Битва за Сербию: на кого ставят Сорос и ЦРУ?

Битва за Сербию: на кого ставят Сорос и ЦРУ? | Русская весна

Когда Европейский Союз принимал свой печально известный Третий энергетический пакет, ограничивающий одну и ту же компанию в возможности быть одновременно владельцем трубы и поставщиком энергоресурсов, все понимали — это направлено, прежде всего, против российского газового поставщика «Газпром», строившего новые энергетические дороги между Россией и Европой.

Но мало кто знал — похожие принципы в ЕС действуют в отношении многих сфер деятельности, в том числе медиа. Поясню, это касается предотвращения ситуации, при которой одно лицо или одна фирма является одновременно производителем и распространителем телевизионной продукции. И этот же принцип действует в отношении всех кандидатов на вступление в Европейский Союз.

Всех, да не всех. Как учил старик Оруэлл, все животные равны, но некоторые равнее — так, начавший в 2015 году своё вещание в Сербии телеканал N1 оказался выведен за рамки данной директивы, обязательной к исполнению всеми кандидатами в члены ЕС, кем Сербия официально является с 2012 года. Параллельно с этим государственный канал РТС заставили отказаться от собственной сетки распространения сигнала. Как такое случилось?

Работая на Балканах и в особенности в Белграде с 2008 года, я неоднократно сталкивался с сетованиями увлечённых политикой сербов на то, что Россия, в отличие от Германии или США, не имеет своего телевидения в Сербии.

К сожалению, это правда — государственный RT (ранее — Russia Today) не видит для себя смысла заходить на такой сравнительно маленький рынок (не более 20 миллионов потребителей информации на сербохорватском языке), а частные инициативы различных российских деятелей (например, Константина Малофеева) не имели практического продолжения.

Таким образом, после свержения Слободана Милошевича в результате первой в мире цветной революции 5 октября 2000 года весь балканский медиарынок, прежде всего ТВ, был педантично и надёжно взят под контроль швейцарско-германскими медиаконцернами.

И вот только пять лет назад случился его передел — у немцев и (псевдо)швейцарцев каналы распространения сигнала и одну компанию по производству телеконтента выкупила американская фирма KKR (Колберг-Кравис-Робертс).

После чего оперативно было налажено вещание в Сербии, Боснии и Хорватии нового телеканала N1, объявленного единственным дистрибьютором CNN на Балканах. При этом не был соблюдён ни принцип разделения производства и распространения сигнала, ни популярный в США закон об иностранных агентах, который правительство Сербии по примеру России также решило принять. Ведь владельцем нового медиамонстра стал гражданин США.

Что позволено Юпитеру, то не позволено быку?

Кто столь могущественный смог провернуть такую сделку, вывести новый телеканал из-под действия всех возможных законов и сделать его полномочным представителем CNN в регионе?

Имя этого человека — Дэвид Хауэлл Петреус. Экс-директор ЦРУ, участник операции НАТО против Югославии и создатель первой в мире армии интернет-троллей, опыт которого только спустя 6 лет попытается перенять его российский коллега Евгений Пригожин. Правда, в отличие от «ольгинских троллей», никто в публичном пространстве Петреуса таким опытом работы ни разу не попрекнет.

Как писал доцент РГГУ и авторитетный балканист Никита Бондарев, Дэвид Петреус является одним из партнеров (владельцев) в американской инвестиционной компании Колберг-Кравис-Робертс (ККР), а также президентом «Института Глобализма», существующего при этой компании.

В 2014 году ККР купила медиагруппу «Юнайтед Груп», а той, в свою очередь, принадлежала зарегистрированная в Люксембурге компания «Адрия Ньюс». Цель у этих слияний и поглощений была одна — закачать как можно больше денег в принадлежащий люксембургской «Адрии» через дочернюю одноименную компанию в Белграде сербоязычный новостной телеканал N1.

Но в одиночку провернуть такую операцию — стать ведущим медиамагнатом в стране, которую ты сам бомбил 15 лет назад — очень сложно. Нужны были сербские подмастерья. И они нашлись — совладельцем компании United Group оказался выпускник школы Сороса и владелец сети передающих ретрансляторов SBB Драган Шолак.

Сложная схема, при которой в изначально фиктивные компании-«пустышки» с запутанной схемой конечных собственников довольно быстро закачивались десятки миллионов долларов, в итоге сработала.

Созданная за счёт первоначального гранта в 10 миллионов долларов, выданным Инвестиционным фондом Юго-Восточной Европы Джорджа Сороса в 2002 году, «Юнайтед Груп» на момент продажи включала в себя:

— SBB (Serbia Broadband) — крупнейший оператор кабельного телевидения и интернет-провайдер Сербии с 700.000 пользователей; 

— Telemach — ведущий оператор кабельного телевидения и интернет-провайдер в Словении и Боснии и Герцеговине (БиГ);

— Total TV — ведущая сеть спутникового телевидения в Сербии, охватывающая все шесть стран бывшей Югославии;

— NetTV Plus — основной оператор интернет-телевидения;

— United Media — телеканалы Sport klub, Cinemania, Ultra, Mini Ultra, Lov i ribolov (охота и рыбалка);

— СASMedia — крупнейшее агентство по размещению рекламы на кабельном и спутниковом телевидении.

Но этим инвестиции не ограничились — и в 2004 году после Сороса Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) инвестирует в компанию Шолака еще 15 миллионов евро. При этом крупнейшим акционером ЕБРР являются США, а сам ЕБРР по сей день остаётся соинвестором United Group.

Так была создана крупнейшая телекоммуникационная сеть на Балканах, которую в 2014 году решил купить и расширить экс-глава ЦРУ, а Драган Шолак из борца с режимом Милошевича превратился в мультимиллионера.

Только чудом частью этой паутины не стали популярные в Сербии телеканалы «Б92» и «ТВ-Прва», которые, в последний момент опомнившись, через дружественный телеканал «Коперникус», подконтрольный сербскому «Телекому», всё же забрало себе государство.

Однако сохранить контроль за «первой кнопкой» у государства не получилось — объединив мощности канала с собственной сетью распространения, Петреус-Шолак сделали свой N1 (балканский CNN) первой кнопкой сербского ТВ. И реализовать это без политической крыши было бы невозможно.

Тогда Шолак привлёк к игре своего партнёра по медиабизнесу, недавно отстранённого с поста мэра Белграда олигарха Драгана Джиласа.

Джилас, единожды поставив на свержение Милошевича, всю оставшуюся жизнь «топил» за западные ценности. Как об этом можно прочитать в сербском «Викиликсе», был приверженцем и исполнителем политики демократической администрации США, последние годы активно координируясь с экс-вице-президентом США Джозефом Байденом.

Например, именно вследствие такого заговора при непосредственном участии его правой руки Младжана Джорджевича был отстранён от служения Рашско-Призренский владыка Артемий, мешавший американцам проводить свою политику на Косово.

Согласно данным того же «Викиликса», Джилас активно ратовал за вступление Сербии в НАТО и признание Косово, а однажды даже пытался торпедировать организацию визита президента России в Белград. Имели место серьёзные предпосылки считать, что в случае продолжения президентской каденции Бориса Тадича и его клана после 2012 года, в турбулентном 2014-м Сербия могла бы легко присоединиться к антироссийским санкциям вслед за Черногорией.

Такого уровня достигла «свобода слова» в Сербии при президенте Вучиче, которого Запад и оппозиция называют «деспотом и автократом».

Теперь, в период парламентской избирательной кампании именно Шолак с Петреусом продолжают «заказывать оппозиционную музыку» на первой кнопке сербского ТВ. Делают поражающие фантастической глупостью сериалы о ненавистном им сербском президенте, устраивают прямые трансляции любых протестных активностей, даже если они насчитывают всего пару десятков демонстрантов. В общем, чувствуют себя на порядок лучше, чем чувствовали оппозиционеры во времена правления прозападной Демократической партии экс-президента Бориса Тадича.

Когда Томислав Николич с Александром Вучичем были персонами нон грата на всех шести общенациональных сербских телеканалах. Когда российским гостям приходилось искать возможности неформально встретиться с официальными сербскими лицами, потому как официально представителей Москвы при режиме Тадича-Джиласа предпочитали не замечать.

Когда перед началом конференций по российско-сербскому взаимодействию в Белградском университете в зале неожиданно гас свет и ломались микрофоны. Когда День Победы в Белграде и Нише был совершенно обычным днём без всяких военных парадов и «Бессмертного полка», а на георгиевские ленточки сербские чиновники смотрели с недоумением.

Именно такую Сербию призывают вернуть вчерашние влиятельные отставники-оппозиционеры, не забывая при этом спекулировать отношениями с Россией. Ведь именно на канале экс-директора ЦРУ сербскую власть обвиняют в «сдаче Косово»!

Уровень американо-балканского лицемерия зашкаливающе безобразен. Но как известно, политика — искусство (не)возможного. И если что-то потенциально, значит оно будет опробовано.

Читайте также: Россия прекращает транзит газа через Польшу по трубопроводу «Ямал — Европа»

Олег Бондаренко, медиаменеджер, основатель проекта «Балканист», директор Фонда прогрессивной политики

Количество просмотров: 5 195


b4a8f662eb47b5d8