублей за литр, как будто гривна по-прежнему переводится в рубли и доллары в любых количествах.

Следовательно, если только мы не верим в чудеса, остаётся только один вариант — гривну держат на плаву за счёт сжигания на бирже валютных резервов. Вероятно, национальный банк Украины вбрасывает ежемесячно на биржу значительные суммы долларов, и этих долларов хватает, чтобы импортёры могли привезти на Украину самые необходимые стране товары.

Весьма похожий на правду вариант, но объёмы резервов Украины не падают, а растут! И составляют сейчас весьма внушительные (для страны-банкрота) 13,5 млрд долларов.

Мистика?

Да. Но есть нюанс. Наличие бензина на заправках, равно как курс гривны, мы можем проверить: тут особо не помухлевать. А вот когда речь заходит о ЗВР, мы должны верить Национальному банку Украины на слово. Понимаете, куда я клоню?

ЗВР Украины состоят, грубо говоря, из двух неравных частей. Там есть деньги банка Украины, которые он может пускать на поддержку гривны, и там есть кредиты МВФ, которые Украина имеет право только бережно хранить. 

Получение очередной порции помощи от международных доноров не преминуло сказаться на объеме золотовалютных резервов Украины. В августе они увеличились сразу на 2,24 млрд долл. (21,6%) до более чем 12,6 млрд долл.

По нашим оценкам, чистые резервы (то есть валовые резервы за вычетом кредитов МВФ) равны только 1,2 млрд. долларов США. Это намного лучше, чем полгода назад (когда чистые золотовалютные резервы Украины и вовсе были отрицательными), но все еще очень мало.

И финансовые рынки понимают, что МВФ накладывает ограничения на расходование своей части золотовалютных резервов. Поэтому говорить о том, что Украина уже располагает каким-то заметным валютным ресурсом для осуществления валютных интервенций в случае потребности, все еще не приходится.

Напомню, как раз в августе 2015 года Украина получила от МВФ второй транш на 1,7 млрд долларов. Предполагалось, что уже в октябре Украина опять получит деньги. В октябре Украине денег не дали, но ожидалось, что денег дадут чуть позже, в ноябре—декабре 2015:

МВФ однако ничего не перечислил до сих пор. И судя по тому, что МВФ сейчас требует выполнить практически невозможные для нынешних киевских властей условия, программа помощи Украине закрыта, как минимум временно.

Давайте сложим теперь имеющуюся у нас информацию.

1. Неизвестные нам силы держат экономику Украины на плаву: вероятно, впрыскиванием валюты на биржу.
2. У Украины есть деньги МВФ, тратить которые она не имеет права, но проверить сохранность которых мы не можем.
3. МВФ ведёт себя так, как будто он весьма недоволен действиями Украины.

Я, разумеется, не ходил со свечкой в руке по кабинетам НБУ, однако всё выглядит так, как будто киевские власти приняли решение прожрать выделенные им деньги МВФ. Это полностью объяснило бы как «феноменальную» прочность экономики Украины, так и поведение МВФ: прямо обвинить Киев в растрате Кристина Лагард из уважения к американцам не может, однако и американцы, в свою очередь, не могут в нынешних обстоятельствах заставить Кристину Лагард дать Украине ещё денег.

Если моё предположение верно, то Украина в настоящее время ежемесячно сжигает для поддержки гривны по несколько сотен миллионов долларов чужих денег. Вскоре, разумеется, кончатся и чужие деньги, однако ничуть не удивлюсь, если до лета-осени 2016 года Украине всё же удастся дотянуть.

Впрочем, к настоящему моменту перед Украиной закрылись уже практически все двери. Может быть, конечно, я до сих пор недооцениваю изворотливость украинских олигархов, но я даже не могу представить, куда ещё они могут обратиться за деньгами. Оттянуть развязку Украинского кризиса хотя бы на 2017 год им будет непросто.

Количество просмотров: 79 455

Social comments Cackle