Будет ли Зеленский бороться с правом «уважаемых людей» использовать радикалов?

Будет ли Зеленский бороться с правом «уважаемых людей» использовать радикалов?  | Русская весна

Одесский журналист Юрий Ткачев — о том, кем на самом деле являются украинские «ультраправые», и намерен ли новый президент Украины бороться с практикой погромов.

«Вчера в Киеве представители украинской правшанской организации «Традиции и порядок» напали на пресс-центр «Укринформ». Разгромили помещение, побили охрану.

Цель: сорвать пресс-конференцию одного из кандидатов в депутаты по округу № 50 в Донецкой области.

Уголовное дело открыли спустя сутки и открыли по ст. 125 УК Украины («Нанесение лёгких телесных повреждений»). Статья предполагает до полугода ареста или до двух лет ограничения свободы.

Что такое «нанесение лёгких телесных повреждений»? Это когда вы поссорились с человеком в баре и дали ему в нос (нос при этом не сломался).

Здесь же у нас субъективная сторона дела совсем другая: охранника побили не потому, что хотели побить этого конкретного охранника, а для того, чтобы ворваться в здание и устроить там беспредел, дабы сорвать пресс-конференцию кандидата в Верховную Раду.

Налицо совершенно иная субъективная сторона, то есть отношение потенциальных подозреваемых к преступлению: их целью было, говоря шершавым языком УК и УПК, групповое нарушение общественного порядка, обнаруживающее явное неуважение к обществу. То есть хулиганство. А это другая статья — 296, причём как минимум часть 2 оной, т. е. до 4 лет лишения (а не ограничения, как по 125) свободы.

То есть полиция откровенно лохматит бабушку, замечая вторичное обстоятельство преступления (побитого охранника) и делая вид, что не видит основного с целью смягчения ответственности для преступников.

Это то, как работают украинские правоохранители в отношении праворадикалов. Однако представление о том, что, мол, «о, копы крышуют нацистов, потому что сами же ими и командуют», существующее у ряда граждан, не совсем верно.

Во-первых, нацистами или ультраправыми участников таких акций можно назвать очень условно: зачастую их мотивы — 500–1000 гривен на лицо, и ничего более. И сегодня «радикал» может кошмарить гражданина А в интересах гражданина Б, а завтра он же, но в другой футболке — гражданина Б в интересах гражданина А. Именно поэтому я именую участников таких акций правшанами, а не праворадикалами, к примеру.

В данном случае, судя по раскладам, правшан, к примеру, заказал кандидат от «Оппоблока» — не дофига патриотично, как вы понимаете.

Но главное не это.

Ключевое это то, что право применять правшан против оппонентов — часть комплекса политических прав, которым могут обладать (а могут и не обладать) определённые уважаемые люди.

Вроде права носить головной убор при короле в средневековой Европе или права чеканить свою монету там же. И невмешательство полиции в такие акции также входит в этот комплекс.

Такое положение существует прежде всего потому, что оно выгодно большинству участников процесса — кроме, конечно, тех, кто не этим правом не обладает, но кого интересует их мнение?

Главный же вопрос в том, попытается ли Зеленский лишить таких прав украинских элитариев? Дело «Укринформа» — первый громкий погром такого рода в найновейшей политической истории — станет, конечно, важным маркером.

И да. Судя по тому, что дело об обстреле телеканала «112» из гранатомёта определённо никто и не пытается расследовать, у Зеленского находят практику террора и запугивания оппонентов, а точнее, конкурентов с помощью правшанских групп вполне допустимой».

Читайте также: Российский полицейский, завербованный ЦРУ, воевал на Донбассе (ФОТО, ВИДЕО)

Количество просмотров: 4 258


b4a8f662eb47b5d8