10 вещей, которым меня научили в бригаде «Призрак», — мнение

10 вещей, которым меня научили в бригаде «Призрак», — мнение | Русская весна

Осенью и зимой 2015–2016 года я имел честь служить в бригаде «Призрак». В 32-ой отдельной мехроте, 2-ой взвод, 3 отделение.

Для меня этот период был переломным. Я окончательно разочаровался в московских «круглых» столах и прочих «ялтинских» конференциях, где в промежутках между сытными фуршетами прославленные антифашисты бодро голосовали за резолюции «На Украине фашизм», «Фашизм не пройдёт», «Остановим фашизм» — и за прочие прекрасные лозунги.

Как легко понять любому прагматичному и честному человеку, от таких вещей украинскому интегральному национализму, что в Киеве, что в Днепропетровске, что во Львове ни жарко, ни холодно.

Служба в «Призраке» выпала на мой личный этап внутренней трансформации и переосмысления. И благодаря офицерам и рядовым бойцам «Призрака» я стал немного другим. За что им искренняя благодарность.

Я расскажу вам о тех вещах, которым я научился в «Призраке».

1. Неважно, что ты был героем: вчера или в 2014 году, или месяц назад. Это нисколько не отменяет твою ответственность перед нынешним днём. Служба — она ежедневна. И героизм в прошлом не является индульгенцией для недостойного поведения в текущий момент. Хочешь быть героем — будь героем и примером каждое мгновение, каждый день.

Неважно, сколько врагов ты уничтожил и сколько танков подбил — все достижения и уважение можно растерять за один день, если ты опустился до недостойного или преступного поведения. Быть героем — это ответственность. Единожды поднявшись на вершину, придётся держать эту высоту всю жизнь.

2. Алкоголь на службе — зло. Страшнее миномётов и орудий врага. Почти на каждом построении один из офицеров нам повторял: «Синька — чмо». Мы смеялись, но помнили об этом.

В «Призраке» был строжайший порядок относительно алкоголя. Исключение было сделано всего один раз для человека, который прославил себя в прошлом, отчаянно сражался, трижды был контужен. Но… В итоге, этого человека брал на поруки коллектив два раза. И оба раза человек не оправдал доверие рядовых бойцов. В итоге — он всё равно принудительно покинул «Призрак».

Алкоголь — зло, если на тебе форма ВС ДНР или ВС ЛНР и в руках автоматическое оружие. Алкоголь — это опасность и для товарищей, и для мирных людей. И потому в «Призраке» за алкоголь в итоге человек вылетал из подразделения сразу. На подвал, чтобы проспался, затем на автобус и до свидания. Если ты пришёл на службу, ты должен отказаться от ряда слабостей гражданской жизни. Служение — это ответственность.

3. Оружие — это власть. В условиях военного положения и в прифронтовой полосе — власть абсолютная. И потому применять его нужно осторожно, обдуманно и только по делу. Если есть неумолимое желание пострелять в воздух или в стены, то лучше сразу перейти через фронт и так развлекаться с украинскими вояками. Они любят стрелять по делу и без — особенно по ночам.

В «Призраке» за пальбу без причины — увольнение было скорое и неумолимое. Даже за работу ЗУ-23-2 требовали отчёта и результата в виде обломков беспилотника. За бессмысленный разгон туч можно было получить немалый нагоняй. Стрельба пугает простых людей.

Стрельба — это повод украинским карателям заорать о провокациях. Стрельба без причины — это опасность нашпиговать свинцом постороннего человека, а то и боевого товарища. Только если враг в прямой видимости и применяет против тебя оружие. Во всех остальных случаях стрельба — нарушение всех разумных норм и правил.

4. Человек в форме — это лицо Народной Республики. И потому должно быть уважение к местным жителям, помощь им, когда появляется возможность, спокойствие и рассудительность при возникновении сложных или конфликтных ситуаций. Практически любую ситуацию и проблему можно решить с помощью слов. Если начинается угроза оружием — это моральный проигрыш. Это модель поведения оккупационных украинских войск.

5. Уважение к личному оружию в любое время дня и ночи. Никакой расслабленности, «профессиональной» уверенности и прочего. Оружие при небрежном отношении может крайне сильно и неприятно удивить.

Однажды мой товарищ вернулся в 5 утра с поста. На улице слякоть, мелкая морось, гололёд. Наши кровати стояли рядом. Он всё сделал правильно. Почти. Отомкнул магазин. Снял с предохранителя. Передёрнул затвор, чтобы извлечь патрон из патронника. Но если обычно мы два раза проделывали эту операцию на всякий случай, то товарищ сделал только один раз. Контрольный спуск. И выстрел. Над моей головой в бетоне появилась крошечная воронка, а на лбу и морде лица бетонные крошки.

Всё, что я сказал — вежливо и спокойно: «Дорогой друг, тебе обязательно было лишать меня сна таким радикальным способом?» Пока не увидел, что патрон покинул патронник, не стоит касаться спускового крючка. Оружие не прощает легкомысленного обращения. И даже усталость не может быть оправданием.

6. На фронте и в прифронтовой полосе нельзя расслабляться, нельзя полагаться на чутьё, нельзя считать себя суперпрофессионалом, который никогда не совершит ошибки. Я видел много ребят, которые были уверены, что они прошли огонь и воду, и всё уже знают об этой войне. В результате они попадали на растяжки или на «лепесток». И слава Богу, если оставались живы. Война не прощает ошибок, даже самых мелких. А ещё больше война не прощает самоуверенности.

7. Ты обязан поддерживать боевых товарищей и следить за их моральным обликом. А они должны точно так же присматривать за тобой. Только так можно избежать человеческих слабостей на службе. Если ты надел форму ВС ЛНР или ВС ДНР, ты не имеешь права на много вещей — употреблять алкоголь, вести себя нагло или развязно, хамить мирным людям, вести себя заносчиво и грубо. Только взаимная поддержка коллектива обеспечивает сплочённость подразделения, его стойкость в бою и в ежедневной службе, эффективность в выполнении задач, поставленных командованием. Подразделение — это единый живой организм.

8. Неважно, какое прошлое было у человека. Когда он надел форму ВС ЛНР и ДНР — его жизнь начинается заново. И все поступки и проступки оцениваются тоже заново. Без снисхождения. Некоторые бойцы, в прошлом прошедшие “и крым, и рым”, в условиях службы были на порядок честнее и надёжнее некоторых людей, которых я знал в Москве и Подмосковье. С теми бы я не пошёл ни в бой, ни в разведку.

А с ребятами из «Призрака» пошёл бы не раздумывая, зная, что они и спину прикроют и будут со мной стоять до конца. Неважно, какая у человека национальность. В «Призраке» мы все были русскими — итальянцы, чилийцы, дончане и луганчане, сербы и башкиры. И в этом единстве мы были сильны.

9. Если у тебя есть вопросы и сомнения, не стоит держать их в себе. Результатом станут интриги и сплетни в подразделении, тайные пересуды и воображаемые махинации. Если что-то непонятно, лучше сразу подойти к командиру и спросить, а не будоражить товарищей-бойцов своими личными подозрениями. Иногда подсознание человека может выдавать такую картинку, которая абсолютно не соотносится с объективной реальностью, но вполне может жить в субъективной реальности отдельного человека.

10. Боевая дружба — это навсегда. Ничто так не объединяет людей, как свист мин над головой, ночная тревога и ночное патрулирование. Там где жизнь и смерть находятся друг рядом с другом, все чувства обнажаются — становятся сильнее и чище. Жить здесь и сейчас. Служить здесь и сейчас. В этом и есть смысл жизни — в служении простым людям и государству. ДНР, ЛНР и России.

«Не спрашивай, что тебе должна Россия. Спрашивай, что ты можешь сделать для России».

Я уверен, что ЛНР и ДНР станут частью России. За это заплачено жизнями, кровью, потом, отвагой и беспримерным мужеством простых людей.

Я благодарен моим командирам «Олеговичу» и «Аркадьичу», офицерам «Россомаху» и «Доброму», бойцам «Виконту», «Ванкору», «Кенту», «Драко», «Сокаю», «Кузьме», «Еноту» и моему второму номеру «Карлосу» за поддержку, понимание и перемены во мне.

Дмитрий Дзыговбродский, специально для «Русской Весны»

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 15 688

Медиасеть "Взгляд"