Кто такой Сергей Фургал? — эксперт о хабаровском феномене

Кто такой Сергей Фургал? — эксперт о хабаровском феномене | Русская весна

Даже если Фургал действительно виновен в том, в чем его обвиняют, то простым людям просто плевать на это, потому что они сами жили в 90-е и были свидетелями и участниками всего того криминального беспредела, говорит политолог Вадим Самодуров о хабаровском феномене.

— Вадим, кто вообще такой Сергей Фургал, которого арестовали на прошлой неделе? Откуда он взялся и как стал губернатором Хабаровского края?

— Мое знакомство с Сергеем Фургалом произошло в 2017–2018 году, когда его имя не было так широко известно, как сейчас. В то время он уже был депутатом Государственной Думы, причем давно, но на этом поприще он особо себя не проявлял и не афишировал.

Фургала в основном знали в Хабаровском крае и вообще на Дальнем Востоке в связи с деятельностью по экспорту лома черных и цветных металлов, а также в связи с деятельностью предприятия «Амурметалл» (после 2018 года — «Амурсталь») — крупнейшего на Дальнем Востоке металлургического комбината. 

В те годы моя команда («Агентство стратегических коммуникаций») получила заказ на проведение в федеральных СМИ информационной кампании в защиту интересов ломосборщиков и ломопереработчиков Дальнего Востока. Заказчиком выступал некий профсоюз ломосборщиков и ломопереработчиков, и мы, ознакомившись с ситуацией, взялись за этот проект.

Ситуация на тот момент была следующая. Предприятие «Амурметалл» якобы пролоббировало в правительстве РФ через Минпромторг постановление о закрытии портов Дальнего Востока для отгрузки стального лома. Это было сделано для того, чтобы лом не уходил в Китай, в Японию, в Южную Корею, чтобы он оставался на Дальнем Востоке — и таким образом была бы обеспечена потребность в ломе единственного потребителя — завода «Амурметалл».

Безусловно, в таких условиях «Амурметалл» мог диктовать цены и, таким образом, ломосборщики и ломопереработчики региона, во-первых, лишались возможности продавать лом за границу, во-вторых, они были бы вынуждены продавать его по более низким ценам единственному заводу-потребителю в регионе. 

Мы начали выяснять, кто стоит за предприятием, и выяснили, что предприятие фактически принадлежит Сергею Фургалу и его жене Ларисе Стародубовой, которые владели акциями «Торекс-Групп», которая в свою очередь управляла заводом.

Мы подключили к этой ситуации различных депутатов, журналистов, пошел вал запросов, журналистских материалов. Не буду нагружать подробностями. Расскажу только об одном эпизоде, который заставил меня лично под другим углом взглянуть на персону Сергея Ивановича Фургала. 

По поручению профсоюза ломосборщиков и ломопереработчиков мы проводили в Москве пресс-конференцию. Там были директора компаний, профсоюзные активисты, различные мелкие и средние дельцы, региональные лоббисты. И вот в разгар этой пресс-конференции в зал вошел Фургал, которого, конечно же, умышленно не пригласили на это мероприятие.

Он вышел к микрофону, представился и очень корректно и спокойно сказал: «Я понимаю, что меня сегодня здесь никто не ждал, потому что ваша цель состоит не в том, чтобы в чем-то разобраться и решить проблему, а в том, чтобы любыми способами добиться своей выгоды. Но я просто хочу внести некоторую ясность.

Ни я, ни моя жена акциями, о которых вы кричите на каждом углу, не владеем. Мы их передали. Вот документы. Так что прежде чем тиражировать ложь и недостоверную информацию — проверьте ее. Чтобы у вас самих потом не было проблем».

Он оставил пачку копий документов, подтверждавших его слова, и ушел. 

— Было ли у этой истории какое-то продолжение? Например, в виде реализации прозвучавших завуалированных угроз?

— Нет. Ничего не было. Фургал вообще даже ничего не опровергал и не мешал этой информационной кампании завершиться. При этом к тому моменту, когда она уже подходила к финалу, я успел близко познакомиться с тем «клубком змей», которые дрались за свои интересы в регионе, и я внутренне уже был согласен с Фургалом и с тем решением, которое было в итоге принято в правительстве. 

В отрасли сбора и переработки лома на Дальнем Востоке сидит жулик на жулике и жуликом погоняет. И в этой сфере давно пора было наводить порядок, в том числе через введение ограничительных мер на экспорт.

Тем более, что через порты Дальнего Востока (Владивосток, Находка, Ванино), которые были закрыты для отгрузки металла, за границу уходило 90% лома. Это реально лишало сырья региональные предприятия, и в первую очередь «Амурсталь» — а это стратегическое предприятие.

— И все же как и откуда появился Сергей Фургал? И как он достиг тех высот, на которых оказался?

— Фургал — это абсолютно человек «от земли», из народа. Он родился в глухом селе Поярково Приамурского района и прожил там первые тридцать лет своей жизни. Он и высшее образование-то получил недалеко от своей деревни по меркам Дальнего Востока — в Благовещенске — он окончил медицинский институт по специальности «Лечебное дело».

Фургал, между прочим, был десятым ребенком в семье! Его старший брат Вячеслав был начальником военных складов в Хабаровске. Второй брат Алексей работал врачом-стоматологом. Насколько я знаю, сбором металлов начал заниматься третий брат Юрий, который в это дело постепенно затащил и остальных братьев. И где-то с середины девяностых все они занимались именно сбором и продажей за границу лома черных металлов. 

Уже в 1999 году братья заключали контракты на продажу лома в объемах тысячи тонн в год. И по тем временам это приносило сумасшедшие деньги.

В 2002 году Сергей Фургал создал экспортную фирму «ВЭС-Маркетинг». Ее соучредителем и директором был Олег Булатов — бывший сотрудник правоохранительных органов.

Булатов, насколько я понимаю, по сути, был не только директором, но и гарантией от любых «наездов» на бизнес Фургала. 

В 2004 или в 2005 году Булатова расстреляли. Я, честно говоря, не очень верю в то, что Фургал был к этому как-то причастен, потому что он, как никто другой, был кровно заинтересован в Булатове и с его смертью лишился своего «консильери». После того как убрали Булатова, бизнес Фургала взял под свою «крышу» местный криминальный авторитет Михаил Тимофеев (Тимоха). Тут можно делать какие-то предположения о том, кто мог быть заинтересован в смерти Булатова — но это дело правоохранительных органов.

Вернемся к Фургалу.

Примерно к 2008 году Фургал стал дальневосточным «королем вторчермета». И в это же время он начал двигаться по линии государственного управления и политики.

В 2006 году он возглавил дальневосточный филиал Государственной экспертизы проектов МЧС России. В это же время он вошел в списки ЛДПР и стал депутатом Законодательного собрания Хабаровского края. А уже в 2007 он прошел в Государственную Думу РФ и стал главным партийным «кошельком» ЛДПР. В 2011 году он был снова избран в Госдуму. И в 2016-м — еще раз. И все это время почему-то «криминальное прошлое» Сергея Фургала ни у кого не вызывало никаких вопросов….

— Может быть, просто партийный фильтр не такой жесткий? В конце концов, в Госдуме заседает какое-то достаточно большое количество «народных избранников», скажем так, с небезупречным прошлым…

— Да, может быть. Но в 2018 году Сергей Фургал выдвинул (не в первый раз) свою кандидатуру на губернаторских выборах…

И здесь-то уже работал совсем другой «фильтр». Однако Фургал был не только допущен для участия в выборах, но и выиграл их у представителя правящей партии.

С разгромным, кстати, говоря, результатом: Фургал обошел Вячеслава Шпорта на более чем 40%. Притом, что «тяжеловес» Шпорт пользовался всеми ресурсами Москвы — и административным, и политическим, и так далее.

Фургал победил вчистую ставленника «Единой России». И его никто не снял с выборов. И его без каких-либо проблем и вопросов утвердили по итогам. Где же был тот самый «компромат», который так неожиданно всплыл сейчас?

— У вас есть ответ на этот вопрос?

— Нет, у меня нет ответа. Этим вопросом сейчас задаются все. И было бы хорошо, чтобы силовики дали на него какой-то внятный ответ. Потому что на этом вопросе власть может очень сильно поскользнуться.

Если Владимира Путина не поставили в известность о таком убойном компромате на Фургала — это одно дело. Но если президент знал и утвердил его кандидатуру — то абсолютно другая ситуация, которая подрывает доверие к власти. То есть, получается, не знал. Но в этом случае тогда возникают очень серьезные претензии к силовому блоку.

— Многотысячные митинги в защиту Фургала — это что? Хорошо спланированные акции? И если нет, то почему народ так защищает представителя власти, который до недавнего времени эту самую власть не критиковал и в особой оппозиционной активности замечен не был?

— Митинги абсолютно стихийные. Это реальная живая позиция жителей края. Объясняется она очень просто. Фургал — первый в Хабаровском крае губернатор, который не на словах, а на деле начал выполнять то, о чем люди просили и чего они ждали и добивались годами. Десятилетиями! 

В первую очередь он начал войну с чиновничеством. Он сократил штат, начиная с самого верха.

Из 19 замов главы региона осталось только 9, а потом и еще меньше. Он в два раза урезал зарплаты чиновникам, в том числе и самому себе. Он сократил расходы на командировки региональных чиновников. Эти меры сразу дали экономию почти в 2 миллиарда.

Далее. Фургал добился льготных авиаперелетов для жителей региона, снизив стоимость билетов на некоторых направлениях в три-четыре раза. То есть, например, если раньше из Хабаровска цена билета на некоторые рейсы — даже не в Москву, а в «ближайшие» большие города — начиналась от 14–15 тысяч рублей, билет стал стоить около 4 тысяч рублей. Для льготников в первую очередь сделали доступными авиабилеты и железнодорожные билеты. 

В то время, когда в Москве и Петербурге и других городах гремели скандалы, связанные с тем, что школьников кормят некачественно, недостаточно или откровенно воруют все деньги, выделенные на школьное питание, Фургал с первых дней своего нахождения на посту губернатора взял под личный контроль вопрос с обеспечением школьников бесплатным горячим питанием — и он это сделал.

Бесплатное горячее питание! Это не сказка, это реальность, ставшая возможной благодаря Фургалу. 

В то время, когда во всех регионах страны люди просто стонали от итогов «оптимизации медицины», потому что даже в городах с населением около 50 тысяч человек закрыли многие больницы — Фургал начал заниматься активно развитием фельдшерско-акушерских пунктов и амбулаторий на селе. И это опять было не на словах, не в отчетах, а на земле! Люди увидели и почувствовали, что власть реально сменилась, что пришел губернатор, который начал не в Москву красивые отчеты слать, а реально работать. Работать для людей! 

За два года Фургал сдвинул с мертвой точки решение проблемы расселения ветхого жилья. Начал заниматься дорогами, переложив их содержание на лесозаготовителей, чьи лесовозы эти дороги и разрушают ежедневно и на протяжении 365 дней в году… 

Я не покривлю душой и не погрешу против истины, сказав, что Сергей Фургал стал не только самым популярным в народе губернатором, но и одним из самых эффективных… 

На самом деле, даже если Фургал действительно виновен в том, в чем его обвиняют, то простым людям просто плевать на это, потому что они сами жили в 90-е и были свидетелями и участниками всего того криминального беспредела, который творился.

И все, кто в нем активно участвовал, — по-прежнему при власти, при должностях, при деньгах — и с ними ничего не происходит, никто их не арестовывает.

Только, в отличие от этих «неприкасаемых», Фургал реально что-то хорошее сделал для региона и для людей, и люди это ощутили и оценили. Поэтому они совершенно искренне защищают своего земляка и губернатора, который оправдал их доверие и начал менять их жизнь в лучшую сторону.

— Почему именно сейчас против него было возбуждено уголовное дело? И чем, на ваш взгляд, все это закончится для него?

— Я считаю, что арест Фургала оказался возможен во многом благодаря полной рассогласованности действий разных башен Кремля и различных силовых ведомств. Эта ситуация не нова. Она в таком состоянии находится очень давно. Собственно, по этой причине в свое время Шпорт проиграл Фургалу выборы, и по этой же причине власть упустила выборы в Иркутской области, когда «партия власти» полностью провалила кампанию.

Потому что если предположить, что все было спланировано и согласовано, то тогда придется признать, что силовики и те, кто курирует внутреннюю политику, вообще не просчитывают никаких последствий реализуемых ими сценариев и принимаемых решений. Либо же это совершенно осознанно подложенная Кремлю «свинья». Такого варианта я тоже не исключаю, потому что противостояние околовластных группировок нарастает и обостряется. 

Это происходит в контексте истощения «кормовой базы», в контексте проводимого Путиным «переучреждения» государства и предстоящих процессов по реструктуризации и реформированию государственной системы и управленческого аппарата. 

Что касается судьбы Сергея Фургала, то он, я боюсь, вполне может повторить судьбу бывшего мэра Махачкалы и неформального главы республики Дагестан Саида Амирова, который по-прежнему находится в колонии «Черный дельфин», отбывая пожизненное наказание, несмотря на то, что о смягчении ему наказания ходатайствовали очень многие известные и уважаемые люди, в том числе такие, как патриарх Кирилл.

Государство уже вряд ли пойдет на попятную после того, как Фургала максимально показательно и громко арестовали. Лично я не вижу возможности вернуть «всё, как было». Хотя формально президент пока не уволил Фургала, и в нынешней ситуации для Кремля было бы правильно избежать любых перегибов и обострений народного недовольства».

Читайте также: Москва проспала революцию в Хабаровске — мнение

Эдуард Шаповалов

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 30 501


b4a8f662eb47b5d8