Война на Донбассе и миротворцы: Похоже — Порошенко сдают

Война на Донбассе и миротворцы: Похоже — Порошенко сдают | Русская весна

Войны не начинаются «за здорово живешь». Любая война между государствами — это война за ресурсы. Географические, природные, людские, климатические и т. д., которые можно трансформировать в доходы. Собственно, ради доходов и начинается война.

При этом побежденный не только теряет свои ресурсы в пользу победителя, но и различного рода контрибуциями оплачивает его расходы на ведение им войны. Vae victis — горе побежденному.

«Горячая» война в теории игр описывается как игра с ненулевой суммой. Это означает, что победителя в чистом виде в такой войне может не существовать, хотя бы потому, что понесенные им экономические и людские потери, в том числе и перспективные (например, не родившееся потомство), могут быть несовместимы с полученными преференциями. То есть, как победа, так и поражение могут быть формальными. Более того, обе стороны могут одновременно быть побежденными или одновременно быть победителями.

Несколько особняком стоят гражданские войны. Эти войны идут исключительно за политический ресурс. Но при этом обе стороны используют экономический и людской ресурс одного и того же государства.

Это означает — кто бы ни победил, государство в любом случае в экономическом, демографическом, правовом и социальном отношениях откатывается на много лет назад. То есть, терпит поражение. Хотя отдельные личности с обеих сторон на такой войне могут сделать (и делают) свой гешефт.

Именно с целью недопущения гражданских войн, как наиболее разрушительных (не только в смысле экономики, но и в смысле психики населения) и жестоких, человечество изобрело демократические процедуры: референдумы, выборы, свободу слова и пр. 

Если в обществе эти процедуры имеют место, то предполагается, что возникающие гражданские конфликты должны решаться за столом переговоров или, в крайнем случае, в соответствующей судебной инстанции. В том числе международной юрисдикции. В этих условиях инициаторы гражданской войны — априори государственные преступники.

Все выше изложенное — преамбула. Теперь немного конспирологии. Известно, что один из предложенных вариантов применения миротворцев на Донбассе предусматривает их размещение на линии разграничения, по терминологии украинской прессы — «террористов» и «киборгов».

Что дает этот вариант? Во-первых, немедленное прекращение огня с обеих сторон. Иначе, не дай Бог, пострадает какой-либо миротворец — многие начальники могут оказаться в международном трибунале. Во-вторых, хочешь не хочешь, с «террористами» придется разговаривать. То есть, выполнять подписанные Украиной Минские соглашения.

Тут может выясниться, что «террористы» — вовсе не террористы. (Ведь переговоров с террористами ни о чем другом, кроме как о безусловной сдаче, не ведут). А если это не террористы, то кто? Чего они требовали весной 14-го, когда все начиналось? Проведения референдума об автономии!

То есть, «террористы» окажутся федералистами. А это, как говорится, большая разница. Это не только не преступное, а самое что ни на есть законное требование, с точки зрения любого прогрессивного законодательства.

И потому, например, во время крымского референдума об автономии в 91-м туда войска не посылали. А чем другие регионы хуже?

Поэтому в мире подавляющее большинство мало-мальски развитых в политическом отношении стран с мало-мальски заметной территорией имеют федеративное (и даже конфедеративное) устройство. Такая организация позволяет более полно учитывать мнение и интересы населения.

И вот наглядный тому пример — как только власть в Киеве поменялась неконституционным путем — интересы Крыма перестали совпадать с интересами Киева. Крым провел референдум и сказал «до свидания». Надо полагать, что из этих же гуманных соображений туда опять не послали войска. Все довольны и никакой «АТО». По крайней мере, так должно быть и так хочется думать.

Читайте также: В Раде обещают создать «токсичную атмосферу» вокруг Крыма (ВИДЕО)

Таким образом, сам факт ведения переговоров с «террористами» является для Киева, по сути, явкой с повинной и определяет так называемую АТО как гражданскую войну, приведшую к огромным человеческим жертвам, катастрофическому падению экономики и уровня жизни населения.

В ходе этой войны неоднократно совершались преступления против человечности, и потому дела ее зачинщиков (а фамилии троицы основных закоперщиков известны) подлежат рассмотрению в Международном военном трибунале и Международном уголовном суде. Не надо быть семи пядей во лбу для того, чтобы понять: переговоры для них — ловушка. Именно поэтому не выполняются Минские соглашения.

С другой стороны, властную верхушку в Киеве можно понять — предоставление автономии одному региону немедленно вызовет шквал аналогичных требований от других регионов. Но федерализация страны резко уменьшит доходы центра, то есть — доходы киевской верхушки.

Разве для этого она устраивала государственный переворот? В этой, по сути, безвыходной, ситуации она может опереться только на националистические силы. Что мы и наблюдаем. Закон о языках — мелочь. Евреи становятся нацистами! Чего не сделаешь ради денег!

Тем не менее, за провал «АТО» кто-то перед условным Западом должен отвечать и, чтобы отделаться, как говорится, «малой кровью», виновный должен быть персонифицирован. И похоже на то, что этот условный Запад уже определился, пометил ПАПу зеленкой и готовит ему замену. Не исключено, что досрочную. Иначе, как понять эту возню с Саакашвили? Впрочем, это отдельная тема.

Читайте также: СРОЧНО: ВСУ готовятся к масштабным боям, чтобы сорвать закон о статусе Донбасса

В. К., специально для «Русской Весны» 

Количество просмотров: 181 667