Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет!

Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет! | Русская весна

Один из наиболее успешных политических деятелей Великобритании Генри Темпл Палмерстон, министр обороны, министр иностранных дел и дважды премьер-министр Британской империи на пике ее могущества, широко известен в основном благодаря своему высказыванию в английском парламенте.

Существует несколько редакций этого высказывания, но суть его одна:

«У Англии нет ни постоянных союзников, ни постоянных врагов. У Англии есть только постоянные интересы».

Но он же является автором и другого британского политического афоризма: «Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет!»

В эти два высказывания, по существу, уместилась суть всей внешней политики Великобритании — и особенно в отношении нашей страны — на протяжении последних веков, вплоть до настоящего времени.

Кто-нибудь, может быть, станет оспаривать это утверждение, вспомнив, что во время Второй мировой войны Великобритания была союзницей СССР в борьбе против гитлеровской Германии.

Их я отошлю ко второму высказыванию Палмерстона и напомню, что 30 сентября 1938 года премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен, премьер-министр Франции Эдуард Даладье, рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер и премьер-министр Италии Бенито Муссолини подписали Мюнхенское соглашение (в советской историографии ― Мюнхенский сговор).

Оно касалось передачи Чехословакией Германии Судетской области. На следующий день между Великобританией и Германией была подписана декларация о взаимном ненападении.

А в марте 1939 года Германия нарушила Мюнхенское соглашение, захватив Чехословакию. После чего Англия перевела находившиеся у нее две тысячи чехословацких золотых слитков в Банк международных расчетов (Bank for International Settlements), управляемый от имени Рейхсбанка.

Собственно, это явилось для Гитлера приглашением и далее продвигаться на Восток в сторону Советского Союза, ведь «тяжело жить, когда с Россией никто не воюет».

Когда же Германия 1 сентября 1939 года напала на Польшу, Великобритания вместе с Францией вступить в войну с Гитлером были вынуждены в соответствии с гарантиями безопасности, данными ранее Польше.

Это было время, когда еще действовало международное право и подписанные международные соглашения было принято выполнять. А во главе Великобритании стояли политические деятели, за которых Англии не было стыдно по крайней мере с точки зрения их интеллектуальных способностей.

В 1939 году франко-английские войска в Европе бездействовали, пока немцы воевали с Польшей. Очень уж хотелось стравить Германию с СССР.

Вот как писал об этом впоследствии начальник Штаба оперативного руководства Верховного командования Вермахта генерал А. Йодль: «Если мы ещё в 1939 году не потерпели поражение, то только потому, что около 110 французских и британских дивизий, стоявших во время нашей войны с Польшей на Западе против 25 немецких дивизий, абсолютно бездействовали».

За сегодняшних же английских политиков откровенно стыдно, а иногда смотреть на них просто забавно, что, думается, еще более для них унизительно.

Недавнего министра иностранных дел Бориса Джонсона только ленивый не сравнивал с клоуном за его экстравагантность во внешности и суждениях.

Новый министр обороны Британии Гэвин Уильямсон переплюнул предшественника и вообще предстает исключительно в карикатурном виде.

Чего только стоит его заявление о том, что Британия намерена запустить новый авианосец Queen Elizabeth по всему миру, чтобы напугать Китай.

Как пишет в британской газете The Guardian обозреватель Саймон Дженкинс, мозги Уильямсона «самовольно покинули» министра, который потерял связь с реальностью, потому что китайцы могут потопить авианосец за час. «Китайцы, должно быть, умирают со смеху», — пишет Дженкинс.

Ранее глава Минобороны Британии пообещал, что его страна даст ответ на угрозу, якобы исходящую от России. Он пообещал даже, что Лондон будет готов увеличить глобальное присутствие своей страны с помощью «жёсткой силы». Воевать, что ли, собрался?

Если, по мнению некоторых обозревателей, десяток российских гиперзвуковых «Сарматов» с максимальной термоядерной загрузкой способны разом накрыть всю территорию США, то сколько их понадобится для британских островов — вопрос для пятиклассника.

Что касается премьер-министра Терезы Мэй, то самое положительное впечатление она оставляет лишь в одном случае — когда танцует. Что-то в этом танце видится до боли знакомое… Такое впечатление, что в эту и без того экстравагантную даму в танце вселяется дух пьяного Ельцина.

Через восемнадцать лет после ухода с поста президента России такой его возврат в политические танцы выглядит даже трогательно.

Речь Палмерстона в Палате общин 1 марта 1848 г., где он утверждал, что у Англии нет постоянных союзников, но есть постоянные интересы, заставляет вспомнить высказывание Александра III (он любил повторять его своим министрам), что у России есть только два союзника — ее армия и флот.

Подобный подход свойствен зрелой дипломатии. К чему приводит сентиментальность в политике, мы пережили в Первой мировой войне, когда Россия бросилась защищать братьев-славян. Что было потом, все знают.

Сегодняшний взлет российской дипломатии во многом обязан возвращению к принципам Александра III и советской дипломатии. Ну, разумеется, и тому, что страна восстановила свою военную мощь, которая больше не разбазаривается по миру в погоне за ложными идеологическими призраками.

Успехи российской дипломатии вынуждены признать и западные аналитики.

Многие из них не понимают, как России удалось добиться прекрасных результатов в отношениях с такими заклятыми врагами, как арабы, иранцы и израильтяне?

С Китаем удалось достичь отношений, близких к союзническим. Притом что политики обоих государств понимают, что отношения объективно не могут стать полностью союзническими.

Интересно, что у Китая нет союзнических отношений ни с одной страной.

Кстати, та же картина у Соединенных Штатов. Отношения как между США и европейскими государствами, так и между членами НАТО не являются союзническими. Речь идет скорее о взаимодействии между сюзереном и вассалами.

Это стало совершенно очевидным после того, как президентом США был избран Дональд Трамп, отбросивший не только пропагандистский фиговый листок евроатлантической солидарности, но и тень его.

Вместе с ним он отбросил и все международно-правовые нормы, веками регулировавшие отношения между государствами. Их стали заменять многократно повторяющимися ложными обвинениями в адрес неугодных государств и их лидеров.

Собственно, так поступают и с самим Трампом его политические противники на родине.

Подобные обвинения могут послужить «законным» основанием для введения конкретных санкционных или даже карательных мер воздействия. Сюда же можно отнести и заведомо неправомерные решения международных судебных инстанций.

Сегодня из всех крупных держав практически только Россия стремится сохранить международно-правовые нормы. Безусловно, это в первую очередь отвечает интересам тех государств, у которых нет иных возможностей отстоять свои права в отношениях с крупными странами.

Отсюда рост авторитета российской дипломатии. Ей удается порой усадить за стол переговоров лидеров откровенно враждебных политических сил, привыкших смотреть друг на друга исключительно через прицел автомата.

Многие ощущают потребность в посреднической миссии российской дипломатии, и это поднимает ее авторитет в мире.

У русских, можно сказать, где-то на подкорке сидят слова Александра Невского, с которыми он в 1240 году обратился к своей дружине и новгородцам перед боем с превосходящими силами шведов, где триумфально победил и стал именоваться «Невский»: «Братья! Не в силе Бог, а в правде!»

«Наше дело правое — победа будет за нами!» ― этими словами закончил свое знаменитое выступление 6 ноября 1941 года И. В. Сталин.

«Наше дело правое — мы победили» ― выбито на медали в честь победы над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.

Удивительно, но даже в российской криминальной среде ранее чтили «справедливое» (по понятиям) решение возникающих проблем.

А сегодня и в криминальном мире наблюдается тенденция, какую США вводят в международных отношениях: отказ от каких-либо общепризнанных «законных» норм регулирования отношений в пользу грубого вмешательства с позиций силы. Кто на кого влияет? Или это эпидемия такая идет по миру?

Как бы там ни было, но Россия в такой атмосфере не может уподобляться современному Дон Кихоту и в одиночку бороться с ветряными мельницами во имя идеалов всеобщей справедливости.

С волками жить — по-волчьи выть! Иначе в этом зоопарке с открытыми клетками не выжить. Бог, конечно, в правде, но и ружьишко в этой ситуации пригодится.

И в руководстве нашей страны, и в нашем народе зреет понимание, что в годы развала и лихолетий Россия неоднократно позволяла врагу переступать очевидные «красные линии».

Впервые о недопустимости и опасности для супостата впредь переходить «красную черту» было твердо заявлено начальником Генерального штаба генералом Герасимовым после очередного налета американцев на сирийские войска.

Тогда он прямо заявил, что в случае поражения российских военных советников по агрессору будет открыт огонь на поражение. Это касалось не только поражения выпущенных ракет, но и их носителей.

Заявление возымело свое действие.

А после израильской провокации, когда был сбит российский самолет-разведчик, Сирии были поставлены ЗРК С-300, с чем вынуждены считаться уже и израильтяне.

Но чем сильнее у янки уходит почва из-под ног, тем яростнее и глупее становится реакция их конгрессменов.

14 февраля группа американских сенаторов внесла на рассмотрение конгресса проект под названием «Закон о защите американской безопасности от агрессии Кремля».

В нем предполагается ввести санкции против госдолга РФ, российских банков, IT-сферы, российских кораблестроителей, нефтяной отрасли России, в том числе в отношении инвестиций в СПГ-проекты и международных проектов с участием РФ, а также (ну, как уж заведено!) и ряд персональных санкций.

«Адские санкции», как их окрестили сами инициаторы. На что наш постоянный представитель при ООН Василий Небензя спокойно заметил: «Они говорят об этом все время.

Мы, правда, уже не следим за этим, потому что это стало уже постоянной проблемой, мы просто не обращаем внимания. Пожалуй, демонстративное игнорирование попыток нас запугать — это лучший ответ на американскую психологическую атаку на Россию».

Сколько можно прибегать к санкциям, которые не дают очевидного эффекта и становятся обоюдоострым орудием? Если эта линия продолжится далее, придется просто прерывать дипломатические отношения?

И тогда решать острые международные вопросы станет возможным только путем открытого военного противостояния. Оно уже довольно четко прорисовывается в двух регионах: в Черном море и в Венесуэле.

Генсек Североатлантического альянса Йенс Столтенберг заявил, что в 2018 году НАТО увеличило время присутствия своих кораблей в Черном море до 120 дней.

Как известно, судоходство там регулируется конвенцией Монтрё. Согласно ей, военные суда нечерноморских стран могут находиться в регионе не более 21 дня. А общий тоннаж этих судов не должен превышать 45 тыс. тонн.

Принятое НАТО решение — это прямое нарушение конвенции Монтрё, еще один способ размывания международных договоров и прямой путь к военной конфронтации.

Вот только регион конфронтации выбран натовцами для них проблемный. Все натовские корабли там находятся под постоянным прицелом установок РЭБ и береговой ракетной артиллерии и могут быть потоплены одним залпом.

Как чувствуют себя команды на этих кораблях, могут рассказать моряки американского эсминца «Дональд Кук», побывавшие под воздействием установки РЭБ лишь одного бомбардировщика СУ-24. Один моряк признался, что ощущение было такое, будто переспал с тигрицей: очень страшно и никакого удовольствия.

Для американцев ситуация в Черном море может существенно обостриться из-за событий вокруг Венесуэлы.

Несмотря на все потуги США сместить уже апробированными методами законного президента Николаса Мадуро, он, по сведениям газета The Wall Street Journal, сохраняет контроль над ситуацией в стране.

По оценке газеты, чем дольше Мадуро сохраняет власть, «тем выше вероятность того, что долго будет иметь место патовая ситуация, это повышает риски ожесточенной конфронтации и кризиса в регионе».

Есть у администрации США план «Б» для выхода из этой ситуации?

Похоже, что он в экстренном порядке прорабатывается, поскольку допустить еще одно поражение, теперь уже в своей вотчине, Америка не может, иначе с ней перестанут считаться не только в Европе, но и в Латинской Америке.

Известно, что в качестве одного из сценариев рассматривается морская блокада Венесуэлы. По примеру морской блокады Кубы в 1962 году.

Если российским кораблям будет закрыт доступ к Венесуэле, вполне логичным представляется в качестве ответной меры сценарий блокирования натовских кораблей в Черном море на подступах к Украине и Грузии.

Когда в мире уже почти не соблюдают общепризнанных международных норм, остается одно средство разрешения споров — военная конфронтация.

До прямых военных действий между великими державами дело пока не дошло. Но мы уже в «серой зоне» выдвижения ультиматумов и установления «красных линий», переход которых ни одна сторона не может допустить.

Для России такими «красными линиями» становятся не только размещение в Грузии и Украине натовских войск, но и установка ракет средней дальности на территории Польши и бывших прибалтийских республик.

Время изменилось, теперь Россия имеет возможность говорить с США и их сателлитами в Европе с позиций ультиматумов и четкого обозначения «красных линий». Раз уж цивилизованные нормы международных отношений для них больше не писаны!

Читайте также: Протестующие прорвали полицейский кордон на границе Венесуэлы (ВИДЕО)

Сергей Кузнецов

Количество просмотров: 17 089



b4a8f662eb47b5d8