Украинская армия: «Уходя, мы не оставим от Авдеевки камня на камне»

Украинская армия: «Уходя, мы не оставим от Авдеевки камня на камне» | Русская весна
Украинская армия: «Уходя, мы не оставим от Авдеевки камня на камне»
Украинская армия: «Уходя, мы не оставим от Авдеевки камня на камне»
Украинская армия: «Уходя, мы не оставим от Авдеевки камня на камне»
Украинская армия: «Уходя, мы не оставим от Авдеевки камня на камне»
Украинская армия: «Уходя, мы не оставим от Авдеевки камня на камне»
Украинская армия: «Уходя, мы не оставим от Авдеевки камня на камне»

Авдеевка  город-спутник Донецка, всего в шести километрах от столицы Донбасса. До войны в нем жили более 30 тыс. жителей. Авдеевка была тихим, красивым, уютным местом, где жили настоящие труженики, а градообразующим предприятием был Авдеевский коксохимический завод.

Авдеевка стала одним из эпицентров непрекращающихся артдуэлей и местом дислокации артдивизионов украинской армии. Именно из Авдеевки шел подвоз бронетехники и боекомплекта к донецкому аэропорту во время боевых действий, и именно из Авдеевки беспощадно обстреливались Киевский и Куйбышевский районы Донецка.

О том, что осталось от Авдеевки и оккупационных порядках украинского режима, военкору «Русской весны» рассказали местные жители.

«Во время последних обстрелов украинских артиллеристов Донецка несколько дней назад, когда мы прятались в подвале, прямо на глазах умер мужчина. Посинел, захрипел и упал.

Остановилось сердце. Мы ничем не могли ему помочь. Это произошло мгновенно и прямо на глазах детей и женщин, сидевших в убежище. Вообще убитых и раненых мирных в городе очень много.

Недавно убило осколками женщину, она шла с ребенком через переезд. Четырнадцатилетний мальчик в тяжелом состоянии сейчас в больнице. Еще одной пожилой женщине оторвало ногу. У нас круглосуточные обстрелы с тех пор, как здесь появилась украинская армия.

Был случай, когда минометчики с одного конца города обстреляли центр. Тогда собралась толпа женщин и пошла на блокпосты армейцев. Мы кричали: "Что ж вы творите? Мы видели, как вы нас обстреляли, уходите отсюда и блокпосты свои заберите, хватит позиции обстрелов устраивать прямо среди домов, хватит прятаться за нами!"»

Несколько женщин даже побили армейцев. Они вяло отмахивались и говорили — «Мы не хотим с вами воевать. Стрелять приказывает начальство. Как вы вообще тут живете? Уезжайте. Если ополченцы перейдут в наступление, мы от вашего города камня на камне не оставим — об этом командование сказало.»

«Вояки перестали патрулировать город. Летом еще ходили, теперь перестали — боятся. Особенно после того, как у них на блокпостах начали пропадать солдаты, которых потом находили зарезанными. Теперь даже в магазины ходят группами, по 5–6 человек.

И на всякий случай все время повторяют, как заклинание — мы в вас не стреляем, мы вас приехали защищать, мы домой хотим, нас бы посадили, если бы мы сюда не поехали… Довольно часто солдаты прибегают прятаться от обстрелов в убежища к мирным.

А ведь летом вели себя, как хозяева жизни — издевались над нами, заставляли петь „Ще не вмерла“, отбирали любые понравившиеся вещи и телефоны прямо на улице, могли даже гуманитарные пакеты забрать или вытянуть оттуда рис, хлеб, масло. Универмаг грабили дважды и вывезли оттуда все подчистую. Дома тоже грабили, но в последнее время угомонились.»

«В самом городе стоят армейцы, они заняли четыре этажа в одной девятиэтажке и несколько офисных зданий и бывших частных домов, в Ясиноватском лесу стоит батальон наемников „Айдар“. На днях к айдаровцам приехало подкрепление — видим много других лиц. Да и к армейцам пришло подкрепление. И прежних не выводят, и новые добавились. Артиллеристы, говорят.

А менты усилены подразделениями из Черкасс. Авдеевские менты говорят, что здание милиции было подорвано взрывчаткой, то есть, не пострадало от обстрела, а именно подорвано было. Кто и зачем это сделал — не понятно. Тогда два милиционера пострадало.»

«Много разбитых снарядами домов на Некрасова, Строителей, Семашко, Чапаева, 9 Квартале. В одной из девятиэтажек практически нет 8 этажа, от другой вообще мало что осталось. Вода в городе только холодная и не всегда есть даже она.

Свет — или с перебоями, или очень слабое напряжение, потому что сгорело несколько трансформаторных будок. Врачи рассказали, как во время очередного отключения света прямо на операционном столе умер мужчина, потому что аппаратура отключилась, а генератор сломался. Больницы переполнены, лекарств остро не хватает, а только за неделю было ранено шестеро детей в возрасте от 6 до 16 лет.»

«Работы почти нет. Авдеевский коксохим сократил производство больше, чем на половину. Денег в банкоматах нет. Хлеб пока привозят, хотя украинская власть не всегда дает „зеленый коридор“- несколько раз ВСУ даже обстреляла машины с продуктами.

Выезд на Донецк закрыт, нужно ехать через Красноармейск, а сама дорога на Донецк заминирована. Особенно тяжелая ситуация с работой, деньгами и продуктами в поселках Семеновка и Орловка.»

«На кладбище хоронить украинская армия не пропускает. Только до ворот. Уже и возле ворот хоронят, и по обочинам на въезде. Как потом искать могилки, не понятно. Армейцы говорят- разберетесь, это не наши проблемы. А на кладбище нельзя, потому что якобы там эпицентр обстрелов.

Вояки издеваются! У нас весь город — эпицентр обстрелов по их вине. И мы все видим, сколько у них орудий и техники, которую они в район Авдеевского карьера и в другие места нагнали. Живем или в подвалах, или в тамбурах. Когда начинаются артдуэли, надо слышать, как плачут люди и кричат от страха дети.

Иногда улицы дрожат от этого крика, перекрывающего и залпы, и взрывы. «Мы бы не смогли так жить»- говорят нам армейцы. «Так мы вас сюда и не звали», — отвечаем. Они молчат и продолжают стрелять, вызывая ответный огонь на нас.

Военкор «Русской Весны» Степь

Украинская армия: «Уходя, мы не оставим от Авдеевки камня на камне» | Русская весна
Количество просмотров: 184



b4a8f662eb47b5d8