Сильнейшие нестроения на Западе дают нам передышку, — учёный

Сильнейшие нестроения на Западе дают нам передышку, — учёный | Русская весна

В ноябре 2018 года отметила своё 20-летие газета «Слово». «Столетие» побеседовало с её создателем и бессменным главным редактором — кандидатом исторических наук, советским журналистом-международником, российским публицистом, ранее главным редактором газеты «Правда» и собственным её корреспондентом в Нью-Йорке Виктором Алексеевичем Линником.

— Виктор Алексеевич, с 1983 года вы работали в Отделе международной информации ЦК КПСС, который курировал наши СМИ по международной тематике, готовил материалы для руководства страны по внешнеполитическим проблемам. Какие вопросы приходилось решать тогда, в 80-е годы? Сохраняют ли они свою актуальность ныне?

— Интересно, что некоторые проблемы, которыми отдел занимался более тридцати лет тому назад, прямо перекликаются с сегодняшним днём. Президент Трамп недавно объявил о выходе Соединённых Штатов из Договора о РСМД 1987 года (ядерных ракетах средней и меньшей дальности). В начале 80-х гг. размещение американских «Першингов-2» в Европе было острейшей проблемой советско-американских отношений, ею было озабочено как советское руководство, так и наш военно-промышленный комплекс.

Американцы в рамках своей стратегии сдерживания, которую они осуществляли с конца 40-х гг., окружали Советский Союз «Першингами» и «Томагавками».

Подлётное время этих ракет до Москвы — 9 минут. Смысл такого решения Вашингтона загадкой не являлся: в случае начала военных действий залпом этих ракет уничтожить наши шахтные пусковые установки, штабы, командные пункты наших стратегических сил и лишить нас возможности ответного удара. Удар американских ракет будет настолько молниеносен, хвастался некий американский аналитик, что «кремлёвское руководство не успеет встать со стула».

Ю. Андропов, тогдашний Генеральный секретарь ЦК КПСС (1982–1984), реагировал на эту угрозу очень конкретно: «Пускай Запад не сомневается: появление «Першингов» в Европе означает, что мы примем ответные меры». Директор ЦРУ Кейси признавался позднее: в докладе Рейгану он сообщал, что СССР в конце 1983 года был готов нанести ответный ядерный удар из-за небывалой активности НАТО…

8 декабря 1987 года в бытность Горбачёва Генеральным секретарём ЦК КПСС Москва и Вашингтон заключили Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Сейчас Трамп объявил о выходе из него. История повторяется, только в условиях, когда стратегическое положение России сильно ухудшилось по сравнению с советскими временами.

Подразделения НАТО стоят у наших границ, на территории бывших союзных республик и стран социалистического содружества, с Украиной мы находимся в состоянии вялотекущей войны, военные расходы США чуть не в 20 раз превышают российские.

Лишь ядерный паритет, да твёрдость Кремля и объявление мобилизационного курса для всей страны смогут удержать Запад от дальнейшей эскалации, от скатывания в пропасть.

Наш отдел плотно занимался подготовкой документов, анализом публикаций в советской и зарубежной печати, материалов, появлявшихся в научной периодике. В те годы Запад, в отличие от нынешнего времени, очень интересовался нашими оценками состояния отношений Восток-Запад.

По приглашению британской стороны мне довелось выступить с лекцией в Королевском институте международных исследований (Чэтэм Хаус) по теме нашего ракетного противостояния в Европе. Позднее я получил весьма любезное послание от директора института адмирала Джеймса Эберли (в прошлом командующего ВМФ Великобритании) с благодарностью за это выступление.

В 1984 году Отдел готовил визит М. Горбачёва в Великобританию. Для самого молодого члена Политбюро это был первый визит такого уровня — он предполагал встречу с премьер-министром страны М. Тэтчер. Ответы на ожидаемые вопросы, прогнозы и сценарии бесед с британским руководством, тексты возможных выступлений…

Обычная рутина, разве что Л. М. Замятин, руководитель отдела, подходил к этому поручению ЦК с особым тщанием, очевидно, зная о новом раскладе сил наверху. Визит прошёл успешно, заслуги отдела были отмечены. М.Тэтчер тогда сказала про Горбачёва: «С этим человеком можно иметь дело». Эти слова стали пропуском в мировую элиту для тогдашнего новичка в высшем ареопаге СССР…

— Что Тэтчер имела в виду?

— Запад хотел воочию получить представление о личности Горбачёва, нового человека в советском Политбюро: каков он в общении, каковы его взгляды, оценки, подходы к международным и внутренним проблемам. Его хотели проверить на способность поладить с западными лидерами. Каковы симпатии и предпочтения этого неведомого тогда выходца из села Привольное? Есть ли у него человеческие слабости? Будет ли он податлив на уговоры своих западных «партнёров»? Наконец, насколько сильно влияние на него жены Раисы и чем можно снискать её расположение?

Существует немало конспирологических версий, почему М. Горбачёв в будущем столь широко раскрывал объятия западным партнёрам и шёл в контактах с ними на необъяснимые уступки, прямо наносившие ущерб стратегической безопасности СССР.

Согласно одним данным, Горбачёву в приватной обстановке в ходе визита в Лондон якобы были показаны документы о сотрудничестве его родни с немецкими властями на Ставрополье во время оккупации.

По другим сведениям, будто бы чуть ли не сам Миша Горбачёв в 12-летнем возрасте подписал обязательство помогать немцам.

Третьи авторы повествовали о том, как Горбачёв вместе с Яковлевым и Шеварднадзе были приняты в масонскую ложу в Колумбийском университете в Нью-Йорке… Недостатка в самых фантастических версиях удивительной покладистости Горбачёва в будущем нет. Почему? Да потому что не менее фантастическими являются совершенно реальные факты предательства генсеком интересов собственной страны.

Скажем, подписав с Рейганом в 1987 году Договор о РСМД (тот самый, из которого сейчас вышел Трамп), Горбачёв согласился на одностороннее (!) уничтожение Советским Союзом великолепной ракетной системы «Ока», дальность которой (до 500 км) выводила её за рамки ограничений по Договору РСМД.

А взять непостижимую сговорчивость Генерального секретаря ЦК КПСС при решении германского вопроса? Канцлер ФРГ Г. Коль был готов предложить Горбачёву 200 миллиардов марок за воссоединение ГДР и ФРГ — исторического решения для судеб Германии. Х. Тельчик его помощник, соглашался выложить 140 миллиардов. Чем же в итоге довольствовался Горбачёв? Жалкими 4 миллиардами!

Как объяснить этот аттракцион неслыханной щедрости руководителя СССР, который как раз в те месяцы отчаянно шарил по валютным сусекам в надежде избежать голодных бунтов в своей стране?

…Вспоминается также работа нашей бригады консультантов на даче Сталина в Волынском, когда мы готовили выступление Горбачёва 1986 года на сессии Верховного Совета СССР. Основным тезисом генсека был призыв к миру — войти в третье тысячелетие без ядерного оружия.

Советские журналисты брали в те годы интервью у госпожи Тэтчер, она им сказала:

«Как же вы можете говорить, что мы должны расстаться с ядерным оружием?! Ведь это единственное, что до сих пор удерживает человечество от войны».

Прекрасно помню заседание Верховного Совета СССР в Георгиевском зале Кремля, на котором в числе сотен депутатов и гостей присутствовали А. Д. Сахаров, а также приглашённая в качестве гостя Марина Влади. Речь Горбачёва прогремела тогда на весь мир, имела максимально выигрышный для нас пропагандистский эффект на Западе.

— Было ли в начале 80-х предчувствие того, что Союз развалится?

— В своём дневнике в начале 80-х я записал: «Страну ожидают — и меня глубоко пронизывает это предчувствие — неслыханные перемены, невиданные мятежи». Эта запись сохранилась в моем архиве.

Много позже, уже в 90-е гг., Виктор Григорьевич Афанасьев, бывший 13 лет главным редактором газеты «Правда» и смещённый со своей должности в 1989 году Горбачёвым и А. Яковлевым, признавался мне:

«В страшном сне не могло присниться то, что сделали со страной!».

А ведь поначалу никаких предпосылок к этому, казалось, не было. Копившееся в народе глухое недовольство сменилось с началом перестройки воодушевлением: дескать, «вот и у нас появился молодой лидер! А как он говорит — без бумажки!». Хотя уже тогда можно было вдуматься в суть горбачёвского словоговорения…

О чём он без устали вещал, как тетерев на току, что повторял бессчётное количество раз? «Ускорение, перестройка, новое мышление…». Но если экономику надо перестраивать, как и зачем её ускорять? Может, всё-таки сначала перестроить? Иными словами, даже в сверхпопулярных тезисах начала перестройки зияли противоречия.

Интересно ещё вот что. Когда я приехал в 1987 г. на работу в США, американцы толпами приглашали к себе наших писателей, депутатов, учёных, журналистов, артистов, религиозных деятелей. Устраивали массу всевозможных конференций, семинаров, форумов, конгрессов, симпозиумов и под звон бокалов и шумных тостов за мир и взаимопонимание задавали нашим участникам одни и те же вопросы.

Нетрудно было догадаться, что акции эти планировались в одном центре.

Долго выясняли наше отношение к перестройке, насколько она серьёзна для Москвы, «не капризом ли женским она рождена, не обманет ли душу, как сказка»? Поначалу подозревали нас в некоем заговоре, очередной операции КГБ, чтобы усыпить бдительность США и в удобный момент перехватить инициативу в тогдашнем противостоянии. А может, сделать что-нибудь и похуже…

Американская стратегия по развалу Советского Союза зародилась по меньшей мере сто лет назад. Тезис о разделе Российской империи на 25 или 50 государств существовал с окончания Первой мировой войны. Именно это коллективный Запад пытался сделать у нас в ходе Гражданской войны, высаживая свои войска в разных концах страны: японцы и американцы — на Дальнем Востоке и в Архангельске, англичане на Кавказе, французы в Одессе.

Вооружённая лава немецкой армии растекалась по России с севера на юг. Слава Богу, тогда у них ничего не получилось — слишком силён и взрывоопасен был послевоенный кризис почти во всех ведущих странах Запада и слишком сильны были в трудящихся массах симпатии к молодой Советской республике. А в 1991 году получилось.

Кстати, один из плюсов для России сегодня состоит в том, что Запад поражён сильнейшими социальными нестроениями, брожение там достигает критических значений. Это даёт нам передышку, которой критически необходимо воспользоваться.

— Вы выступали с лекциями в университетах США, Англии, Австралии, Новой Зеландии. В своё время вы предсказали победу Рейгана на вторых президентских выборах, несмотря на то, что в СССР в неё мало кто верил. Вопрос к вам как к одному из ведущих американистов: какие проблемы сегодня стоят перед американским обществом?

— К сожалению, у нас нет ясной картины, что представляет собой сегодняшнее американское общество. Нам всё кажется, что это у нас всё время происходит что-то ужасное — с обществом, с настроениями людей, отсутствием перспектив, давлением со стороны Запада, санкциями. И мы за 39 последних лет совершенно разучились смотреть на американскую действительность объективно или критически.

Америку сегодня терзают проблемы, которых она не видела полвека, — с 1968 г., когда во многих странах, включая США, прокатилась волна левых протестов. Америка тогда стояла накануне революции. Во время чикагского съезда демократической партии в июле 1968 года, когда в президенты выдвигался Г. Хэмфри, дошло до настоящих уличных сражений, длившихся неделями.

Студенты, волонтёры избирательных кампаний Р. Кеннеди и Ю. Маккарти, ожесточённо бились с полицией на задымлённых от слезоточивого газа улицах «города ветров». Полицейский спецназ дубинок не жалел, протестующих сотнями паковали в автобусы и швыряли на бетонные полы в участках. Многие были уверены: «Вот она, революция!».

«Мы не потерпим гестаповскую тактику на улицах Чикаго!», — дрожащим перстом указывал на творившийся за окном бедлам сенатор Рибиков, по слухам, родственник А. Рыбакова, автора «Детей Арбата». Поколение американцев, помнящее те дни, говорит: происходящее в США в последние два года очень напоминает кровавые столкновения 60-х.

Два года назад, когда выбирали Трампа, дикое озлобление царило в станах двух соперничающих партий — демократов и республиканцев. Прямых оскорблений кандидатов, их избирателей уже никто не считал — они сыпались тысячами.

«Клинтон должна сидеть в тюрьме! — кричали плакаты на съезде республиканцев. — Закрыть её!».

В ответ бывшая мадам-госсекретарь обзывала всех сторонников Трампа «убогими», людьми второго сорта, которые люто ненавидят голубых, лесбиянок, трансгендеров, чёрных и иммигрантов.

И градус враждебности между партиями не снижается, пропасть между либералами, поддержавшими Клинтон, и коренной Америкой, избравшей Трампа, не становится уже. Люди по разные стороны баррикад не воспринимают друг друга как жителей одной страны! Трампа прямо обвиняют в том, что он «марионетка Путина», что только вмешательство Кремля помогло сделать его президентом.

Происходят странные вещи, которые у нас совершенно не замечают. В своём выступлении в ходе кампании 2016 года Барак Обама говорил своим сторонникам демократам: «Только вдумайтесь — более 30 процентов республиканцев считают Путина самым популярным лидером в мире!».

За кандидата Берни Сандерса, единственного социалиста в американском Сенате, весьма пожилого человека, проголосовали миллионы людей. В захолустном штате Айова, где он выиграл первичные выборы, 39 процентов избирателей признавались в том, что они за социализм! И это в Америке, где, казалось, давно успели позабыть это вышедшее из употребления слово!

Вот вам настроения сегодняшних американцев: в пользу Путина — раз, в пользу социализма — два! Понятно, что, видя это, американский правящий класс вздрогнул! Как такое возможно в «сияющем граде на холме, обители демократии»?!

И включили «обратку» — дикую, круглосуточную, многомесячную даже не волну, а форменное информационное цунами против России. Цель одна — развеять и уничтожить эти симпатии, это сочувствие к нам и к российскому лидеру. Нас снова малюют «империей зла», народ — чудовищем, Путина — безжалостным и коварным автократом.

«Тоталитарная мышеловка» — вот какие представления о России навязывают сегодня жителям и США, и Запад в целом.

Увы, мы не сумели воспользоваться настроениями американских граждан двухлетней давности, обернуть их в нашу пользу. Почему? Да потому что наши СМИ — в руках восторженных обожателей всего американского. Элита держит там своих детей и любовниц, обрастает недвижимостью, вживается в смутной надежде стать там «своей». Это чужебесие давно приметил наш гениальный Пушкин:

Ты просвещением свой разум осветил,
Ты правды чистый лик увидел.
И нежно чуждые народы возлюбил
И мудро свой возненавидел.

— Однако многие русские и сейчас едут в Америку просто за заработком, многие уже укоренились там. Получается, что в случае войны мы будем воевать и против них?

— Что ж, уже четыре года на юго-востоке Украины идёт война своих против своих, оболваненных, зомбированных, сбитых с толку. Это настоящая трагедия.

Верно, что многие из наших граждан рванули в Америку в 90-е, едут и сейчас. Конечно, это не те тысячи, которые ехали туда в начале перестройки. Американцы не очень-то открывают свои двери всем.

Им нужны люди, которые имеют вес, знания, необходимые профессии. Наконец, деньги. Почему всякие соросы два десятилетия так прилежно окормляли наши учебные заведения, предприятия ВПК, НИИ всякого рода? Они просто выуживали и собирали кадры, которые, как известно, решают всё. Без последствий такое наплевательство к утечке кадров не остаётся.

Смотришь, и уже кто-то из наших людей — нобелевский лауреат от Америки.

Мы говорим о китайском опыте, но я хорошо помню 70-е гг., когда с подачи Бжезинского в мире громко зазвучала тема прав человека, в частности, право на свободу эмиграции. Первыми право на свободный выезд из СССР получили, как известно, евреи. Ехали тогда через Вену, откуда брали курс на места обетованные — Канаду или США, забывая, что выпускали-то их всё-таки на историческую родину.

Популярный ныне на нашем ТВ Я. Кедми недавно признался, что Тель-Авиву пришлось срочно принимать специальные меры, чтобы перенаправить евреев в родные палестины.

А когда помешавшиеся на чужих свободах американцы в 70-е годы заговорили было о «свободе эмиграции» из Китая, то мудрый Дэн Сяопин мигом укоротил пылких радетелей. «Вам нужна свободная эмиграция? Хорошо.

Мы готовы для начала завтра же прислать к вашим границам десять миллионов человек. Примете?». На этом все разговоры о свободе эмиграции из Поднебесной чудодейственным образом прекратились и больше не возобновлялись. У нас же не хватило гибкости и сообразительности, чтобы поступить так же.

Америке всегда были нужны штучные, звёздные эмигранты, выгодные с рекламной точки зрения, — артисты балета, Аллилуева, Солженицын, Ростропович, Хрущёв… Права простых людей их никогда не интересовали! Эмиграция для Вашингтона всегда была игрушкой, приманкой для легковерных.

Взгляните на недавние события на границе США и Мексики, где обстреляли колонну мигрантов, и многое станет ясно.

Почему-то ни «Новая газета», ни «Эхо Москвы» не защитили права отверженных, не осудили США. И ещё заметьте: наши СМИ очень редко сообщают о тех, кто возвращается домой после странствий по Западу. Рассказывают только об отъезжающих.

— Какой вы видите путь для выхода России из-под англо-американской гегемонии во всех сферах российского государства, в первую очередь в образовании?

— Для начала нам следует правильно воспитать подрастающее поколение в духе патриотизма, истинной, а не показной любви к своему Отечеству. Мы должны также готовить державную, государственническую элиту, которая превыше всего будет ставить интересы своей страны, своего народа, а не превозносить «общечеловеческие ценности», права сексуальных меньшинств ЛГБТ и преимущества общества потребления.

СССР, в частности, рухнул потому, что за годы советской власти сменились три поколения советских людей, и уже внуки тех, кто делал революцию, оказались совершеннейшими буржуа с чуждой русскому народу системой ценностей.

Пытаться копировать западную жизнь у нас — это глупость несусветная и преступная, потому что каждая страна ценна и заметна своим своеобразием, своим вкладом в общую копилку человечества. И если и когда она придерживается своих традиций, она преуспевает — достаточно взглянуть на Китай, Индию, Японию, Кореи.

А мы хотим потерять основу своего преуспеяния — государствообразующий народ с великой культурой, историей и литературой, которой мы так победительно отметились в человечестве.

Никому не нужны люди, которые «ни о чём». Никакие.

— С образованием в России произошла подлинная катастрофа. Как можно было предать свои традиции и разрушить образование, которое считалось одним из лучших в мире?

Когда Гагарин полетел в космос, рассказывал Герой Советского Союза, замминистра сельского хозяйства СССР Борис Рунов, который оказался в апрельские дни 1961 года в США, американцы ходили с такими лицами, как будто у них у всех скончался близкий родственник. Они были полностью ошарашены: как это Советский Союз смог их обогнать?

Американскую систему образования решили перекроить под советскую. А мы сегодня возвращаемся на задворки американской и болонской систем и с гордостью рапортуем о собственных «успехах».

Учителей завалили бумагомаранием, из школы убрали воспитательный элемент, школа теперь предоставляет «образовательные услуги». Бывший министр образования Фурсенко говорил, что задача системы образования — готовить квалифицированных потребителей. Что ж, получили потребителей — вся страна застроена иностранными торговыми центрами.

Те, кто приходят сегодня и придёт завтра к руководству страной, должны быть ориентированы на своё, находиться в национальной системе ценностей, трудиться на благо страны и своего народа.

Вчера у нас не было такой постыдной разницы между богатыми и бедными. Пора понять, что неприлично кичиться своими дворцами, яхтами, сытой жизнью за границей. Сегодня уже Западу приходится обуздывать наших олигархов, надевать на них «смирительные рубашки», раз мы сами не можем с ними справиться.

Я против революций, потому что Россия, проходя через них, всегда умывалась кровью, теряла очень многое из того, что следовало бы сохранить, — людей, территории, богатства. Давно сказано: каким бы плохим ни было государство, но отсутствие государства ещё хуже.

При всех наших сегодняшних бедах мы должны видеть главную цель — сбережение страны и народа.

— Виктор Алексеевич, примите поздравления с 20-летием газеты «Слово». Что бы вы пожелали читателям?

— Как любой главный редактор, я хотел бы, чтобы как можно больше людей обращались к газете «Слово». Ведь в конечном итоге только читатель оправдывает наше существование и смысл жизни.

Удержать газету на плаву, сохранить её независимость было очень непросто. Не раз казалось, что девятый вал вот-вот нас захлестнёт. Участие наших друзей, членов Общественного совета, помогало спасти газету на самых крутых виражах.

Думается, они понимают необходимость присутствия в информационном поле страны такой газеты, как «Слово».

В чём наша вера? В приверженности правде, в державной поступи страны, в уважении к самобытному пути России в истории и подобающему ей достойному месту в семье народов.

Если мы сами не будем себя уважать, никто не будет нас уважать. Это не значит, что мы застрахованы от ошибок. Но и заблуждения свои надо уважать, а не пытаться перечеркнуть свою историю и жизнь поколений, чем мы не единожды грешили в прошлом.

Читайте также: Провокации быть: пьяный Порошенко расширил морские границы Украины

Ирина Ушакова

Количество просмотров: 14 279



b4a8f662eb47b5d8