Минская засада: что стоит за новым нефтегазовым конфликтом России и Белоруссии (ФОТО)

Минская засада: что стоит за новым нефтегазовым конфликтом России и Белоруссии (ФОТО) | Русская весна

Ни одна зима не проходит без энергетического конфликта между Россией и ее западными соседями. В этот (и уже не первый) раз спор разгорелся вокруг транзита нефти через Белоруссию.

Минск повысил стоимость прокачки черного золота через территорию страны для российских компаний, а Москва решила ограничить поставки. Сторонам до сих пор не удалось договориться.

Переработай это

Белоруссия (и Украина, к слову, тоже) получает выгоду от своего географического положения как посредник на пути поставок российского сырья, прежде всего углеводородов, в Европу. Украина была практически монополистом на газовом маршруте, сейчас ситуация меняется в связи с реализацией проекта «Северный поток-2» и разморозкой «Турецкого потока».

Белоруссия также пропускает определенные объемы голубого топлива, но основным источником транзитного заработка для республики является нефть.

В Белоруссии добывается сравнительно немного нефти — около полутора миллионов тонн в год, и производство уже несколько лет стагнирует. Минску поставки российской нефти жизненно необходимы, больше ее получать неоткуда. Реальный объем поставок черного золота из России в сопредельную страну превышает 23 миллиона тонн в год, что в разы перекрывает потребности белорусского хозяйства. На внутренние нужды идет не более 5–6 миллионов тонн.

Читайте также: Россия может сократить поставки нефти в Белоруссию, — источник

Остальное перерабатывается на белорусских заводах и затем экспортируется в виде нефтепродуктов за границу. Доходы исчисляются в миллиардах долларов, что для не самой крупной белорусской экономики — гигантские деньги. Переработка российской нефти, таким образом, для Минска жизненно важный источник дохода и крайне болезненный политический вопрос.

Конфликтные ситуации вокруг нефти стали возникать в 2008–2009 годах, когда мировой кризис уже не позволял России проявлять благодушие в вопросах поставок и вынудил правительство считать каждый экспортный доллар. Для Белоруссии по тем же причинам нефтяные доходы стали еще более ценными.

Поменялась и политическая ситуация: интеграционные процессы в рамках Таможенного союза и ЕАЭС потребовали от России большей терпимости в отношении соседей.

В результате нескольких лет противостояния Москве удалось добиться определенных успехов. Было решено, что экспортная пошлина от поставок белорусских нефтепродуктов, произведенных на российском сырье, при превышении определенного порога будет поступать в бюджет России.

Одновременно была сформулирована цена на нефть для белорусских покупателей: ниже мировой, но выше внутрироссийской. Россия также предоставила Белоруссии несколько кредитов на льготных условиях.


На фото: Мозырский нефтеперерабатывающий завод
Фото: Андрей Александров / РИА Новости
Объем поставок нефти из России в Белоруссию превышает 23 миллиона тонн в год. Для внутренних нужд республике требуется не более 5–6 миллионов тонн, остальное используется для переработки и последующей продажи за рубеж.

Новый виток

На пару лет ситуация успокоилась, но осенью 2016 года возник новый спор, на сей раз связанный с газом, за который Минск задолжал более 400 миллионов долларов. Возвращать деньги Белоруссия пока не готова. Начала раскручиваться спираль противостояния, которая, как водится, перекинулась на иные отрасли. С октября Россия постепенно, в относительно небольших объемах сокращает поставки нефти на белорусские перерабатывающие заводы.

Так, в последнем квартале минувшего года объем экспорта должен был составить 5,3 миллиона тонн. Сначала он скорректировался до 3,5 миллиона, а затем и до 3 миллионов тонн. Этот шаг привел к оживлению переговорного процесса в декабре, но на выходе опять-таки ничего не получилось.

В результате в январе—марте Россия будет поставлять в Белоруссию четыре миллиона тонн нефти вместо обещанных 4,5 миллиона.

Читайте также: Россия приступила к сокращению добычи нефти в рамках соглашения с ОПЕК

Минск нашел чем ответить, пригрозив повысить тариф на прокачку нефти по трубопроводу «Дружба» сразу на 50 процентов. Для российских нефтяников это было бы достаточно болезненным ударом, особенно в свете необходимости ограничить объемы добычи по соглашению с ОПЕК.

Столь жесткое предложение, впрочем, изначально выглядело блефом. Тариф в итоге повысили, но только на уровень прогнозной инфляции в России плюс три процентных пункта, что более приемлемо для Москвы. Впрочем, представители российской нефтянки обеспокоены тем, что установленный тариф краткосрочный и в любой момент может быть пересмотрен в большую сторону.

В связи с этим стоит учитывать, что падение цен на нефть, произошедшее в последние два года, для Белоруссии обернулось убытками. Формула стоимости составляется так, что российские поставщики имеют фиксированную премию вне зависимости от цены.

Если она невелика, то возможности Белоруссии зарабатывать на переработке сырья существенно сужаются. Не исключено, что желание пересмотреть формулу (о котором Минск уже заявлял Москве) в данном вопросе не менее значимо, чем урегулирование цен на газ.

Географическое положение делает Белоруссию естественным транзитером российского топлива на Запад. Минск пытается использовать это как рычаг давления при переговорах.


Фото: Егор Еремов / РИА Новости
На фото: Географическое положение делает Белоруссию естественным транзитером российского топлива на Запад. Минск пытается использовать это как рычаг давления при переговорах.

Уступят все

На сегодня договоренности достигнуть так и не удалось. Впрочем, говорить о дальнейшей эскалации конфликта рано — обычные для таких случаев конфронтационные заявления из уст Александра Лукашенко так и не прозвучали.

Кроме того, сокращение поставок нефти все еще весьма умеренное, более серьезные ограничения пока не планируются. И, значит, это не та проблема, которую нужно срочно решать: в отличие от ситуации с украинским газовым транзитом, у сторон достаточно времени и пространства для маневра.

Опрошенные «Лентой.ру» эксперты считают, что в данном случае имеет место чисто деловой конфликт, без примеси большой политики. Что и понятно — на Белоруссию евразийская интеграция влияет сильнее, чем на Россию. Альтернатив сотрудничеству сейчас нет, учитывая не самые хорошие отношения Александра Лукашенко с европейским истеблишментом.

Это серьезно ограничивает рычаги давления Минска на Москву, но и Россия не может слишком сильно давить на Белоруссию. Все это позволяет надеяться, что конфликтная ситуация будет урегулирована в течение одного-двух месяцев. Скорее всего, на уступки придется пойти обеим сторонам.

«Здесь чисто финансовый спор. Белорусы хотят покупать нефть дешевле, мы хотим получать с нее больше. Сейчас вопрос стоит так: либо мы живем по-братски и идем на уступки друг другу, либо у нас чисто деловые отношения, и мы переходим на мировые цены.

На мой взгляд, компромисс должен быть найден и будет найден. Шаги навстречу должны предпринять обе стороны», — объяснил «Ленте.ру» председатель комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный.

Схожим образом рассуждает аналитик Райффайзенбанка по нефтегазовой отрасли Андрей Полищук: «Разумеется, Белоруссия рассчитывает на максимально выгодные условия. Для Минска деньги, получаемые на российской нефти, — это очень серьезные суммы.

Но данный спор не является чем-то из ряда вон выходящим. Они разгораются почти каждый год, но раз за разом удается найти компромиссную позицию. Думаю, что в нынешней ситуации Белоруссия долги погасит, а мы, в свою очередь, предоставим ей определенную скидку».

Дмитрий Мигунов

Количество просмотров: 31 458

Медиасеть "Взгляд"