Уроки японского. Конспект пытливого ученика

Уроки японского. Конспект пытливого ученика | Русская весна

На днях Общественное телевидение показало беседу о феномене японской модернизации.

Анонс был выполнен в знакомом до боли стиле: «Ещё полтора века назад Япония была отсталой закрытой империей с военным режимом. Сегодня это центр передовых технологий.

Перемены начались после того, как американская эскадра прорвала «железный занавес»… И так далее, прямо-таки по пунктам инструкции из либерального райкома.

Ну, думаю, сейчас начнёт писать губерния. Уже приготовился слушать, что единственный путь к прогрессу — оккупация американскими «освободителями». И был приятно разочарован.

Профессор-японист Александр Мещеряков, седой дядька с умными глазами, очень внятно и ласково вразумил ведущую, а заодно и нас, слушателей, что всё было совершенно не так. Можно сказать, с точностью до наоборот.

Лучше бы, конечно, Мещерякова послушать в подлиннике. Но тем, кому не повезло, предлагаю свои выводы в форме конспекта:

1.​ Японию до прихода европейцев нельзя называть отсталой. Это была очень развитая и цивилизованная страна. Высокая агрокультура ещё в восемнадцатом веке позволяла кормить на маленькой территории 30 миллионов человек — гораздо больше, чем в России, Англии или Германии. Производительность труда позволяла 6 процентам населения сосредоточиться на культуре (в том числе боевой) и искусстве, то есть принадлежать к сословию самураев. А грамотности населения в 40% могли позавидовать передовые европейские государства.

2.​ Япония отстала от Европы только в военном отношении, поскольку «прогресс» в этом направлении был табуирован. В стране запрещалось производить огнестрельное оружие и корабли водоизмещением выше 100 тонн. Благодаря такому табу японцы два с половиной века не знали серьёзных войн. Но встреча с вооружёнными до зубов людьми Запада оказалась драматической.

3.​ Главными пружинами японского рывка стали не подражание и ученичество, а конкуренция и сопротивление Западу. Именно брошенный вызов оказался причиной японского милитаризма в первой половине ХХ века, а когда нация поняла, что её усилия на полях сражений не увенчались успехом, энергия была сосредоточена на научном и техническом соревновании.

4.​ Важной вехой японского ответа стал рост национального самосознания. До прихода «белых» в стране почти отсутствовало общенациональное мышление, люди ассоциировали себя с отдельными княжествами и провинциями. Когда вызов был брошен, все осознали: мы — японцы. На первое место выдвинулась национальная идентичность.

5.​ Отсталые, полуколониальные страны обычно начинали догонять Европу с того, что открывали университеты. В результате получившая университетское образование элита ещё больше отрывалась от народа, а отставание углублялось. Японцы пошли другим путём — сначала они создали очень качественную и широкую школьную систему. Вчерашние самураи массово пошли в школьные учителя, передав детям крестьян высокую национальную культуру и этику.

6.​ На протяжении последнего столетия Япония настойчиво инвестирует в науку. Несмотря на постоянные упрёки в том, что японские учёные лишь «повторяли зады» более высоких американских или английских достижений, страна Восходящего солнца упрямо отказывалась приобретать чужие готовые модели и продолжала создавать отечественные аналоги, пока не достигла сопоставимых результатов.

7.​ Японская традиция со старинных времён осуждает роскошь. Дворцы микадо или сёгуна — образцы скромности. Когда японские туристы посещают Петергоф или Версаль, они произносят: теперь мы понимаем, почему у Вас произошла революция.

Можно ещё что-то добавить, но уже этого достаточно, чтобы понять: японское чудо создано отнюдь не по либеральным рецептам, а вопреки им.

И мы, если хотим вырваться на передовые рубежи в мировом соревновании, должны не рассчитывать на американских «освободителей», которые прорвут «железный занавес», а мобилизовать национальную энергию сопротивления и конкуренции с Западом.

Владимир ТИМАКОВ

Количество просмотров: 452
Русвесна: помощь Донбассу


b4a8f662eb47b5d8