Русские в Осетии: взгляд казака

Русские в Осетии: взгляд казака | Русская весна

Я, Брацун (Бакаев) Егор Васильевич, русский человек, русской культуры и русского происхождения. Предки мои из малороссийских казаков и южнорусских крестьян. Занимаюсь историей казачества, являюсь специалистом по военной службе народов Кавказа в Российской Императорской армии в XVIII — начале XX вв. В сети Интернет я также известен как администратор группы «Народы Кавказа на Российской воинской службе».

Данная публикация — мой ответ на статью на сайте «Спутник и погром» от 5 сентября «Русские в Северной Осетии», состоящую почти полностью из домыслов и жонглирования фактами. Изначально я стал писать ответ в комментариях к само́й статье, но он разросся до полноценной статьи.


Сайт «Спутник и погром» (далее — «СиП») позиционирует себя как рупор русского «интеллектуального национализма», и, на мой взгляд, такое претенциозное самопровозглашение предполагает определенные требования к качеству публикуемых на нем работ. Нет, с национализмом пока всё хорошо, но «интеллектуальность» проседает вот уже несколько лет. Остается только гадать, связана ли столь удручающая тенденция с уходом некоторых авторов или это очередные перемены в традиционно изменчивой редакционной политике.

Статья «Русские в Северной Осетии» — типичный для современного «СиП» образчик плохого владения автором темой, на которую он пишет. Жонглирование фактами, подгонка выводов под заранее заготовленный шаблон («нас никто не любит»), небрежная работа с источниками — всё было взято на вооружение неким Григорием Мироновым.

Как уже сказано, одна из основных сфер моего научного интереса — история казачества. Это обстоятельство подтолкнуло меня к изучению феномена «инородцев в казачестве» и вообще истории горских военных формирований в имперский период истории России. По этой причине, я часто бываю в Осетии, как по служебной необходимости, так и просто для отдыха. Безусловно, в Осетии за это время у меня сложился обширный круг друзей и знакомых, бо́льшая часть которых — осетины, в том числе и осетины-казаки. Отец моего близкого друга-осетина — реестровый казак. Поэтому мне есть что сказать по теме.

О населении

Изучая соответствующие демографические материалы, можно заметить, что наиболее резкий рост осетинского населения в Северной Осетии пришелся на период между переписями 1989 и 2002 гг. Почему же в 90-х вся страна вымирала, а доля осетинского населения резко выросла? Дело в том, что на эти годы пришлось вооруженное противостояние в Южной Осетии, а также гонения на осетин в так называемых «внутренних районах» Грузии. Как следствие, в Северную Осетию потянулись беженцы из Закавказья. Доля осетин в республике увеличилась, а русских уменьшилась. Впоследствии, когда поток беженцев иссяк, рост осетинского населения стабилизировался. К концу 90-х годов примерно каждый шестой житель республики был беженцем, что поставило республику на грань гуманитарной катастрофы. В это же время Осетия стала одной из основных целей террористов из Чечни и Ингушетии, что также не лучшим образом влияло на желание русского населения остаться. Один только центральный рынок Владикавказа взрывали раз пять.

Сомнительным представляется тезис о том, что «русских выдавливают из Осетии при полном одобрении местных властей». Дело в том, что некомпетентность властей Северной Осетии, даже на фоне региональных соседей, — притча во языцех. Нужно просто один раз увидеть уровень управления в Северной Осетии, чтобы убедиться в полной неспособности властей Северной Осетии иметь хоть какую-то государственную политику по «выдавливанию» русских. В противном случае, мы вынуждены были бы признать, что в Осетии действует программа «замещения» русских представителями Средней Азии и соседних кавказских регионов. Так, например, в станице Николаевской численность турок-месхетинцев достигла уже трети от общей численности населения, что вызывает тревогу как у казаков, так и у осетин (отсюда рукой подать до г. Дигора, неофициальной «столицы» всей западной Осетии).

Об истории

Ошибочен тезис о том, что в 1900 году «осетины начали массово мигрировать с гор на равнины…» Миграция осетин происходила не с 1900 года, а на столетие раньше (см. Б. Берозов «Переселение осетин с гор на плоскость», Орджоникидзе, 1980). В то время русская военная администрация стремилась к «демографической разгрузке» горных районов для устойчивого контроля над коммуникациями в Закавказье, где находилась только что присоединенная Картли-Кахетия. Было еще одно вполне прагматичное соображение — на равнине контролировать буйных горцев было гораздо легче. В целом, переселение отвечало интересам горцев, так как удовлетворяло острейший земельный голод. Однако не обошлось и без насильственных переселений целых аулов, не желавших покидать родные места. В особенности это касалось аулов, находившихся в стратегически важных районах. Русские военные экспедиции, предпринимавшиеся для окончательного покорения горцев, до сих пор влияют на национальное самосознание осетин, тем более, что в них на стороне русских принимали активное участие грузины — основные, как считают (не без основания) сами осетины, выгодоприобретатели тех событий. Да, грузино-осетинский конфликт уходит корнями ещё в те «седые» времена.

Я прекрасно понимаю задачу Просвирина и Ко стравить казаков с осетинами, а в целом русских вообще со всеми вокруг, но почему эти действия так топорны? Подчеркну, у меня нет претензий к тому, что они делают — птицы летают, рыбы плавают, а провокаторы провоцируют. Всё это старо как мир. Я не доволен тем, как они это делают, ведь для грамотных провокаций нужен хотя бы минимальный уровень компетенции. Одного лишь брошенного клича «Осетия — это исконно казачья земля» не хватит для бойни. Впрочем, можем порассуждать и об этом, оставив за скобками антинаучный характер самого термина «исконность». Я допускаю, что первые славяне могли появиться на территории Осетии в ходе различных военно-политических событий раннего средневековья, прежде всего, похода князя Святослава на Хазарию, а затем на Кавказ в 965 году, но, простите, как Осетия может быть «исконно казачьей землей», когда на этой территории издавна жили аланы — предки современных осетин?

Как и в других республиках Северного Кавказа, русские живут в Северной Осетии очень давно. Терские казаки появились здесь аж в XVI веке, почти 500 лет назад.

Терские казаки появились на территории современной Северной Осетии в XVI веке? Чудеса «интеллектуального погрома». Я так понимаю, автор имел ввиду Терский город (Терки), с момента основания которого идёт условный отсчет экспансии Русского государства на Северной Кавказ, но, господа «интеллектуальные погромщики», взгляните хоть на карту, чтобы узнать, где находится Центральный Кавказ, а где регион Прикаспия. Опять же, я прекрасно отдаю себе отчет, что эта небрежность допущена специально, чтобы «удревнить» русское присутствие в регионе, но зачем это русским? С каких пор русские начали играть в игру «мой дедушка жил тут раньше»? Это не наш уровень.

О казаках и расказачивании

Особое место в тексте занимает тема казаков и расказачивания. Не может не удивлять, что ответственность за репрессии против казаков автор перекладывает на осетин, среди которых наше сословие было представлено очень хорошо (см. Ф. Киреев «Осетинский феномен в истории Терского казачьего войска»). Более того, две осетинских казачьих станицы, Черноярская и Ново-Осетинская, были своеобразными рекордсменами по количеству выходцев-офицеров.

Чтобы не растекаться мыслью по древу, назову лишь нескольких генералов: генерал Занкисов (во время польского восстания 1863 г. при нем состоял корнет Скобелев — будущий знаменитый белый генерал), Генерал Хабаев — активный участник Белого движения, один из соратников Деникина (младший брат Хабаева был адъютантом Брусилова), генерал Мистулов (из осетин-мусульман) — один из руководителей так называемого «Терского восстания» против большевиков. Это же восстание называли «бичераховским» по имени одного из братьев Бичераховых — наиболее известных антисоветских лидеров на Северном Кавказе времен Гражданской войны. К ним же я хотел бы присовокупить легендарного Петра Галаева, грозу кубанских большевиков, хоть он и не был генералом.

Даже осетинские большевики («керменисты»), безусловно разделяя общий взгляд красных на необходимость раздела казачьих земель, выступили против изгнания казаков.

«Следует пояснить, что в 1918 г. Осетия была против выселения казаков. 5 декабря 1918 г. на V съезде народов Терека делегат Осетинской фракции С. А. Такоев говорил: „Несомненный факт, что горцы малоземельны, но разве для того, чтобы наделить их землей, необходимо лишить земли других трудовых землеробов?… Осетинская фракция поручила мне заявить следующее: раз мы в пятый раз собираемся на съезде трудового народа, то земельный вопрос мы должны разрешить в интересах всех трудящихся элементов. Чем же виновато трудовое казачье население, что его, хотя бы и в стратегических целях, поместили здесь? Я полагаю, что выселением казачьих станиц мы добьемся не пролетарского решения вопроса, разрешения его не на трудовых началах, а на буржуазных“.

С. А. Такоев, который был председателем II и III съездов народов Терека, призывал к единению: „Мы все — и горцы, и казаки -одна трудовая семья и нам необходимо жить в мире и братстве. Но уничтожая чересполосицу, мы снова подойдем к Гражданской войне. Осетинская фракция поручила мне заявить, что она с уничтожением чересполосицы не согласна“. Делегат высказал подозрение: „Тот, кто требует уничтожения чересполосицы, тот, несомненно, имеет какую-то заднюю мысль.

Факты помощи осетин казакам при выселении их в 1918 г. подтвердил 25 сентября 1920 г. член осетинского ревкома в Наркомнаце: „Вопрос об уничтожении этой чересполосицы еще в 1918 г. остро стоял перед мусульманскими народами Северного Кавказа. В то время лишь Осетия стояла против выселения“. В 1920 г., пишет автор доклада, „и Осетинский ревком стоит за уничтожение казачьего клина, разделяющего Осетию на две части“».

Жупикова Е. Ф. «Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920–1925 годах».

Представляет интерес и следующее заявление автора «СиП»:

«После изгнания белогвардейцев сразу же было намечено выселить 18 казачьих станиц (60 тысяч человек), земли которых клином врезались в горские угодья. Предполагалось таким образом ликвидировать земельный голод горской бедноты и чересполосицу».

Это исковерканная (вероятно, для более сильного звучания) цитата из доклада Серго Орджоникидзе от 29 октября 1920 г. Оригинал звучит так: «Если вопрос поставить таким образом, что все эти восемнадцать станиц, которые клином врезаются в горские земли и имеют 60 тысяч населения, надо переселить, чтобы удовлетворить горцев и уничтожить чересполосицу, этого мы не сумели сделать, так как сделать это было невозможно». (Орджоникидзе Г. «Статьи и речи», Москва, 1956 г., с. 130) Но какова роль в процессе осетин? Как видим выше, за два года Гражданской войны в регионе полностью поменялась расстановка сил, повлекшая за собой кардинальное изменение позиции осетинских большевиков по «казачьему вопросу». Тем не менее, сыграло свою роль отсутствие острого антагонизма между казаками и осетинами, и станицы выселены не были. В Осетии не было резни и депортаций как в Ингушетии, но земли станиц, конечно, были серьезно урезаны.

О современном казачестве

По теме казачества автор также пишет, что осетинские власти противопоставили «истинному Терскому казачеству» какое-то «Аланское казачье войско». Он, видимо, не понимает, что сейчас по всей России действует огромное количество самых разных казачьих организаций, грызутся между собой везде, хоть на Кубани, хоть Дону, хоть на Тереке. Тут не столько борьба между «инородцами» и «истинными казаками» (и те, и другие есть в обеих структурах), как хочет видеть это «СиП», сколько банальная борьба за финансирование. В Осетии в казачество сейчас пришло много случайных людей (почему это происходит — вопрос отдельной публикации), но где в России по-другому? Даже в Ингушетии уже есть «ингуши-казаки» с «атаманом» Магомедом Батыровым. Хотя, нужно признать, что и для ингушей в казачестве уже был исторический прецедент — генерал Эльберд Нальгиев и его сыновья.

Интересно, что полученная от большевиков государственность в виде АССР, получившей многие казачьи территории, рассматривается сегодня некоторыми осетинскими учеными как дискриминация.

Интересное заявление, но хотелось бы его подкрепления именами обозначенных выше ученых. Наоборот, в публикациях местных националистов государственность воспринимается как итог самоопределения ещё до большевиков. Обычно указывается, что большевики просто «приспособили» тему к своим нуждам.

В Пригородном районе Северо-Осетинской АССР потом были погромы, устроенные вернувшимися ингушами, под горячую руку попали и русские. Обстановка обострилась в 70-е годы, и в 1981-м дело дошло до реальных беспорядков на национальной почве в городе Оржоникидзе (тогда так назывался Владикавказ). Ну, а в 90-е два горских народа, избавленных от коммунистической опеки, перешли к прямым вооружённым столкновениям. После этого многие славяне начали уезжать из неспокойного региона.

Автор почему-то забыл упомянуть такую немаловажную деталь, как выступление казачьих формирований на осетинской стороне в этом конфликте. О событиях же 1981 года будет сказано ниже.

Ещё один момент, который раздражал осетин в советское время — секретарей республиканских комитетов КПСС и других высокопоставленных лиц назначали из Москвы, и часто из числа славян. Этот факт давал некоторым осетинским национал-радикалам коммунистического периода повод обвинять Москву в дискриминации. В 1982—1988 гг. первым секретарём Северо-Осетинского комитета был Е. В. Одинцов. Хотя никакой особенной прорусской политики он не вёл, СМИ Северной Осетии и сегодня называют эту эпоху «мрачным периодом одинцовщины.

Фраза «момент, который раздражал осетин в советское время — секретарей республиканских комитетов КПСС и других высокопоставленных лиц назначали из Москвы» лишена всякого смысла, так как везде в СССР первых секретарей обкомов назначали из Москвы. Почему осетины испытывали какое-то особенное «раздражение» по этому поводу, автор, к сожалению, не поясняет. Наверно, потому что «часто назначали из числа славян»? Насколько часто? Из первых восьми руководителей Северной Осетии было четверо осетин и четверо евреев, все они, кроме погибшего от туберкулеза Казбека Борукаева, были убиты в период сталинских чисток, в том числе и Симон Такоев (тот самый, что вступился когда-то за казаков). Именно в период чисток в Северную Осетию стали назначать русских. Василий Лемаев (руководил полгода) и Никита Иванов (руководил полтора года) — абсолютно ничем не примечательные партийные функционеры эпохи сталинского террора, только этим и запомнившиеся. О втором правда иногда упоминается, что он был назначен на должность первого секретаря в возрасте 30-ти лет (см. И. Дзантиев «Правильно отчитаться за разгром врагов народа, засевших в Обкоме и Облисполкоме…»). А вот Николая Мазина, судя по публикациям в Интернете, запомнили хорошо, ведь этот человек возглавлял республику почти всю Великую Отечественную. Среди доступных мне материалов я не нашёл негативных оценок деятельности Мазина. Мазину регулярно воздают почести в местной ветеранской организации, недавно переиздана книга его воспоминаний «У седых берегов Терека», также в память о нем установлена мемориальная доска.

Командир 11-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майор Иван Петрович Рослый совместно с офицерами корпуса и членами Комитета обороны Мазиным, Куловым, Тегкаевым под Ардоном, ноябрь 1942 г.

Главу республики неоднократно просили разобраться в этих и других преступлениях местные казаки. К слову, они неоднократно заявляли о желании создать свою Терскую казачью республику или автономию в разных территориальных вариантах.

Из этого отрывка непонятно, кого казаки просили о создании Терской казачьей республики. Если главу Северной Осетии, то это очень странно, так как это не в его компетенции. Действительно, на вполне возрождения казачества в начале 90-х годов рассматривались проекты Терской Казачьей Республики, а также Донской Казачьей Республики, Армавирской Казачьей Республики, Верхнее-Кубанской Казачьей Республики (объединила в себе Зеленчукско-Урупскую Казачью Республику и Баталпашинскую Казачью Республику) и еще много проектов, до сих пор являющихся поводами для распрей внутри казачества. Повторюсь, сегодня казачество разобщено, и виноваты в этом, прежде всего, сами казаки, теряющие одну из самых важных своих отличительных черт — стремление договариваться и идти на компромиссы ради общего блага.

О русском первом секретаре

Симптоматично, что из всех русских на должности руководителя северо-осетинского обкома «СиП» посчитал нужным упомянуть по имени именно Владимира Одинцова, а не того же Николая Мазина. В Осетии Одинцова, в отличие от Мазина, действительно мало кто вспоминает добрым словом, но читателя подталкивают к мысли, что негативное отношение к нему сложилось по причине его национальности. Понимая, что это неприкрытый обман, автор вынужденно признается, что Одинцов «никакой особенной прорусской политики не вёл». Тогда к чему его приплели? Подгонка под заданный шаблон. В реальности же негатив в отношении этого государственного деятеля в Осетии связан не с «прорусской», а с его «проингушской» политикой. Теряюсь в догадках, какие могут быть интересы у русских Осетии в проингушской политике, но в «СиП» наверняка знают об этом что-то, чего не знаю я.

Назначили Одинцова после упоминавшихся выше беспорядков 1981 года, возникших после волны убийств осетин ингушами, (как считали сами осетины). Местные власти замалчивали проблему. После очередного зверского убийства, похоронная процессия направилась к зданию обкома, по дороге к ней присоединялись прохожие. На главной площади республики начался стихийный митинг, и ситуация вышла из-под контроля — начались погромы ингушей и представителей власти. В ответ в Орджоникидзе начали вводить технику, которую тут же забрасывали «коктейлями Молотова». У меня нет информации о прямом участии местного русского населения в этих событиях (не считая, естественно, представителей МВД), однако, зная общественные настроения в среде русских жителей Осетии, можно предположить, что они сочувствовали осетинам, но всё-таки остались нейтральными.

После подавления осетин был снят глава республики, а на его место был назначен Владимир Одинцов. В республике начались повальные аресты и увольнения. На высшие должности демонстративно начали назначать ингушей, для которых правление Одинцова, опять же с осетинской точки зрения, стало «золотым веком». Вопреки желанию «СиП», в термине «одинцовщина» нет ничего антирусского. Да, этот период осетины считают эпохой «подавления национального сознания», но не в пользу русских, а в пользу ингушей. При чем тут русские и этническое происхождение насквозь советского Одинцова? Как я уже сказал, «СиП» просто подгоняет факты под свой шаблон.

Об образовании

Особую озабоченность у русских республики вызывает проблема изучения русского языка в школах — его преподают не так, как в других регионах России.

К сожалению, автор не поясняет как «не так» в Осетии изучают русский язык. Вероятно, читатель должен представить худшее, к примеру, апокалиптические картины тысяч русских детей, которые не могут связать два слова на родном языке после насильственного «вдалбливания» чужого языка в осетинской школе. В реальности же, на осетинский язык в школе дается минимум часов (я навел справки). С 1-го по 4-й класс язык изучается 3 часа в неделю, с 5-го по 6-й — 4 часа, в 10-м и 11-м — 3 часа. Да, так как осетинский язык является государственным в республике, его изучают все её жители вне зависимости от национальности, однако, у родителей есть выбор: отдать ребенка в группу «владеющих», где он будет полноценно изучать предмет, или «не владеющих», где обучение — простая формальность. Сам я, кстати, не прочь выучить осетинский язык. Это один из самых необычных на Кавказе языков, да и для русских сравнительно прост в изучении, так как он индоевропейский и имеет с русским много схожих черт.

А такова ситуация на телевидении:

«При этом из ежедневных 12 выпусков новостей, которыми ограничивается местное вещание на канале „Россия-1“ — шесть на осетинском языке. Паритет соблюдается, но четыре из них появляются в эфире до половины восьмого утра. Время, разумеется, не очень-то подходящее. На канале „Россия-24“, по моим подсчетам, из 28 часов вещания в неделю передачи на осетинском языке составляют всего пять часов».

За всё время моего пребывания в Осетии я ни разу не столкнулся с проявлением хоть какой-то языковой дискриминации. Поэтому не могу понять о чем «СиП» ведет речь в данном случае:

«Та же проблема у абитуриентов, которые не пытаются поступать в ВУЗы Владикавказа, а предпочитают уезжать куда-нибудь в соседние регионы с русским большинством, и потом остаются там жить».

Проблема низкого качества образования в Осетии стоит очень остро, впрочем, такая ситуация наблюдается в российской провинции повсеместно. Образование в Осетии, конечно, оставляет желать лучшего, но оно на две головы лучше, чем у соседей по региону. Говорю это, как человек, имеющий прямое отношение к преподавательской деятельности. По-моему, в этом пункте сам автор прекрасно понимал, насколько натянуто выглядит искусственная связка национального вопроса и вопрос поиска качественного образования, но что только не сделаешь в угоду шаблону. Ведь в противном случае, нам следовало бы признать, что жители Москвы стараются получить образование в Англию, чтобы жить в окружении англичан. Надеюсь, «СиП» хватает «интеллектуальности» чтобы понимать, что «засилье кавказцев столичных ВУЗах» и отъезд жителей кавказских республик, в том числе и русских, — один и тот же процесс. Странно сокрушаться о том, что «русские уезжают оттуда» и одновременно сетовать на то, что «кавказцы приезжают сюда». В конечном итоге, цель этих переездов одна — поиск лучшей доли в жизни.

При этом я не хочу сказать, что нет вообще никаких проблем. Это было бы неправдой, но и тут, на выигрышном для себя поле, «СиП» умудряется водить читателя за нос.

О конфликтах

«Кроме того, происходят многочисленные драки на национальной почве, нападения на русское население, которое кажется горцам беззащитными — ни кумовства, ни родовой организации. Так, в 2007 году была убита и изнасилована 13-летняя школьница Люба Мамина».

Я навел справки по этому делу. Бедного ребенка убил родной дядя, причем первыми его заподозрили сами родственники. Если это так важно для «СиП», то отдельно подчеркну, что дядя не был ни осетином, ни русским. Как известно, осужденные за преступления такого рода в тюрьме долго не живут. И этот долго не прожил.

«В том же году ветеран Великой Отечественной войны и старейшина Терского войска казак Бадулин был зверски избит на рыбалке и выброшен в реку».

По этому делу я ничего не смог узнать, Интернет тоже молчит. Я сомневаюсь, что на рыбалке бьют за национальность, но допускаю всякое. К сожалению, я не знаком с Павлом Бадулиным, надеюсь, исправить это при следующей поездке в Осетию, заодно разузнав подробности избиения. Зато я нашел его краткую биографию в Интернете.

Узнаю на фотографии атамана Виктора Кушнарёва (по левую руку от Бадулина) — жителя Попова хутора, переселенца из Чечни. Рискну предположить, что Бадулин такой же переселенец, правда уже из Ингушетии (местом рождения указан хутор «Акиюрт Малгобекского района ЧИ АССР») и тоже житель Попова хутора. Этот хутор состоит из переселенцев-казаков, бежавших от этнических чисток в Ингушетии и Чечне и нашедших приют в Северной Осетии. В поселке много проблем, люди находятся в тяжелом материальном положении, и, думаю, если бы «СиП», вместо разжигания русско-осетинского конфликта, организовал сбор помощи этим людям, от него было бы больше пользы.

«А в 2012 году было совершено убийство другого моздокского школьника Влада Ромашкина, как говорят, сына местного силовика, тоже подростками кумыкской национальности. Мальчика зарезали в собственной квартире. И такие случаи, увы, не редкость».

В свое время, это было действительно громкое происшествие (произошедшее, правда, не в 2012, а в 2011 году), и оперативники нашли убийц по горячим следам. Ими оказались приятели убитого, которые решили ограбить состоятельного Ромашкина. Конкретно в этом преступлении не было никого расчета на то, что у русских нет «ни кумовства, ни родовой организации». Убитый был сыном полковника полиции, возглавлявшего «Центр оперативного управления Временной группировки МВД на Северном Кавказе». Надеюсь, никто не будет всерьез утверждать, что убийцы надеялись на то, что у русских, помимо «родовой организации», нет еще и МВД? Из всех многочисленных инцидентов с кумыками и русскими в Моздоке «СиП» почему-то выбрала самый неудачный пример для иллюстрации своих построений. В группе, посвященной памяти Влада Ромашкина, можно прочитать подробности этого дела. Обстановка в Моздоке действительно напряженная, но русские пока тут составляют большинство. Это же касается и находящихся невдалеке станиц. В Павлодольской русские составляют 77,6%, в Терской — 90,1%, в Луковской — 68,4%, но сами станицы обезлюдели, люди уезжают от бедности и отсутствия перспектив.

«До сих пор положение славянского населения здесь было мягче, чем в соседних мусульманских республиках, но теперь местная администрация сознательно и целенаправленно побуждает русских уезжать. Властям выгодно, чтобы Северная Осетия становилась этнически однородной».

Как я уже писал, осетинские власти беспокоят не русские, а наплыв мигрантов из Средней Азии и соседних республик, но из-за хронической недееспособности они не могут остановить вымирание даже таких знаменитых станиц как Черноярская и Ново-Осетинская. Это станицы осетин-казаков, где они пока составляют большинство, но всего в них обеих живет около тысячи. И русские, и осетины уезжают оттуда.

В 1924 казачья станица Ардонская и осетинское селение Ардон слились воедино, и ныне это город Ардон, население в котором растет, в основном, за счет осетин. По результатам последней переписи русские в городе составляют всего 17,8% населения. Змейская — единственная станица Осетии, где русские казаки утратили большинство. Правда произошло это не по причине выселения казаков, а в результате того, что станица, находясь в стратегически важном месте, сильно пострадала как в Гражданскую войну, так и в Великую Отечественную. Как и в Черноярской и Ново-Осетинской, красный террор там был особенно лютым. Станица обезлюдела, и в неё постепенно стали переселяться горцы-осетины. Ныне русские в станице составляют всего 11,4%. Станица Архонская, самая крупная из станиц Осетии, уже тоже на треть осетинская. Казаки уезжают в поисках работы (особенно молодежь), а их дома выкупают осетины, привлеченные дешевизной домов и сравнительной близостью Владикавказа.

Бывшие станицы современного Пригородного района я не стал рассматривать, общеизвестно, что они были отчасти вырезаны, отчасти переселены. Правда, на тот момент они были частью Ингушетии, а не Осетии. Русские ныне там находятся в количестве нескольких сотен человек.

PS. Надеюсь, читатель поймет меня правильно. Я не собирался утверждать, что русские и, прежде всего, казаки не уезжают из Осетии. Они уезжают, и доказывать это — ломиться в открытую дверь. Я всего лишь говорю о том, что их никто не гонит, как уверяют «интеллектуальные погромщики». От этого, конечно, немногим легче, но есть разница между «казаков гонят осетины» и «казаков гонит бедность».

Подводя итог, скажу что материал «СиП» про русских в Осетии представляет собой типичную малограмотную провокационную агитку, опубликованную к тому же через день после годовщины трагедии в Беслане, когда скорбит не только Осетия, но и вся Россия. Не берусь судить, какова доля пресловутой «интеллектуальности» в подобных действиях, но чем эта провокация помогает казакам? На мой взгляд, это ярчайшее доказательство нечистоплотности замыслов редакции сайта.

Я не буду, конечно, идеализировать наши отношения. Всякое бывает: и конфликты (в том числе и на национальной почве, но где их нет?), и братание, бывает и хорошее, и плохое. Но русские в Осетии никогда не переживали тот ужас, что творился в соседних с Осетией республиках. Наоборот, русские бежали оттуда в том числе и в Осетию. Часто там и оседали, так как не хотели далеко уезжать от могил предков. Напомню, вся Осетия в то время была уже полна беженцами-осетинами. Это ли не пример взаимопомощи?

Я убежден, что только повышение уровня жизни вернет осетин в свои села (чего так хотят в «СиП»), а казаков в свои станицы (чего так хотим мы).

PPS. На иллюстрации в шапке статьи изображены жители Ардона. Стоящий слева — полный кавалер Георгиевского Креста Василий Тхапсаев — отец знаменитого актера театра Владимира (Бало) Тхапсаева.

Количество просмотров: 10 173